Интервью

«Мы делаем ставку на потенциал»

Глава дирекции по геологоразведочным работам и развитию ресурсной базы «Газпром нефти»
Алексей Вашкевич

01.11.2016

Есть такое выражение: «Бизнес есть бизнес», и довольно много лет назад кто-то из моих коллег как раз-таки удачно трансформировал фразу в забавную, но очень точную игру слов: «Бизнес ест бизнес». И вам такая концепция в силу позиции должна быть близка как никому другому, вы фактически находитесь на острие такой битвы с конкурентами, причем на довольно зыбкой почве прогнозов и ожиданий. Расскажите, пожалуйста, на чем сейчас вы строите стратегию развития ресурсной базы компании?

Начнем с того, что стратегия любого подразделения компании строится на соответствии общей стратегии. Общая стратегия в нашем случае — создание стоимости. Соответственно, стратегия нашего подразделения — создание стоимости через развитие ресурсной базы. Наша специфика уникальна в том, что мы работаем с большими неопределенностями, по сути, с рулеткой. А с учетом того, что за предыдущий год мировые инвестиции в геологоразведку составили больше чем $600 млрд, мы, наверное, с вами говорим о крупнейшей рулетке за всю историю человечества. С одной стороны, есть в этом большой азарт, но с другой стороны, это и большая ответственность. Сразу хочется отметить, что «Газпром нефть» очень отличается от других игроков на рынке своей структурой: мы, по сути, являемся дочерней компанией «Газпрома», что дает нам дополнительные возможности по ресурсной базе, и мы с ней активно работаем по освоению запасов. Хотя помимо этого, конечно, занимаемся и классическими методами пополнения ресурсной базы — и поиском новых зон, и доразведкой текущих месторождений, и работой с трудноизвлекаемыми запасами.

Вы уже отметили такой важный пункт, как большая ответственность, а какова лично ваша роль в принятии решения о том, в каком направлении развивать ресурсную базу? Решение в данном случае принимает один человек или это некая коллегиальная история, утверждение с высшим руководством?

В таком бизнесе процесс принятия решения формализован. Моя задача — организовать этот процесс, и организовать его качественно. Начинается он с того, что мы определяем направление разработки на территории бассейна, и заканчивается тем, что мы представляем правлению компании конкретные предложения с обоснованием не только геологической гипотезы, но и всего комплекса бизнес-решений.

Многое в решении таких сложных задач зависит от команды. А как вы подбираете сотрудников? Профессиональная компетенция — это обязательная история. Но важны и какие-то другие качества, что бы вы выделили?

Давайте все-таки скажем о том, что компетентность — это очень важно. Причем когда работа заключается в создании новых регионов присутствия, развитии бизнеса, понятие компетентности — это не какие-то технические навыки в одном направлении, а сочетание знаний с умением видеть возможности и правильно их представлять акционерам. Что касается людей, то помимо хороших базовых знаний мы, конечно, смотрим на потенциал. Потенциал с точки зрения желания развиваться. Чтобы была такая хорошая амбициозность. Поэтому если говорить про нашу команду, то мы стараемся в первую очередь смотреть не на людей, которые пришли сюда с уже созданным именем, а на тех, кто создает свое имя здесь и сейчас. Чтобы в перспективе это имя стало известным отрасли, да и не только ей одной.

И которое они потом впишут в историю развития компании, да?

Да.

Да, я вас понял. А как вы относитесь к предложениям своих подчиненных, к советам? Допустим, ваша аналитика по перспективам каких-то месторождений расходится с оценками ваших коллег. Нужно быть в данном случае жестким и уверенным в своей позиции руководителем или все-таки можно и нужно иногда прислушиваться к подобным советам? Как вы поступаете?

Здесь, наверное, нужно сказать несколько слов о направлении, о геологии как таковой. Ведь все-таки геология — это наука неточная. Есть даже такая шутка о том, что геолог, когда защищает свою гипотезу, использует обе руки. С одной стороны, учитывая все факторы, решение может быть таким, а с другой — если посмотреть на вторую руку, немного другим. У нас есть даже такой анекдот, что, когда крупная нефтяная компания объявляет набор персонала, она обязательно делает оговорку, что ищет однорукого геолога. В нашей отрасли нельзя быть уверенным на 100% в правильности ответа. Поэтому мы по определению исходим из принципа, что чем больше профессиональных мнений, тем больше, по теории вероятности нормального распределения, облако наиболее вероятного правильного решения. Поэтому да, моя задача как руководителя точно не доминирование в принятии решений, а умение правильно выслушать, воспринять все гипотезы, собрать их вместе и обобщить.

Так или иначе, вы отвечаете за будущее компании. Это перспективные месторождения, разработки, новейшие технологии и методы оценки. Причем недавно в прессе я нашел очень интересные данные, что эффективность геологоразведочных работ у вас 90% при 30% в среднем по рынку, это практически волшебные какие-то показатели, как мне кажется. А в чем секрет в данном случае?

Конечно, хочется сказать, что просто мы лучшие. Но на самом деле секрет достаточно банален. Всегда существует баланс между портфелем, который ты составляешь с точки зрения геологоразведки, и риском, который ты готов в этот портфель заложить. Каждая компания стремится уменьшить этот риск. Но многие компании просто вынуждены на сегодняшний день выходить в новые малоизученные территории, что повышает их риски. «Газпром нефть» имеет достаточно сбалансированный портфель возможностей как на текущих активах, так и на активах нашей головной компании, где мы, по сути, можем приращивать достаточно качественную ресурсную базу. Нужно ли выходить на более рисковые проекты? Да, скорее всего, нужно. И в целом мы планируем пересматривать наше видение с точки зрения входа в новые поисковые зоны, где успешность, возможно, будет ниже. Но это осознанное решение, решение, которое компания принимает, исходя из своих стратегических приоритетов.

Как вы находите правильный баланс?

Баланс заключается, как я говорил в самом начале, в правильном создании стоимости. Если вы, учитывая все риски, прогнозируя все возможные сценарии исхода, тем не менее видите, что повышаете стоимость ресурсной базы,— это, по сути, и есть правильный, успешный бизнес. И здесь нужно уметь применять и предыдущий опыт, и новые технологии, чтобы уменьшать фактор неопределенности.

Алексей, как раз-таки про успех дальнейшего развития компании я бы и хотел задать вопрос. В чем залог успешного будущего? Это именно развитие новых месторождений, постоянный поиск? Или, возможно, разработка уже имеющихся участков, территории, месторождений с учетом появляющихся новых технологий?

На самом деле это комбинация всех этих направлений. Какой-то один выбор здесь не будет оправданным именно с точки зрения минимизации риска, портфель должен быть сбалансирован. Из собственной практики вам скажу, что из десяти поисковых проектов до реализации, до добычи дойдет только один. Соответственно, чтобы иметь один проект в реализации в 25-м году, компания уже сейчас должна иметь 10–20 на стадии регионального поиска. Это одно направление. Второе — это действительно работа с текущими активами. Ну вот могу сказать, что у нас, в «Газпром нефти», баланс выглядит так: у нас порядка 1,5 млрд тонн нефтяного эквивалента доказанных запасов, с которыми мы работаем в данный момент. Но есть еще 2 млрд — запасы открытые, но по какой-то причине на сегодняшний день не вовлеченные в разработку. И вот эта категория открытых, но неразрабатываемых запасов и является основой для применения новых технологий. По нашей технологической стратегии мы до 2020 года только из этой категории планируем получить дополнительно 200 млн тонн извлекаемых запасов.

Ну вот на самом деле хочется немного отойти от бизнес-тематики и задать такой вопрос. Обычно на позициях вашего уровня находятся, скажем так, люди более старшего возраста. Как вам удалось достичь таких результатов, так подняться по карьерной лестнице?

Я думаю, здесь нет какого-то золотого правила. Каждая история индивидуальна. В моем конкретном случае дело, наверное, в том, что я достаточно активно воспринимал новые возможности. Недавно посчитал, что мое сегодняшнее место проживания в Санкт-Петербурге — это седьмое за последние 15 лет. То есть моя карьера развивалась в том числе и перемещением по миру, мне удалось поработать на нескольких континентах. Вот эта способность не бояться вызовов, в том числе и каких-то бытовых ограничений, думаю, сыграла свою роль. В целом могу сказать, что наша компания достаточно молодая, у нас и руководящий состав достаточно молодой. Мы, повторюсь, делаем акцент в первую очередь на потенциал, а не на устоявшееся имя. Вот, наверное, в этом основная специфика.

Выход за рамки зоны комфорта — это определенный такой наркотик, как адреналин, когда хочется развиваться, когда хочется проложить свою дорогу, это очень интересная идея, безусловно. Но одно дело — самореализация, и немножко другое — это гордость за свою работу, гордость за результат, за то, как была выполнена поставленная задача. Это всегда интересно. Вот когда вы почувствовали в первый раз, что гордитесь тем, что вы делаете в рамках «Газпром нефти»? Какой это был проект, что-то первое, самое интересное, самое приятное для вас в личном плане?

Если вы просите ответить, что создает это чувство лично во мне, то я бы все-таки говорил о команде. Потому что проекты разные, достаточно длительные. В нашей специфике сказать о том, что мы начали и закончили проект,— это нужно потратить всю жизнь, потому что это десятки лет. Есть очень хорошие проекты с точки зрения их старта, снятия каких-то неопределенностей. Но я бы все-таки говорил о людях, потому что вот то, что, как мне кажется, мы уже создали в компании,— это уникальная команда, атмосфера. И я могу сказать, что теми ребятами, которые работают со мной, в моей команде, я действительно горжусь, и могу сказать, что такой команды у меня еще не было.

Учитывая, что вы много учились в разных городах, странах, на разных континентах, вам можно задать такой вопрос. Что сегодня важнее на рынке — опыт или знания? Можно ли заменить профессиональным обучением какой-то опыт или нет?

Я буквально на прошлой неделе представлял компанию на крупнейшей нефтегазовой конференции в Дубае. Там по результатам конференции делается вывеска, где записываются наиболее повторяемые слова докладчиков. Самым крупным словом в этот раз было слово collaboration, то есть, по сути, совмещение всех элементов: опыта, знаний, технологий, стратегии. Наверное, это слово лучше всего отвечает на ваш вопрос. Действительно, правильное совмещение. Баланс зависит, конечно, каждый раз от поставленной задачи. Если мы говорим про поиск новых неразведанных зон, то здесь ключевое значение имеет опыт. Поэтому у нас работают геологи с колоссальным опытом. Если мы говорим о том, чтобы структурировать и правильно сформировать бизнес-предложение для акционеров, то здесь нужны немного другие навыки, другой склад ума. И возможно, не базовый геолог сделает это лучше, а молодой специалист, который имеет хорошее бизнес-образование. Поэтому комбинация вот этих факторов плюс желание развиваться, двигать компанию вперед, наверное, и есть collaboration: совмещение, сотрудничество, которое «Газпром нефть» сегодня успешно внедряет.

*«Газпром нефть» совместно с «Ъ» запустили проект «Люди дела». Этот проект создан для продвижения ценностного предложения работодателя (EVP), которое раскрывается через философию конкретных людей, сотрудников компании.