Кирилл Сафронов: «Хочу передать свой игроцкий опыт своим подопечным»

22 Апреля 2016, 18:00 (мск)

Игры в детском хоккейном центре «Авангард» еще не завершились, а уже некоторые тренеры играющих в Омске команд стали собираться в кинозале, где с минуту на минуту должен был состояться семинар с известным в прошлом игроком, а ныне генеральным директор спортивного клуба «Красная звезда» (Санкт-Петербург) и спортивным агентом Кириллом Сафроновым.

Встречу посетили тренеры «Барыса», «Нефтехимика», «Амура» и «Авангарда», а также студенты СибГУФК, учащиеся на тренеров и нынешние тренеры ДЮСШ «Авангард», экс-игроки омской команды мастеров Игорь Дякив и Сергей Коробкин.

Кирилл, пришедший на встречу в стильном костюме, по-прежнему выглядит подтянутым, будто сам только завершил сезон в Континентальной хоккейной лиге.

Начался семинар довольно неожиданно — экс-игрок напомнил собравшимся о своих вехах в карьере. Больше всех присутствующих интересовало начало карьеры, ведь о последних годах в КХЛ с участием Сафронова все-таки они более-менее знают.

«Я попал в основной состав СКА при Борисе Михайлове. Но этот факт и помог мне в итоге попасть в молодежную сборную. Тогда мне было всего 17 лет. Невероятный по накалу чемпионат мира 1999 года я помню, как сейчас. Кажется, наша команда не выигрывала этот турнир на тот момент около 17 лет. Видимо, игра за сборную и повлияло на то, что я оказался на драфте».

Недолго Кирилл поиграл в НХЛ, в общей сложности он провел 35 матчей за основные составы «Финикса» и «Атланты». Вернулся в Россию в 2004 году, когда в НХЛ случился локаут. Играл и в «Локомотиве», и в «Химике», где в первом звене выступали «легенды» отечественного хоккея Титов, Каменский и Козлов. А после возвращения в СКА, который занимал стабильно 11-13 места в клубе как раз начались эксперименты — Александр Медведев тогда только взялся за команду. После приглашения Барри Смита для Сафронова настала сложная хоккейная пора — он сменил несколько клубов, пока не оказался в «Амуре»

«У Юрия Леонова, с которым я тоже в свое время поиграл, была интересная система подготовки, — продолжал Сафронов. — Давайте-давайте, вы сами все знаете, вы большие мастера, выходите и играйте — так он нам говорил. Необычным для игроков был новый финский тренер, который был очень популярен в Финляндии, профессора мне напомнил. При Леонове у нас вообще никаких собраний не было. А здесь их было массу — собрание утром перед раскаткой, перед самой игрой и после матча минут 40 он разбирался, что произошло в игре. Мы играли один в один, как все финские команды».

В Хабаровске, по словам Сафронова, играть очень сложно. «Амур» был единственной командой, у которой не было своего чартера, мы летали на рейсовых самолетах. Первые две игры, находясь на выезде, мы вообще ничего не понимали, что происходит. В первом периоде, если ты играешь на выезде, у тебя организм спит, потому что играем в три ночи по хабаровскому времени, во втором организм проснется, в третьем — снова уснет. В третьей игре наступала акклиматизация. А по возвращению в Хабаровск ты вообще не спишь — тебе очень хочется спать в 9 часов вечера, тебе приходится тянуть, чтобы лечь в 11. В час ночи просыпаешься, потому что у тебя получается дневной сон. До девяти утра не спишь и идешь на тренировку. Вот такой режим«.

После завершения карьеры в Санкт-Петербурге Кирилл Сафронов попробовал себя в роли комментатора хоккейных матчей. Уже после пяти тестовых трансляций ему предложили полноценный договор. Вскоре он решил во второй раз поступит в физкультурный университет имени Лесгафта, где пошел в магистратуру. Теперь он стал спортивным менеджером, хотя еще тогда было много желания играть.

Однажды Кирилл подумал, почему бы не получить лицензию хоккейного агента. Все экзамены сдал. Присутствовавший на экзамене Каменский вопросов не задавал, зато юристы прилично «потаскали» по вопросам. И в итоге Кирилл сделал вывод, что лучше у меня будет 1-2 игрока, и я буду за них отвечать. Потому что ему хочется еще и игроцкий опыт передать. Одному из своих подопечных, играющему на позиции защитника, он постоянно подсказывает. Никогда не дает расслабляться, потому что знает — вернуться на прежний уровень после даже небольшого простоя очень сложно.

Генеральный партнер
Официальный страховщик