С Запада на Восток

С Запада на Восток

Первооткрыватели мирового нефтяного «клондайка»



Приход иностранцев в некоторой степени пугал Ибн Сауда, так как иноземное влияние могло подорвать строгие мусульманские устои, существовавшие на тот момент в государстве.

Первооткрыватели мирового нефтяного «клондайка»

Настоящими локомотивами истории всегда были амбициозные и стремящиеся осваивать новые горизонты люди. История нефтяной отрасли изобилует такими личностями. Вслед за героями наших предыдущих публикаций Джоном Д. Рокфеллером и семейством Нобелей на первый план выходит некто Фрэнк Холмс, «человек большого личного обаяния, создававший вокруг себя атмосферу блефа, свежего ветра, бури и самохвальства». Именно его принято считать первооткрывателем нефтяных просторов аравийского полуострова.

Текст: Светлана Вычерова

«Сибирская нефть» продолжает серию публикаций, посвященных истории становления мировой нефтяной отрасли. Итак, обращаем взгляд на восток — колыбель человеческой цивилизации и мировой нефтяной «клондайк».

В погоне за мечтой

В начале XX века немногие из существующих нефтяных компаний верили, что недра Аравийского полуострова богаты нефтью. Располагавшиеся там государства во многом существовали на дотации британского правительства, которое, прежде всего, воспринимало Аравийский полуостров как сферу политического влияния, но не как нефтеносный регион. Шейхов же больше волновала проблема поисков пресной воды.

«Бродяга по жизни» горный инженер Фрэнк Холмс после долгих скитаний по миру оказался на маленьком острове Бахрейн возле берегов Аравийского полуострова. К этому моменту Холмс успел объездить практически весь мир. География его деятельности была необыкновенно широка: от Австралии и Малайи до Мексики, Уругвая, России и Нигерии.

Он был убежден, что недра Аравии хранят гигантские залежи нефти. И без колебаний основал в Бахрейне штаб-квартиру своей компании «Истерн энд дженерал синдикат». После того, как Холмсу в 1925 году удалось обнаружить источник пресной воды, благодарный шейх вознаградил его нефтяной концессией. К тому времени ему уже принадлежали права на разведку и разработку в других местах — Эль-Хазе и в нейтральной зоне между Саудовской Аравией и Кувейтом. Но все-таки свои основные надежды он связывал с Кувейтом и его нефтяными богатствами.

На фоне всеобщего скептицизма о наличии нефтяных запасов на полуострове Холмсу и «Истерн энд дженерал синдикат» становилось все труднее привлекать инвестиции и поддерживать бизнес. После неудачных попыток заинтересовать лондонский Сити на поиски удачи Холмс отправился в Нью-Йорк.

Интерес выразила американская компания «Галф ойл». После длительных переговоров и исследований образцов грунта «Галф» согласилась сотрудничать с командой Холмса. После чего выкупила права на арабские концессии «Истерн энд дженерал синдикат». Однако, в 1928 году «Галф» вошла в американскую группу «Турецкой нефтяной компании» и неизбежно должна была соблюдать соглашение «Красной линии», которое предусматривало разработку и использование нефтяных запасов региона исключительно совместно с британскими компаниями. Соответственно, от деятельности в Бахрейне пришлось отказаться. Впереди «Галф» ожидали долгие годы переговоров и борьбы за арабскую нефть.

Бахрейн

Бахрейнская концессия Фрэнка Холмса заинтересовала не входившую в «Турецкую нефтяную компанию» «Стандард оф Калифорния», более известную как «Сокал». Она приобрела у «Галф» права на Бахрейн и учредила «Бахрейнскую нефтяную компанию».

Однако, британское правительство занимало очень жесткую позицию по поводу присутствия американских компаний в регионе. В соответствии с подписанными после Первой мировой войны соглашениями, в обмен на обеспечение политической стабильности разработку нефтяных месторождений в регионе Персидского залива могли осуществлять только британские концерны. Соответственно, «Сокал» не имела юридического права разрабатывать свои концессии. Только в 1929 году после долгих переговоров о снятии запрета на «иностранное присутствие» британское правительство пересмотрело свою позицию и приняло решение о допуске американских компаний к освоению нефтяных богатств Персидского залива.

Проблема состояла в том, что у Британии, к сожалению, не хватало финансовых ресурсов для постоянной подпитки местных правителей, которые регулярно нуждались в дополнительных субсидиях. В данном случае, приток иностранных инвестиций мог способствовать быстрой и масштабной разработке нефтяных запасов и, как следствие, оживлению финансовой атмосферы региона. Первой ласточкой стало соглашение с «Сокал». Теперь американская компания могла приступить к активной разработке нефтяных богатств Бахрейна. 31 мая 1932 года «Бахрейнская нефтяная компания» нашла первую арабскую нефть. Интуиция не обманула Фрэнка Холмса. Призрачная далекая мечта стала реальностью. Крошечный остов Бахрейн проложил дорогу в мир арабской нефти.

Кувейт

Кувейт исторически находился на перекрестке интересов. Окруженная более крупными и могущественными соседями страна всегда пыталась отстоять собственную независимость и обеспечить свои стратегические интересы. В XIX веке этому весьма способствовало ее географическое положение на перекрестке торговых путей. Основным доходом Кувейта была торговля местным жемчугом. Однако, появившаяся в начале ХХ века технология выращивания жемчуга искусственным путем практически уничтожила спрос на натуральные драгоценности. Экономика Кувейта была разрушена. Появилась необходимость поиска новых источников доходов. Стоит сказать, что Кувейту повезло с правителем. Энергичный и дипломатичный шейх Ахмед верил, что нефть поможет стране преодолеть экономические трудности.

Фрэнк Холмс и его активная деятельность привлекли интерес крупных игроков нефтяного рынка к Кувейту. Американская «Галф», владевшая концессией на разработку кувейтских недр, встретила яростное сопротивление со стороны британского протектората. На фоне богатевших США Британия осознавала опасность прихода большого американского бизнеса на подконтрольные территории. Это могло сильно ослабить позиции протектората как основной политической и экономической силы региона.

Однако, объективно Великобритании было сложно противостоять растущим и активно развивающимся Штатам. Шейх Ахмед верил, что американские инвестиции подарят Кувейту второе дыхание, укрепят экономику и политическое положение государства. После длительных переговоров на уровне министерств двух стран англичанам все-таки удалось сохранить за собой право просматривать все предложения и рекомендовать эмиру, какое следует выбрать. Именно на этом этапе в борьбу за кувейтскую нефть вступает «Англо-персидская компания».

Единственной альтернативой открытой конфронтации и соперничеству было взаимовыгодное сотрудничество, образование совместного предприятия. В 1933 году компании согласовали окончательные условия соглашения и на равнодолевых условиях создали «Кувейтскую нефтяную компанию». Уже через год шейх Ахмед поставил свою подпись под договором, который предоставлял 75-летнюю концессию «Кувейтской нефтяной компании», причем Кувейт в компании представлял ни кто иной, как Фрэнк Холмс, занимавший эту должность вплоть до своей смерти в 1947 году. В 1938 году в Кувейте была добыта первая нефть, что означало окончательное решение экономических проблем страны и несомненный успех новорожденной «Кувейтской нефтяной компании».

Саудовская Аравия

В начале 30-х годов ХХ века Саудовская Аравия слабо напоминала современного гиганта арабского мира. В королевстве не хватало денег даже на первостепенные нужды, не говоря уже о долгосрочных и дорогостоящих программах развития. Необходимо было искать новые источники доходов и способы привлечения инвестиций. Именно в это неспокойное время англичанин Джек Филби посоветовал своему близкому другу — правителю Саудовской Аравии Ибн Сауду — обратить внимание на недра государства и на многочисленные нефтяные компании, существовавшие к тому моменту в регионе. Филби был убежден, что под пустыней находятся богатые залежи минералов. Однако, их разработка требовала разведки, а значит, иностранных специалистов и иностранного капитала. Приход иностранцев в некоторой степени пугал Ибн Сауда, так как иноземное влияние могло подорвать строгие мусульманские устои, существовавшие на тот момент в государстве. Тем не менее, бахрейнская удача «Сокала» заставила Ибн Сауда пренебречь религиозными предрассудками.

1933 год — время активной конкуренции и переговоров вокруг аравийских концессий, на разработку которых претендовали американский «Сокал» и британская «Иракская нефтяная компания» (бывшая «Турецкая»). Позиции двух конкурентов значительно различались. Если «Сокал» была заинтересована в получении концессии, то основной задачей британцев было просто-напросто не допустить американцев на просторы Эль-Хазы. Саудовское же правительство, прежде всего, надеялось на получение большой предоплаты и ссуд.

Итак, к маю 1933 года стало понятно, что «Иракская нефтяная компания», руководствуясь в большей степени политическими мотивами, не была готова раскошелиться. Победа в переговорах досталась «Сокалу». Вкупе с предоставлением огромных ссуд и выплатой авансов «Сокал», в соответствии с подписанным договором, была обязана приступить к разведке и разработке месторождений в максимально короткие сроки.

Конечно, победа американской компании означала ослабление британского влияния в регионе. «Англо-персидская компания» и «Иракская нефтяная компания» очень скоро поняли, что совершили серьезный просчет. И уже в 1936 году группа получила концессию в Хиджазе — западной части Саудовской Аравии. Новости о новой нефтяной «Мекке» моментально разлетелись по миру. Помимо США и Великобритании свой интерес выразили Япония, Италия и Германия. Предвоенный мир остро нуждался в новых источниках углеводородов. История аравийских государств совершила крутой поворот. Был сделан первый шаг на пути к мировому нефтяному лидерству.

В единый день голосования, во второе воскресенье марта, более 70-ти российских регионов выбирали депутатов разных уровней и глав муниципальных образований. Все представители «Газпром нефти», участвовавшие в избирательной гонке, одержали оглушительную победу. Кто это был и где? Читайте в материалах Алексея Лысоконя и Татьяны Ленской. А ответ на вопрос, почему крупные компании проводят во власть своих кандидатов, — вы найдете в аналитической статье Михаила Виноградова.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ