Охота за вдохновением

Охота за вдохновением

Талант художника — умение увидеть мелодию природы



Дуновение ветерка, пожухлый лист, искорки инея на свету могут стать стрункой, от которой заиграет душа...





Вы когда-нибудь ходили на охоту за... вдохновением? Людям, серьезно занимающимся творчеством, это знакомо. Однако мало кому в бешеном современном ритме погони за достатком удалось сохранить столь необходимую «слабость» для души. На ОАО «Сибнефть-Омскнефтепродукт» такой человек есть.

Текст: Анна Завьялова

Душа играет

Казалось бы, работа в отделе дизайна и креативных проектов и есть творчество. Однако, все, чем занимаются специалисты этого отдела, как правило, заключено в рамки формата, корпоративных цветов и символики. Все проекты выполняются на современной высококлассной технике. А Вячеславу Буянову, профессиональному художнику, этого мало: рука тянется к кисти, глаза ищут цвета и необычных ракурсов, душа — сюжетов.

В 2005 году Слава закончил худграф Омского педагогического университета. Все пять лет учебы он одним из первых значился в списке лучших студентов курса. В канун выпускного у него состоялась собственная выставка — весьма значимое событие для художника, говорящее о признании его как мастера. Львиную долю полотен Буянова занимают пейзажи. Родная природа прочно обосновалась в сердце художника, а он и рад: лелеет свою любовь, гордится ею и стремится всем показать. Университетская дипломная работа осталась украшать стены альма-матер: восход летнего солнца над величавым сибирским богатырем-Иртышом. Сотни мельчайших полутонов алого, малинового, бордового, синего, желтого, белого сливаются в туман над суровым степным пейзажем. Буянов трудился над созданием этого полотна под присмотром своего научного руководителя, известного омского художника Геймрана Баймуханова. Моменту, когда рука была готова выложить на холст то, что нужно, предшествовала долгая и кропотливая подготовка. Сотни эскизов и черновиков, бессонные ночи, бесконечные походы на реку в предрассветный час свериться с натурой — послушать, что скажет природа.

«Для меня написание картины — выражение впечатления, полученного от созерцания природы. Это целое таинство, длительный процесс, начинающийся задолго до того, как „зачешется“ рука. Сначала я впитываю пространство, проникаюсь окружающим меня пейзажем. Приду на поле, или в лес, или на Иртыш, сижу. Вдруг... как вспышка! Слышу — вот она, та самая сокровенная мелодия природы, которую искал. Затем определяю, откуда она идет. Дуновение ветерка, пожухлый лист, искорки инея на свету могут стать стрункой, от которой заиграет душа. Долго смотрю эту музыку пейзажа, специально не запоминаю ни цвет, ни свет, ни детали. Они сами прочно, словно на фотопленку, оседают в голове», — рассказывает художник.

Так было с Вячеславом и на Урале, куда он ездил за впечатлениями на пленэр. «Горы, рощи, солнце. Все быстро с натуры зарисовывают, делают пометки, пока не ушел момент. Я же стою, ничего делать не могу, на внешние раздражители не реагирую, просто смотрю. Красота была, никогда такой не видел! И каждый день на то место приходил, рассвет встречал, не мог рисовать. Потом, когда по полочкам полученная энергия улеглась, когда в душу пришло осознание этого самого впечатления, только тогда я взялся за кисть».

Из тех мест Вячеслав привез несколько десятков рисунков, графику, живопись. Дорисовывал впечатления и дома. Горные тропинки, пронизанные солнцем, полузавалившиеся избушки и плетни, побитые плесом лодчонки из потемневшего дерева на реке в лучах заката — мотивы тихой, повседневной красоты присутствуют на каждой картине специалиста «Омскнефтепродукта».

Запах невиданного моря

По словам искусствоведов, прежде чем создать что-то свое, художник, даже самый талантливый, всегда начинал с копирования работ других мастеров. Это нужно для того, чтобы не только прочувствовать технику письма и способ наложения краски, но и проследить за рукой мастера. Увлекся этим и Слава Буянов. Оказалось, не так легко. Например, на копирование «Царевны — лебеди» Врубеля ушло ни много — ни мало, пять лет. Причем, за недоступностью оригинала, пришлось копировать с фотографии полотна. Теперь царевна смотрит своими фирменными врубелевскими глазами в квартире Славиной старшей сестры — подарок на день рождения. Вообще, все свои работы Буянов чаще всего дарит друзьям, девушкам, родне. Влет разошелся и «Айвазовский».

«С помощью его картин я узнал море. Его цвета, его характер. Хотя мне ни разу не довелось побывать у берегов могучей стихии, но, благодаря картинам Айвазовского, мне кажется, я даже знаю, как оно пахнет. Не устаю восхищаться мастерством этого художника», — рассказывает Вячеслав.

Сибирская пастораль

Пристрастие к пейзажам и натюрмортам Слава объясняет тем, что родился и живет в деревне. Там, по его словам, все просится на картину: кривые улочки домов с резными наличниками, широкие поля, лес, сами селяне.

Каждое утро Слава полтора часа тратит на дорогу в офис. На вопрос, не хочется ли переехать в город, категорично отвечает: «Нет, конечно! В городе неинтересно. Люди живут в каких-то скворечниках с видом на пыльную дорогу или на трансформаторную будку во дворе. А у меня дома банька, дружные соседи. Каждые выходные то мы к ним в гости, то они к нам. Накрываем во дворе большой стол,жарим мясо. А в бане паримся по всем традициям: с березовыми веничками, заготовленными с лета особым способом. После парилки обтираемся снегом, и опять — на полок».

Наш коллега живет в большом доме с родителями. Вместе они ухаживают за огромным семейством кроликов — их около пятидесяти, точно никто не считал. «Бесполезно», — смеется Вячеслав. И для развлечения, чтобы веселей на подворье было, держат двух куриц и ответственного петуха, который будит Буяновых на рассвете.

Неподалеку от родного Харино, в совсем маленьком поселке Ключи, по субботам художник преподает в местной школе: ведет уроки изобразительного искусства. «Работать с детьми очень интересно. Есть, конечно, среди них проказники, но, в общем, я с ними сошелся. Ведь дети очень любят рисовать. Им интересно узнать азы, мне интересно, у кого что получится на заданную тему. Здорово, что я могу какие-то основы до них донести, и я стараюсь привить им любовь к искусству».

Когда начинаются школьные каникулы и выходные становятся свободными от педагогики, наступает пора другого увлечения. С друзьями Вячеслав ездит на урочища, где разрешена охота, привозит оттуда и лис, и зайцев. Но главным результатом таких поездок является все-таки не эта добыча. Самые желанные трофеи — впечатления и вдохновение. После такой охоты мотивы «охотников на привале» и увиденной дикой природы очень ярко проступают в его картинах.

«А однажды мне приснилось полотно, которое я до сих пор мечтаю написать. Это был не совсем обычный триптих. Будто бы одна картина, разбитая на три части. Каждую часть можно считать самостоятельной, однако объединенные, они создают бесподобный целостный образ. В центре триптиха — молодое дерево, а на крайних картинах — бескрайние дали, окружающие его. Проснулся, взялся за карандаш, и понял, что пейзаж, так четко и явно стоявший передо мной во сне, наяву поплыл, стал размытым. Теперь вот жду, когда он мне приснится вновь. Уж со второго раза я его накрепко поймаю. И тогда обязательно напишу!»

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ