Ценный попутчик

Ценный попутчик

«Газпром нефть» намерена добиться стопроцентной утилизации попутного нефтяного газа



Любой человек, проезжающий мимо разбросанных в Сибири нефтяных месторождений, видел впечатляющее зрелище: пылающие среди тундры факела, своим заревом освещающие бесконечные пустые пространства. Между тем, нефтяным компаниям дорого обходится эта эстетически величественная картина — бесцельно в воздухе сгорают миллионы кубометров природного вещества.
Утилизация попутного нефтяного газа является актуальной проблемой для всех стран-производителей нефти. В 2004 году Россия присоединилась к Киотскому протоколу, обязывающему страны-участницы уменьшать количество выбрасываемых в атмосферу парниковых газов, в том числе продуктов сгорания ПНГ. Кроме того, попутный нефтяной газ — базовое сырье для химической промышленности, основа для производства высокотехнологичной продукции. В общественном сознании доминирует мнение, что в сжигании попутного нефтяного газа виноваты исключительно нефтяники: дескать, они безрассудно коптят небо и озабочены только нефтедобычей... И мало кто обращает внимание на многогранный характер этой проблемы.

Текст: Сергей Беляев

Каждому факелу по счетчику

Сегодня не существует точных данных о том, сколько на самом деле сжигается попутного нефтяного газа. По словам Сергея Федорова, директора Департамента государственной политики в области геологии и недропользования МПР России, для того, чтобы определить точную цифру, необходимо на каждом факеле поставить счетчики: «а это, похоже, произойдет еще не скоро». Всеволод Гаврилов, заместитель директора Департамента имущественных и земельных отношений Минэкономразвития РФ, приводит приблизительные расчеты:

— По моим данным, в нашей стране ежегодно добывают порядка 40-50 млрд. кубометров ПНГ. При этом коэффициент утилизации находится приблизительно на уровне 80%. То есть примерно 40% газа компании продают, 40% используют на собственные нужды и 20% сжигается на факелах.

По его словам, сегодня в России не существует закона, регулирующего выбросы ПНГ. Даже концепция такого законодательного регулирования отсутствует. «А все из-за многосторонности данной проблемы, ее нахождения на стыке разных интересов», — утверждает Всеволод Гаврилов. При этом, оценка объемов утилизации ПНГ, данная Гавриловым, выглядит довольно оптимистически. Ряд экспертов утверждает, что в факелах может сжигаться до половины попутного газа.

Проблема утилизации ПНГ досталась России от советского прошлого. Тогда при разработке месторождений основной упор делался на увеличение объемов добычи нефти с низкой себестоимостью для пополнения национального бюджета. В переработку попутного газа либо средства вообще не вкладывались, либо, наоборот, строились гигантские ГПЗ, обслуживающие сразу несколько крупных месторождений. Однако, в конце 80-х годов Миннефтепром СССР озаботился этой проблемой и дал задание нефтедобывающим предприятиям довести объемы утилизации попутного нефтяного газа до 80%. Были разработаны соответствующие технологии и начаты их испытания. Например, в Нягани на Красноленинском ГПЗ стартовала пробная установка ароматизации ПНГ. Но в 1991 году финансирование испытаний прекратилось.

Схема сбора и утилизации ПНГ

С тех пор дискуссия о том, сколько и как необходимо утилизировать попутный нефтяной газ, ведется достаточно активно. Актуальности теме придал президент России, включив ее в ежегодное послание Федеральному Собранию. Владимир Путин заявил, что в стране ежегодно сжигается более 20 млрд. кубометров ПНГ.

— Такое расточительство недопустимо, — сказал он. — Тем более, что во всем мире уже давно известна и действует система мер, доказавшая свою эффективность. Надо незамедлительно создать соответствующую систему учета, увеличить экологические штрафы, а также ужесточить лицензионные требования к недропользователям.

Тревоги президента понятны — присоединение к Киотскому протоколу и невыполнение взятых на себя обязательств грозят нашему государству немалыми штрафами. Сегодня на один доллар ВВП мы выбрасываем парниковых газов почти в четыре раза больше развитых европейских стран. Протокол к Рамочной конвенции ООН об изменении климата устанавливает для стран-участниц строгие ограничения. Россия на период 2008-2012 годов обязуется довести объем выбросов до уровня 1990 года, когда был достигнут пик промышленного производства. Но после 2012 года условия для нашей страны существенно ужесточаются.

Министр природных ресурсов России Юрий Трутнев в одном из интервью сказал, что намерен добиваться ужесточения санкций за сжигание нефтяными компаниями попутного газа. Сейчас нефтяники платят всего 2 копейки за кубометр сгоревших углеводородов, министерство намерено повысить плату примерно в 20 раз. Либо вообще законодательно обязать предприятия утилизировать весь ПНГ, как это принято в США, Норвегии, Казахстане.

Полезная утилизация попутного нефтяного газа проводится двумя способами. Либо нефтяники используют его для внутрипромысловых нужд — закачивают обратно в пласт для увеличения давления, используют в качестве топлива в котельных и т.д. Либо перерабатывают на газоперерабатывающих заводах, таким образом, предоставляя химпрому углеводородное сырье.

В каждом кубометре ПНГ в среднем содержится 200-300 грамм жидкой фракции, из которой выделяют сухой отбензиненый газ (СОГ), широкую фракцию легких углеводородов (ШФЛУ), бензина газового стабильного (БГС) и другие ценные элементы, пригодные для производства разнообразных видов полимеров, пластиков, каучуков, минеральных удобрений.

Взаимная выгода

Попутный газ сжигают там, где его утилизировать нет экономического смысла. В основном это касается удаленных месторождений, где отсутствует инфраструктура для его транспортировки от точек добычи до ГПЗ. Инвестиции в строительство газопроводов или перерабатывающих мощностей на таких территориях чаще всего неэффективны.

Некоторые эксперты считают, что быстро увеличить объемы утилизации ПНГ возможно только при участии государства, то есть правительство должно взять на себя часть расходов по разработке технологий, строительству инфраструктуры. Попутный газ — недорогой продукт, срок окупаемости установок по его переработке превышает 12 лет, и, естественно, при существующих ценах на нефть для добывающих компаний этот бизнес малоинтересен.

Большинство лицензий обязывают нефтяников перерабатывать 95% ПНГ. И главная проблема заключается в том, что нефтедобывающие предприятия обязаны соблюдать указанные требования, но право устанавливать отпускную цену на газ принадлежит государству. Сейчас эта цена, по мнению нефтяников, слишком мала. Нефтехимические компании, со своей стороны, выступают резко против повышения стоимости попутного газа, утверждая, что тогда их продукция станет нерентабельной.

Все затраты на промысловую подготовку ПНГ, строительство газопроводов, компрессорных станций относятся на себестоимость добычи нефти. Поэтому во многих случаях утилизация попутного газа для нефтяных компаний нецелесообразна, а на некоторых месторождениях — убыточна. Кроме того, недропользователи, готовые инвестировать в инфраструктуру по сбору газа, должны быть абсолютно уверены, что смогут сбыть ПНГ по приемлемым ценам.

Получается, что решение проблемы рационального использования попутного нефтяного газа требует согласованных действий нефтедобывающих и газоперерабатывающих предприятий. Налаживание таких договоренностей активно ведется нефтяниками и химиками. Так, «Газпром нефть» и СИБУР планируют в рамках совместного предприятия в следующем году построить газоперерабатывающий завод в Вынгапуровско-Вынгаяхинском районе ЯНАО. ГПЗ будет рассчитан на прием и переработку попутного нефтяного газа с Новогоднего месторождения в объеме 3 млрд. кубометров в год. По заявлениям руководителей двух компаний, в настоящее время СИБУР и «Газпром нефть» разрабатывают долгосрочную программу сотрудничества по утилизации ПНГ с месторождений Ноябрьского региона. Такие переговоры нефтехимический холдинг вел с нефтяной компанией еще до вхождения ее в структуру «Газпром», но конкретные шаги в этом направлении стали делаться только сейчас.

Сегодня почти 97% ПНГ, добываемого на Суторминской, Муравленковской и Крайней площадях, утилизируется на Муравленковском заводе по переработке газа, входящем в «Сибур Тюмень Газ». Руководители «Газпром нефти» поставили задачу — довести объем переработки на всех месторождениях до 100%.

Начальник департамента по добыче нефти и газа «Газпром нефти» Вячеслав Шевченко говорит, что если в прошлом году компания добыла 2 млрд. кубометров ПНГ, то в 2010-м этот показатель должен составить 3,8 млрд., а к 2020-му — приблизиться к 5 млрд. Кроме того, «Газпром нефть» планирует создать собственные генерирующие мощности.

— Мы собираемся построить две газотурбинные электростанции, которые будут работать на попутном газе с наших месторождений, — сообщил он. — Одну в районе Муравленковского ГПЗ мощностью 60 МВт, другую, на 96 МВт, на Приобском месторождении.

По мнению экспертов, ПНГ с месторождений «Газпром нефти» будет сначала переработан на углеводородное сырье для СИБУРа, а уже осушенный газ пойдет на выработку электроэнергии. Планы «Газпром нефти» о 100-процентной утилизации попутного газа является согласованным взаимодействием двух газпромовских компаний, и желанием СИБУРа увеличивать собственную сырьевую базу.

— Увеличение объемов переработки попутного нефтяного газа является важнейшей задачей компании, — говорит президент СИБУРа Дмитрий Конов. — Мы открыты для сотрудничества с производителями углеводородного сырья для роста собственной сырьевой базы и минимизации экологических рисков наших партнеров.

Действительно, активность СИБУРа по взаимодействию с нефтяными компаниями в последнее время приобрела огромный размах. Так, в ноябре 2006 года компания подписала с ТНК-ВР соглашение о создании совместного предприятия — ООО «Юграгазпереработка» — по переработке ПНГ на базе Белозерного и Нижневартовского ГПЗ. В начале апреля этого года СП приступило к работе.

Согласно контракту, ТНК-ВР на долгосрочной основе обеспечивает поставку попутного нефтяного газа СИБУРу. Затем «Юграгазпереработка» перерабатывает сырье на принадлежащих ей ГПЗ, готовая продукция делится пропорционально долям в совместном предприятии (51% у СИБУРа, 49% — у ТНК-ВР). Далее нефтяная компания продает нефтехимическому холдингу свою долю жидких продуктов газопереработки, а СИБУР, в свою очередь, продает ТНК-ВР долю сухого отбензиненного газа. Эксперты предполагают, что СИБУР и ТНК-ВР осуществят еще один проект, касающийся модернизации предприятия «Няганьгазопереработка» и строительства железнодорожной эстакады для транспортировки ШФЛУ. Переговоры на эту тему сейчас идут достаточно активно. Кроме того, СИБУР приступил к реализации глобального проекта по расширению мощностей Южно-Балыкского газоперерабатывающего комплекса, в рамках которого предполагается сотрудничество с «Роснефтью», так как именно она поставляет туда ПНГ. Совместные проекты намечаются также и с ЛУКОЙЛом. Таким образом, общие интересы нефтяных и нефтехимических компаний помогают находить взаимодействие в вопросе переработки ПНГ. Поэтому главные импульсы для решения данной проблемы — не запреты и штрафы, а взаимная выгода недропользователей и химпрома.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ