«Мы планируем расти и развиваться»

«Мы планируем расти и развиваться»



Александр Дюков рассказал о перспективах работы компании

В октябре 2007 года Президент ОАО «Газпром нефть» Александр Дюков провел встречу с журналистами центральных СМИ и ответил на наиболее актуальные вопросы. «Сибирская нефть» публикует выдержки из беседы.

— Александр Валерьевич, как продвигаются планы по передаче «Газпром нефти» нефтяных активов месторождений «Газпрома»? На каком этапе сейчас этот проект?

— Лицензии пока что будут на балансе «Газпрома» или его дочерних предприятий. Мы приступаем к разработке данных месторождений, заключая договоры поручения, которые уже позволяют нам вести проектно-изыскательские работы на данных месторождениях. Дальше, соответственно, будут заключаться договоры подряда, для того чтобы «Газпром нефть» вела работы по разработке и обустройству основных месторождений, и сейчас ведется подготовка по заключению операторских соглашений. По этим соглашениям «Газпром нефть» будет добывать нефть на месторождениях. Впоследствии возможна передача лицензий с баланса «Газпрома» и его дочек на баланс «Газпром нефти».

— А нефть чья будет?

— Если мы будем действовать как оператор, то это будет нефть, соответственно, «Газпрома». В среднесрочной перспективе, в течение двух-трех лет, данные лицензии могут быть переданы на баланс «Газпром нефти».

— А насколько объем добычи «Газпром нефти» увеличится, когда эти месторождения перейдут на ее баланс?

— По мере разработки объем добычи на месторождениях «Газпрома» будет увеличиваться. Я не могу сказать, что с завтрашнего дня мы начнем добывать 15 или 20 млн тонн, но планируется, что к 2020 году мы выйдем на объемы добычи на этих месторождениях порядка 20–22 млн тонн.

— «Газпром нефть» без этих месторождений в состоянии справиться со стратегической целью к 2020 году до 80 млн тонн?

— Что касается 80 млн тонн, чуть больше года назад, когда этот объем назывался, предполагалось, что в эти 80 млн тонн входят месторождения «Газпрома». Но, в принципе, мы видим потенциал и возможность выйти на такой объем добычи и без учета месторождений «Газпрома» — за счет тех месторождений и лицензионных участков, которыми уже владеем, а также за счет тех лицензионных участков, которые мы приобрели и приобретем в ближайшее время.

— Соответственно, вы как-то планируете эту стратегию скорректировать?

— Что касается стратегии, то я бы скорее назвал документ, который был принят и одобрен в 2006 году, концепцией. В настоящий момент мы ведем разработку стратегии развития бизнеса компании «Газпром нефть» до 2020 года. Планируется, что данный материал мы вынесем на рассмотрение Совета директоров в декабре 2007 года.

— Александр Валерьевич, какие месторождения, с вашей точки зрения, наиболее эффективны и позволят обеспечить рост добычи в ближайшие годы?

— Прежде всего это те месторождения, которые уже находятся на балансе «Газпром нефти» и разработка которых ведется. Это, безусловно, Приобское месторождение. В настоящее время оно находится на начальной стадии разработки, добыча на нем растет. И если в этом году мы добудем там порядка 6 млн 300 тыс. тонн, то к 2010 году выйдем уже на объем порядка 11 млн тонн добычи.

В настоящий момент мы готовим бизнес-план 2008 года и планируем, что добыча в следующем году вырастет. Это будет объем свыше 33 млн — где-то 33,3–33,5. После того как будет окончательно утверждена и одобрена программа по бурению, по ГТМ, я смогу назвать более точные показатели, на которые мы планируем выйти.

— Для реализации планов по достижению показателей 80 млн тонн к 2020 году сколько компании необходимо инвестировать в добычу ежегодно?

— По нашим оценкам, непосредственно в разработку и добычу нам необходимо инвестировать порядка $3–4 млрд в год.

— Сколько в будущем году планируется инвестировать?

— Уже сейчас очевидно, что инвестиционные вложения к следующему году будут выше, чем в 2007 году.

— Александр Валерьевич, «Газпром нефть» объявила о своих структурных изменениях. Для чего «Газпром нефть» меняет структуру управления? Она собирается выйти со своими бумагами за пределы Российской Федерации? Разместить свои акции на бирже, вторичное размещение? Может быть, первичное?

— То, что мы делаем, не направлено на внешнего инвестора. Может быть, это как-то косвенно и скажется на увеличении привлекательности активов. «Газпром нефть» — коммерческая организация, и задача руководителя — постоянный рост стоимости компании. Мы создаем систему управления, способную реализовывать стратегию, которая поможет компании работать максимально эффективно, извлекать максимальную прибыль.

— Дивизионная система дает вот этот шанс лучшей управляемости? В чем ее привлекательность?

— Привлекательность для руководителя в том, что часть ответственности за финансовые результаты делегируется ключевым менеджерам компании. Что такое стоимость компании? Это, в том числе, эффективность тех инвестиций, которые она делает, а также прибыль, которую компания извлекает. Когда один человек отвечает за финансовый результат в такой большой компании, это, наверное, неправильно. Поэтому наша задача — наделить подразделения нашей компании ответственностью за финансовый результат. И уже в целом финансовый результат компании определяется суммой финансовых результатов подразделений.

— Но это же не снимает с вас ответственности за конечный финансовый результат?

— Ответственности не снимает, но мне проще управлять. У каждого подразделения есть определенная цель по достижению показателей по прибыли. Руководитель в данном случае начинает принимать те решения, которые прежде всего направлены на повышение прибыли, эффективности деятельности компании, а не просто гонится за какими-то там тоннами, метрами. В этом случае я имею возможность смотреть за динамикой и принимать решения о мотивации сотрудников. Есть рост прибыли — есть премия коллективу.

— А премиальный фонд понятен уже? У вас будет опционная программа?

— У «Газпром нефти» — нет, но это одна из важнейших задач создания нормальной системы мотивации в компании «Газпром нефть».

— То есть вы будете выходить с этим?

— Конечно, а как иначе? Не имея вот этого инструмента, будет нелегко управлять своими сотрудниками.

— А когда будете выходить с опционной программой?

— В начале следующего года, после того как будет доложена и защищена стратегия. Соответственно, защитив стратегию, мы возьмем на себя определенные обязательства. Но и хотелось бы, чтобы, с другой стороны, акционеры тоже взяли определенные обязательства перед менеджментом.

— Какой пакет будет?

— Для менеджмента, конечно, чем больше будет пакет, тем лучше.

— Как, вы считаете, правильно?

— У «Газпромбанка» — 5%, в СИБУРе также 5% акций распределяется между менеджерами. Наверное, в случае «Газпром нефти» процент этого пакета будет меньше, поскольку все-таки капитализация компании выше.

— А «Славнефть» кто-нибудь еще делит?

— А как мы можем поделить «Ярославнефтеоргсинтез»? Все, что можно было поделить, было поделено еще до моего прихода в компанию. Сейчас мы заканчиваем раздел «Ярославнефтепродукта». Это система розничных заправок в Ярославской, Ивановской и Костромской областях. Поделить месторождения — крайне сложно, поделить завод — невозможно. Получается, что кто-то должен отказаться от своей доли в заводе. Мы точно не отдадим никому свою долю в нефтеперерабатывающем заводе, и ТНК—ВР, я думаю, тоже от него не откажется.

— Акционеров не беспокоит падение добычи нефти в «Славнефти»?

— То, что добыча «Славнефти» падает, беспокоит как ТНК—ВР, так и «Газпром нефть», и мы с этим боремся. Разработана программа по стабилизации добычи, и нужно порядка 2 лет, чтобы добычу стабилизировать на уровне 19–20 млн тонн. Дальше она падать не будет, вполне возможно, что будет и небольшой рост.

— Александр Валерьевич, а вы не знаете, кому продали Менделеевский НПЗ?

— Завод вернулся в «Славнефть».

— То есть они его не продали?

— «Славнефть» продала этот завод, но в какой-то момент и «Газпром нефть», и ТНК—ВР поняли, что мы передаем этот непростой актив в не очень надежные руки.

— Вам не все равно? Деньги ведь заплатили.

— Но мы же социально ответственная компания. Через какое-то время после проведения аукциона компания, которая выиграла конкурс, внесла залог, и, в принципе, она была близка к тому, чтобы привлечь деньги с рынка для окончательной оплаты. Но они с управлением нефтезаводом все равно не справились бы. У них нет опыта и недостаточно финансовых ресурсов, и все закончилось бы массовыми сокращениями. Мы, проанализировав ситуацию, решили отказаться от этой сделки.

— Почему вообще было принято решение о продаже?

— Потому что завод по большому счету бесперспективный. Он требует значительных инвестиций. Однако и мы, и ТНК—BP имеем в своем инвестиционном портфеле гораздо более эффективные проекты. Мы готовы этот актив продать, но только тому покупателю, в котором мы будем уверены, что он ситуацию на предприятии возьмет под контроль и что не будет никаких социально-экологических негативных последствий для Ярославской области.

— А не проще закрыть этот завод? И решить все социальные проблемы?

— Закрыть как? Там почти три тысячи работников, у которых есть жены и дети. Мы в этом регионе работаем, и нам абсолютно не безразлично, какая там социально-экономическая обстановка.

— Александр Валерьевич, у «Славнефти» есть еще какие-то активы, которые «Газпром нефть» и ТНК—BP считают неэффективными и готовы были бы продать?

— У «Славнефти»? Нет.

— А какие еще варианты рассматривает компания по части расширения мощностей переработки?

— Мы рассматриваем возможность увеличения мощностей на Ярославском нефтеперерабатывающем заводе, ЯНОСе. Смотрим возможность увеличения мощностей с 12,5 млн до 14–16 млн тонн за счет реконструкции, реорганизации и расширения. Решение будет принято уже в следующем году. Сейчас идет оценка различных вариантов.

— К какому сроку будет расширение?

— После того как будет принято решение, пройдет еще 2–3 года.

— Какие мощности конкретно вы планируете расширять?

— Есть какие-то узкие места, и сейчас специалисты смотрят возможности их расширения, проводят экономический анализ, сколько это будет стоить.

— А консультант у вас есть?

— Эту работу пока ведут наши специалисты и специалисты ТНК—BP.

— В «Газпроме» были различные мнения относительно судьбы «Газпром нефти»: оставить ее публичной и увеличить free-float или все-таки делать ее 100%-ной дочкой, делать ее ООО. Что будет дальше?

— Решение не принято, возможны два варианта.

— Какое ваше мнение?

— С учетом того, о чем мы с вами говорили, в планах «Газпром нефти» увеличение добычи, доведение ее до 80–100 млн тонн в год, расширение переработки, расширение сбытов, розницы. Кто поможет деньгами? Вопрос финансирования.

— Но вы же хороший заемщик. Можете привлекать кредиты?

— У каждого заемщика есть определенные возможности по привлечению кредитов. Есть, опять же, ограничения по соотношению заемного и акционерного капитала. Если мы говорим о том, что нужны инвестиции в размере $40–60 млрд, а при этом вы можете привлечь с рынка в качестве заимствования только $18–20 млрд, это значит, что ваша программа будет недофинансирована. Какой есть еще инструмент? Какая есть еще возможность? Это допэмиссия. Поэтому, если будет free-float, акции компании будут торговаться. Какие в этом есть еще плюсы? Второй плюс в том, что появляется возможность оценки того, насколько компания эффективно управляется, потому что в данном случае есть такой индикатор, как рынок. Третье — если акции торгуются, то ликвидность для акционеров увеличивается. И немаловажный фактор для того же менеджмента — это возможность опционов. Опять же, хорошо замотивированный менеджер эффективно работает в компании.

— То есть вы считаете, что «Газпром нефть» нужно оставлять публичной, увеличивать free-float?

— Это мое мнение, но решение еще не принято. «Газпром» в любом случае должен сохранить контроль, а дальше возможны различные комбинации. Возможно участие какого-то стратегического инвестора.

— Александр Валерьевич, насколько «Газпром нефти» интересен шельф и насколько у нее есть деньги и амбиции?

— Деньги есть, амбиции тоже!

— То есть шельф вам интересен, вы туда пойдете?

— Да, мы планируем расти и развиваться.

— Ну расти можно и на суше.

— Если ограничиваться только сушей, то возможности для роста весьма ограничены. Я считаю, что «Газпром нефти» нужно приобретать опыт работы на шельфе.

— А как вы оцениваете идею «Газпрома» о переводе всех экспортных потоков, в том числе нефти, в «Газпром экспорт»?

— Мне ничего не известно. Решение о передаче потоков — это сделка с заинтересованностью, это компетенция Совета директоров. Совет директоров этот вопрос не рассматривал и в ближайшее время рассматривать не собирается. Это с одной стороны, с другой стороны — есть решение Правления и Совета директоров «Газпрома» в прошлом году, который принял стратегическое решение о том, что «Газпром нефть» — это самостоятельная вертикально интегрированная нефтяная компания. С разведкой, добычей, переработкой и собственной реализацией.

Дорогие Друзья!

В преддверии новогодних праздников хочу от всей души поздравить вас с наступающим Новым годом и Рождеством! Уходящий год был для нашей компании знаковым: мы переломили тенденцию снижения добычи нефти и выходим на долгосрочный рост, мы сделали ряд важных приобретений и начали крупный проект по реформированию структуры управления.

Сегодня я могу с уверенностью заявить, что успешные результаты работы компании в 2007 году станут залогом развития «Газпром нефти» в последующие годы. Безусловно, позитивные тенденции будут сказываться и на условиях работы трудового коллектива. По итогам 2007 года сотрудники компании получат заслуженные премии, а в 2008 году мы планируем внедрить четкую систему мотивации персонала.

В компании совершенствуются и социальные программы. В 2008 году мы начнем внедрять новую жилищную политику, которая позволит сотрудникам компании получать существенные льготы при покупке жилья, в некоторых случаях будут предоставлены беспроцентные ссуды. Продолжается работа по программе добровольного медицинского страхования. Проводятся опросы по удовлетворенности качеством и перечнем услуг, предоставляемых сотрудникам в рамках ДМС. Будьте уверены, все ваши пожелания будут услышаны и по возможности исполнены. Новый год — это особый праздник. У большинства людей он связан с завершением начатых дел и формированием новых планов, с новыми ожиданиями и перспективами. Поэтому хочу пожелать, чтобы в наступающем году все ваши мечты сбывались, а все намеченные проекты реализовывались качественно и эффективно. Здоровья, удачи, любви вам и вашим близким.

Президент ОАО «Газпром нефть» Александр Дюков