Арктика — горячая точка

Арктика — горячая точка

Запасы углеводородов, за которые начали борьбу сразу несколько стран, могут оказаться мифом





24 июля

ледокол «Академик Федоров» отправился из Мурманска к Северному полюсу. 2 августа глубоководные аппараты «Мир-1» и «Мир-2» начали погружение на дно океана. Экипаж второго аппарата был интернациональным: пилот — россиянин Евгений Черняев, австралиец Майк МакДауэлл и шведский миллионер Фредерик Паулсен. Через несколько часов после начала погружения оба «Мира» достигли дна, опустившись на 4261 метр. Затем был произведен отбор грунта и образцов подводной фауны. Кроме того, на дне была оставлена капсула с титановым флагом России и пожеланиями потомкам.

Начинается долгий процесс определения принадлежности полярных территорий

Несколько мировых держав начали борьбу за углеводороды на Северном полюсе. При этом ни принадлежность арктических территорий к чьему-либо шельфу, ни наличие там нефти и газа пока не доказаны.

Текст: Кирилл Мартынов

США, Канада, Дания и другие страны мгновенно отреагировали на триумфальное погружение российских глубоководных аппаратов «Мир-1» и «Мир-2» на дно Северного Ледовитого океана в рамках недавней арктической экспедиции, — и громкими заявлениями политиков, и ответными экспедициями. Началась настоящая гонка за контролем над арктическим шельфом. Одной из целей арктической экспедиции был сбор доказательств принадлежности подводных хребтов Ломоносова и Менделеева к Сибирской континентальной платформе. Если Россия сумеет это доказать, то получит контроль примерно над 1,2 млн км2 арктического шельфа, где, по предположениям ученых, скрыто до 25% мировых запасов нефти и газа, а также месторождения олова, марганца, золота, никеля, свинца, платины, алмазов. По оценкам экспертов, участок шельфа, на который претендует Россия, может содержать запасы углеводородов в размере до 9–10 млрд тонн условного топлива.

Стоит отметить, что на данный момент на всем российском континентальном шельфе открыто 44 месторождения углеводородов. Объем запасов на одном месторождении в среднем составляет около 40 млн тонн условного топлива, что примерно в четыре раза больше средних запасов материковых месторождений. По данным Минприроды, на шельф сейчас приходится треть запасов газа, 22% газового конденсата, 12% нефти. При этом 80% шельфовых запасов находятся в Арктике. «В случае реализации амбициозного плана Россия может добывать в северных морях до 95 млн тонн нефти и 320 млрд м3 газа ежегодно», — считает президент Союза независимых производителей газа Виктор Баранов.

Недовольный запад

Официальные лица в России восприняли сообщения об успехе арктической экспедиции как большую победу. Спикер Государственной Думы Борис Грызлов, например, поспешил заявить, что «экспедиция имела не только политическое значение, но и научную подоплеку, она показала, что территория самого Северного полюса имеет, возможно, большее отношение к России, чем к другим странам». На Западе дали другую оценку российской экспедиции. Госдепартамент США заявил, что хребты имеют океаническое происхождение и «не являются частью континентального шельфа какого-либо государства». Министр иностранных дел Канады Питер МакКей был еще более резок — особенно его задела установка на дне океана капсулы с российским флагом. «Это просто шоу. Сейчас не XV век. Нельзя идти по миру, расставлять флаги и говорить: «Мы заявляем права на эту территорию», — сказал он. США уже в августе отправили в Арктику экспедицию. Дания также заявила о желании доказать, что хребет Ломоносова является частью датского острова Гренландия. А Канада сообщила о намерении построить в Арктике порт и военную базу.

Кроме того, Дания инициирует проведение конференции по Арктике. Глава МИДа этой страны Пер Стиг Меллер заявил, что Дании, России, Канаде, США и Норвегии следует тщательно обсудить обстановку, сложившуюся в регионе. По его мнению, гонка с целью расширения влияния в Арктике должна быть остановлена. Одним из итогов конференции может стать введение моратория на разработку ресурсов в Арктике до момента окончательного урегулирования шельфового спора.

Доказанному верить

Возможно, предложение Дании на данный момент — наиболее разумное. Доказать принадлежность того или иного участка Арктики к чьему бы то ни было шельфу весьма непросто. Так, Россия уже пыталась сделать это в 2001 году, но собранных доказательств не хватило. Комиссия ООН по границам континентального шельфа потребовала новых данных. Просто объявить хребет Ломоносова своим также не получится. Канадец справедливо отметил — сегодня не XV век. Все решается в рамках Конвенции ООН по морскому праву 1982 года. А решение принимается уже упомянутой Комиссией, в которую входят представители двадцати одного государства. Стоит пояснить, что если России удастся доказать принадлежность подводных хребтов к Сибирской континентальной платформе, то она получит исключительное право на добычу полезных ископаемых, вылов рыбы на новых территориях. При этом наша страна не сможет препятствовать проходу чужих судов, прокладке трубопроводов, кабелей и так далее.

Член Комиссии ООН по границам континентального шельфа от России Юрий Казьмин говорит, что через три года Россия сможет представить все новые доказательства на принадлежность ей части хребта Ломоносова и хребта Менделеева. Но никто не может гарантировать, что заявка России будет удовлетворена, хотя шансов на положительное заключение и стало больше благодаря новым данным, полученным в ходе недавней арктической экспедиции. «Процесс доказательства территориальной принадлежности на базе геологических, геофизических, сейсмологических, океанологических изысканий чрезвычайно сложен, особенно в условиях арктических льдов», — отмечает он.

Директор Института океанологии РАН Роберт Нигматуллин считает, что образцы грунта, добытые со дна Северного Ледовитого океана в ходе недавней полярной экспедиции «Арктика-2007», не окажут значительного влияния на решение ООН о расширении континентального шельфа РФ. По словам ученого, которые приводит «Интерфакс», окончательные доказательства можно получить только при помощи глубокого бурения. Но пока такое бурение провести весьма сложно. Не стоит забывать и еще об одном аспекте проблемы. Гонка за потенциальными нефтегазовыми ресурсами Арктики вполне может оказаться бессмысленной. Все имеющиеся цифры и оценки несметных арктических богатств не более чем предположения. Достоверных сведений о запасах полезных ископаемых в этом регионе нет. Роберт Нигматуллин отмечает, что сейчас преждевременно говорить об объемах углеводородов, которые могут находиться в районе Северного полюса. «Цифры звучат, они некий этап в понимании. Это первое приближение в оценке, но гарантировать, что это так, не приходится. Нужно сначала найти эти залежи», — приводит слова ученого РИА «Новости». «Где-то 15 лет назад специалисты высказывали мнение, что в Каспийском море чуть ли не 30 млрд тонн нефти. И все это не подтвердилось», — говорит Роберт Нигматуллин.

Иностранные эксперты также не готовы дать четкие прогнозы. Ив Матье, инженер, специалист в области углеводородного сырья, в интервью газете Le Temps (перевод на сайте inopressa.ru) вообще высказывает мнение, что под Северным полюсом нет нефти. «Для того чтобы была нефть, необходимо, чтобы наличествовали достаточно плотные слои осадочной породы», — говорит он и отмечает, что «такие слои есть вокруг континентов, но все они расположены внутри200-мильной зоны, а следовательно, находятся в районах, уже определенных международной юрисдикцией». В качестве примера он приводит месторождения северных морей — Баренцева и других, — а также огромные залежи газа в районе полуострова Ямал. По его мнению, расширение зоны поиска углеводородов с 200 миль до 350 не даст дополнительных запасов. В то же время российские ученые все-таки склонны считать, что ближе к Северному полюсу вполне можно найти нефть и газ. Кто окажется прав, мы узнаем не скоро. Исследования сложны и дороги, разработка месторождений — дело еще более хлопотное и технологичное, к тому же имеющее непредсказуемые экологические последствия.

Станет ли Северный полюс новым центром нефте- и газодобычи, выяснится в лучшем случае лет через десять, а добыча может начаться лишь к середине века. В любом случае в регионе необходимо резко интенсифицировать научно-исследовательские работы: это позволит и доказать принадлежность арктических хребтов к российскому шельфу, и найти запасы углеводородов. Если они, конечно, есть.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ