Финансовые горизонты

Финансовые горизонты

Интервью с заместителем председателя правления, заместителем генерального директора по экономике и финансам Вадимом Яковлевым





«Газпром Нефть» имеет все возможности для роста масштабов и увеличения эффективности бизнеса

«Сибирская нефть» начинает публикацию серии интервью с руководителями компании. В этом номере мы побеседовали с заместителем председателя правления, заместителем генерального директора по экономике и финансам, Вадимом Яковлевым. Он рассказал о текущей ситуации на рынках, проблемах и перспективах финансового сектора, а также поделился мыслями и ощущениями от работы в компании.

Текст: Наталия Вялкина

— Вадим Владиславович, в прошлом году компания существенно увеличила свои финансовые показатели, хотя добыча осталась на прежнем уровне. Расскажите, за счет чего тогда произошел рост?

— В первую очередь, это, конечно, хорошая ценовая конъюнктура. В среднем цены на нефть в 2007 году были выше, чем в 2006 году, и хотя значительная часть выручки, которую мы получаем от роста цен на нефть, идет государству в виде налогов, все равно это нам дает неплохую дополнительную прибыль. Второй фактор — это хорошая работа блока downstream. Мы проделали масштабную работу по структурированию этого блока, выделили несколько продуктовых бизнес- единиц, стали ближе к потребителю, увеличили цепочку создания стоимости, и эффект от этих мероприятий был получен уже в прошлом году. И последний ключевой фактор — это увеличение объемов переработки, что при хорошей ценовой конъюнктуре и высокой марже в переработке тоже дало нам в 2007 году дополнительную прибыль.

—То есть сейчас выгоднее перерабатывать нефть и продавать ее внутри страны, чем экспортировать?

— Конечно, сейчас гораздо выгоднее перерабатывать, чем экспортировать, поэтому экспорт для нас сейчас является по эффективности замыкающим направлением.

— И как долго такая ситуация может продлиться?

— Сложно сказать точно. Это определяется, в первую очередь, существующим в стране налоговым режимом и ценовой конъюнктурой на внутреннем рынке. Сейчас государство стимулирует нефтяные компании перерабатывать нефть внутри страны, что логично, потому что мы таким образом удовлетворяем растущие потребности рынка и создаем дополнительную стоимость, а значит обеспечиваем дополнительные налоговые поступления внутри страны. Это осмысленная политика государства, и наряду с теми мерами, которые предпринимаются сейчас для стимулирования компаний по увеличению добычи нефти, обсуждаются сейчас и варианты стимулирования компаний по развитию нефтепереработки. В частности, на высшем уровне обсуждаются варианты по строительству новых заводов в России.

— Что касается строительства новых НПЗ, для «Газпром нефти», например, сейчас было бы рентабельно построить новый завод?

— При текущей ценовой конъюнктуре — да, это рентабельно. Но важно принимать во внимание и такие вещи, как стабильность налогового режима, а также возможности доступа к рынкам сбыта, в том числе к европейским рынкам сбыта. Ведь принимая решение о строительстве завода, необходимо четко понимать, кому мы будем продавать продукцию, а еще лучше уже иметь гарантии сбыта. Но, безусловно, думать о строительстве новых заводов нужно.

— И «Газпром нефть» уже думает об этом?

— Мы рассматриваем такую возможность наряду с анализом возможностей по неорганическому росту. Мы — исторически самая сбалансированная нефтяная компания по объемам добычи и переработки, но с приобретением доли в «Томскнефти» этот баланс слегка нарушился, и необходимо его восстановить. Поэтому мы сейчас активно ищем возможности по увеличению объемов переработки, их может быть несколько: это расширение существующих заводов, строительство новых объектов, приобретение и переработка на условиях процессинга.

— Под эти возможности мы и привлекаем сейчас дополнительные средства в виде синдицированных кредитов? Или есть другие цели?

— У компании сейчас достаточно собственных средств, и наш свободный денежный поток на баррель добычи сейчас больше, чем у любой другой нефтяной компании, что позволяет нам выплачивать хорошие дивиденды, вкладывать значительные средства в приобретения, в частности, при покупке «Томскнефти» мы значительную часть профинансировали за счет собственных средств. В настоящее время при привлечении кредитов мы преследуем две цели. Во-первых, это рефинансирование нашей текущей задолженности. В этом году нам необходимо порядка $1 млрд направить на рефинансирование ранее привлеченных кредитов, кроме того, в январе 2009 года нам нужно погасить евробонды на $500 млн. Во-вторых, ситуация на рынках сейчас достаточно сложная, поэтому мы анализируем все свои возможности. Сейчас не то время, когда можно быстро привлечь деньги под какие-либо потребности, поэтому мы используем те возможности, которые предоставляются. Нам нужно иметь некий запас средств, чтобы, в случае необходимости, мы могли их использовать. У нас сегодня достаточно широкие кредитные способности, это связано и с тем, что мы имеем существенные собственные финансовые средства, а также с нашим высоким кредитным рейтингом. Только в этом году нам повысили рейтинг и Standard & Poor’s, и Moody’s, и это позволяет нам привлекать заемные средства на хороших условиях.

— В стратегии развития компании до 2020 года прописано, что капитализация компании вырастет до $100 млрд. На ваш взгляд, за счет каких механизмов будет достигнут этот показатель?

— Основной фактор, способствующий росту капитализации, — это рост запасов. К 2020 году мы планируем увеличить запасы до 2,2 млрд. тонн. Мы также собираемся увеличить долю переработки до 80% от объемов добычи нефти. Кроме того, важным элементом в повышении капитализации является создание продуктовых бизнес-единиц, работающих напрямую с потребителем, что дает нам дополнительную стоимость. Вместе с тем, я считаю, что сейчас на рынке есть дисконт стоимости наших акций, в связи с низкой ликвидностью и некоторой неопределенностью со структурой нашего акционерного капитала. И если говорить о горизонте 2020 года, то, возможно, наш freefloat увеличится, ликвидность наших акций вырастет, и этот дисконт исчезнет.

— Значит ли это, что «Газпром нефть» рассматривает возможность дополнительного размещения акций?

— Мы рассматриваем этот вариант как дополнительную возможность для финансирования нашего развития в долгосрочной перспективе. Кроме того, председатель совета директоров «Газпром нефти» Алексей Миллер говорил, что видит «Газпром нефть» как публичную компанию.

— Что касается опционной программы «Газпром нефти», на каком этапе сейчас ее разработка, сколько менеджеров и какого статуса примут в ней участие?

— Мы уже согласовали с основным акционером саму инициативу, и решение о реализации этой программы принято. Мы рассматриваем сейчас несколько различных вариантов. Количество участников опционной программы — около 150 человек. В головном офисе это руководители, включая начальников департаментов, кроме того, в программу попадают ключевые руководители наших дочерних и зависимых обществ.

— Вадим Владиславович, вы также являетесь председателем совета директоров «Томскнефти», какие перспективы вы видите у этого актива? Справедливой ли была цена, заплаченная за 50% «Томскнефти»?

— Что касается стоимости, то мы шли на сделку с открытыми глазами. У нас была собственная оценка этого актива, и сумма, которую мы заплатили, укладывалась в те параметры, которыми мы определили для себя справедливую стоимость 50% «Томскнефти». Кроме того, у нас было независимое заключение инвестиционных банков, которое подтверждало нашу оценку. Поэтому с уверенностью могу сказать, что мы не переплатили, и сегодня стоимость этого актива выросла. Учитывая прибыль, которую получает сама «Томскнефть», и прибыль, которую получаем мы, используя ресурсы компании, мы удовлетворены доходом на вложенный капитал.

— А как происходит взаимодействие с другим акционером «Томскнефти» — «Роснефтью»?

— Вообще, ситуация владения активом 50 на 50 изначально непростая, и мы, и «Роснефть» это понимаем. У «Газпром нефти» достаточно хороший опыт управления совместными предприятиями, это опыт «Славнефти», и наш партнер, «Роснефть», признает этот опыт. В управлении «Томскнефтью» мы исходим из того, что это партнерские отношения и мы должны управлять этим активом в интересах обоих акционеров.

— Сколько состоялось заседаний с начала работы совета директоров и какие основные вопросы были рассмотрены?

— В общей сложности прошло 2 очных заседания и 4 заочных. На них был принят бизнес-план «Томскнефти» на 2008 год, определены целевые показатели для ключевых менеджеров, поставлены задачи по проектам развития и стратегическим инициативам. Цели, которые поставлены, должны лечь в основу развития системы мотивации предприятия и развития системы управления. Для нас важно, чтобы задачи менеджменту ставил совет директоров и совместно с акционерами была реализована комплексная программа мероприятий по развитию предприятия. Сегодня мы наметили ряд приоритетных направлений, которые будут в дальнейшем рассматриваться на совете директоров. Это вопросы совершенствования системы мотивации, регламентация деятельности предприятия, приведение основных документов к единому формату, устраивающему обоих акционеров. При этом большая часть ответственности должна быть делегирована менеджменту предприятия, а задача акционеров заключается в том, чтобы осуществлять стратегическое управление активом.

— Каковы основные показатели бизнес-плана «Томскнефти» на 2008 год?

— Добыча нефти запланирована на уровне 11,7 млн тонн, прирост извлекаемых запасов по итогам 2008 года должен составить 12 млн тонн нефти. Что касается финансовых показателей, то чистая прибыль «Томскнефти», согласно бизнес-плану, составит 13,3 млрд рублей, а EBITDA — 21,3 млрд рублей.

— Не рассматривается ли возможность продажи доли «Газпром нефти» или, наоборот, покупки доли «Роснефти» в «Томскнефти»?

— Нет. Продажа нашей доли исключена. Что касается покупки, если нам будет предложена доля «Роснефти», то, безусловно, мы это предложение рассмотрим, так как Томский регион нам очень интересен.

— Вадим Владиславович, и напоследок несколько личный вопрос. Вы уже около года являетесь заместителем генерального директора по экономике и финансам. Какие задачи вы перед собой ставили и что в начале работы на этой должности было для вас наиболее сложным?

— Прежде всего, нужно сказать о том, что роль блока экономики и финансов компании во многом должна была измениться. Ранее, до смены собственника, компания в основном ориентировалась на удовлетворение интересов одного основного акционера. При этом управление финансами компании строилось главным образом на управлении денежными потоками. За время приобретения контроля над компанией «Газпромом» ситуация кардинально не менялась, а наши конкуренты существенно продвигались в вопросах построения эффективной финансовой функции. В целом перед компанией стоят задачи серьезного роста масштабов и повышения эффективности нашей деятельности. Финансовая служба должна, безусловно, соответствовать амбициозным задачам компании и быть лидером изменений. В настоящее время реализуются проекты по нескольким направлениям. Совершенствуется система бизнес-планирования и контроля результатов деятельности: сегментируются бизнес-направления по всей цепочке создания стоимости от геологоразведки до продаж на АЗС, совершенствуется система оценки и прогнозирования ключевых показателей эффективности, начинается масштабная автоматизация процесса бизнес-планирования. Огромная работа нам предстоит с целью комплексного повышения эффективности бухгалтерской функции: перед бухгалтерией поставлена задача готовить отчетность не только для фискальных целей, но и, что не менее важно, давать качественный продукт для управленческих целей. При этом отчетность должна формироваться в существенно более сжатые сроки. Лучшая отраслевая практика, на которую мы ориентируемся, — это закрытие на местах на седьмой календарный день как для целей бухгалтерского, так и управленческого учета. В ближайшее время мы начнем реализацию проекта «Единое казначейство» с целью оптимизации управления денежными средствами компании. Это те основные проекты, которые затрагивают наши предприятия, а помимо перечисленного еще есть централизованные задачи по таким направлениям, как работа с финансовыми рынками, реализация сделок, связи с инвесторами, управление финансовыми рисками, страхование. И на этих направлениях мы также хотим находить лучшие в отрасли решения. Естественно, все это невозможно без сильной команды, и для меня наиболее важной задачей в первый год работы было именно формирование команды. Сейчас я могу говорить о том, что эта задача практически решена. Я действительно хочу, чтобы у меня работала лучшая в отрасли команда профессионалов, я хочу быть уверенным, что есть люди, которые могут меня заменить, и готов делегировать ответственность своим сотрудникам настолько, насколько они к этому готовы.

Если говорить о том, что было самым сложным, то это, наверное, приоритезация задач. Мне нравится заниматься не только непосредственно своим направлением, но и участвовать в тех проектах компании, где я тоже могу быть полезен. Сейчас много времени я уделяю не только вопросам экономики и финансов, но и задачам развития компании, рассмотрению стратегических проектов, вопросам организационного развития, «Томскнефти», наконец.

В целом мне очень комфортно работать в компании. Я верю, что нам удастся сформировать здоровую корпоративную культуру. Я очень ценю те отношения, которые складываются у нас в коллективе на всех уровнях управления.