Голодная альтернатива

Голодная альтернатива

Биотопливо стало причиной резкого роста цен на продовольствие в мире



Генеральный директор продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН Жак Диуф







Фото: ИТАР-ТАСС; FOTOBANK/GETTY IMAGES

Биотопливо стало причиной резкого роста цен на продовольствие в мире

Развитие производства биотоплива из сельскохозяйственных культур спровоцировало кризис на рынке продовольствия — за шесть лет цены выросли на 140%. Приходится признать, что топливо из пшеницы, рапса и кукурузы не стало панацеей от углеводородной зависимости.

Текст: Евгений Третьяков

«Представляете, вы заливаете в бензобак спирт и едете! И никакого загрязнения воздуха, никаких парниковых газов! А сырье для топлива можно просто вырастить, ведь это пшеница, кукуруза или рапс!» — еще несколько лет назад восторгам экологов и борцов с глобальным потеплением не было предела. Казалось, вот она, альтернатива нефти, растет у нас под ногами — нужно лишь засеять поля и построить заводы по производству этанола и биодизеля, и да здравствует свобода от углеводородов! К тому же биотопливо не загрязняет атмосферу. Единственной преградой для повсеместного развития биотоплива оказалась слишком высокая себестоимость его производства, но озабоченные экологией и поддержкой собственных сельхозпроизводителей правительства начали выделять субсидии для новой отрасли. В Европе даже приняли специальные нормативы: например, с апреля любое моторное топливо в Великобритании должно включать 2,5% биотоплива, а Евросоюз обязал всех своих членов довести эту долю до 10% к 2020 году. Резкий рост цен на нефть, казалось, играет лишь на руку биотопливной индустрии, ведь производство новых видов топлива становится все более и более рентабельным. Но в этом году выяснилось, что биотопливо не является панацеей. Политика стимулирования его производства и потребления привела к очень негативным последствиям. Пристальнее взглянуть на глобальные процессы, которые запускает массовое производство биотоплива, заставил взлет цен на продовольствие на мировых рынках, который, по оценкам экспертов Всемирного банка, поставил на грань голода более 100 млн человек. «Только за последний год число страдающих от голода в мире возросло на 50 млн человек», — сообщил генеральный директор Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН Жак Диуф. По его мнению, которое приводит РИА «Новости», ухудшение ситуации произошло по нескольким причинам. В их числе он назвал повышение спроса на продовольствие из-за роста рождаемости в мире, недостаточное производство сельхозпродукции, рост цен на топливо и агротехнику, засухи и наводнения, а также активное распространение биотоплива.

Секретные материалы

В начале июля этого года на острове Хоккайдо вовсю шли последние приготовления к саммиту «Большой восьмерки» — служащие отеля «Виндзор», расположенного на берегу озера Тоя, наводили последний лоск, техники проверяли аппаратуру, антиглобалисты уже подтягивались к окрестностям встречи, а 20 тысяч японских полицейских готовились не допустить никаких эксцессов. Лидеры стран паковали чемоданы, когда английская газета The Guardian взорвала маленькую информационную бомбу, опубликовав статью «Секретный доклад: продовольственный кризис вызван биотопливом» (перевод статьи на сайте www.inopressa.ru).

Производство биотоплива взвинтило глобальные цены на продовольствие на 75% — такое утверждение содержится в конфиденциальном докладе Всемирного банка, полученном изданием. «Без увеличения количества биотоплива мировые запасы пшеницы и маиса не уменьшились бы так заметно, а рост цен из-за других факторов был бы умеренным», — говорится в докладе. С 2002 года до февраля нынешнего года цены на продовольствие, изученные в докладе, выросли на 140%. При этом рост цен на энергию и удобрения стал причиной повышения стоимости продовольствия лишь на 15%, в то время как из-за резкого увеличения производства биотоплива за тот же период они подскочили на 75%.

В докладе, который цитирует The Guardian, также говорится, что производство биотоплива деформировало пищевые рынки тремя основными путями. Первый — зерно стали расходовать не на пищу, а на топливо, причем сейчас свыше трети урожая американских зерновых культур используется для производства этанола, а около половины растительных масел — для производства биодизеля. Второй — у фермеров появился стимул отводить землю под посадки растительного сырья для биотоплива. То есть вместо пшеницы сажать, например, рапс. Третий — производство биотоплива спровоцировало финансовые спекуляции на зерновом рынке, что также способствовало росту цен.

The Guardian объясняет и причину секретности доклада. Официальные власти США утверждают, что увеличение производства топлива растительного происхождения поднимает цены на продукты менее чем на 3%. З и 75 процентов — слишком разные оценки. Поэтому эксперты считают, что доклад, завершенный в апреле, не был опубликован, чтобы не ставить в неудобное положение президента Джорджа Буша накануне саммита «Большой восьмерки». «Политические лидеры, видимо, хотят скрыть правду и проигнорировать серьезные свидетельства того, что биотопливо — один из главных факторов в недавнем подорожании продовольствия, — говорит Роберт Бэйли, политический советник из Оксфордского комитета помощи голодающим. — Мы обязательно должны представлять картину полностью. Пока политики стараются не разочаровать промышленное лобби, люди в бедных странах не могут позволить себе как следует поесть».

«Восьмерка» за отходы

Этот «секретный» доклад стал темой для большой полемики в мире. Многие эксперты поставили под сомнение цифру 75%, но почти все согласны с тем, что развитие биотопливной индустрии стало негативным фактором для мирового рынка продовольствия. «Оценка в 75% может быть завышена не специально, а из-за того, что прошлый год выдался неудачным для сельского хозяйства. Когда урожай падает, на производство биотоплива уходит более значительная доля зерновых и масла, что толкает цены на продовольствие вверх», — считает Александр Морозов из банка HSBC, мнение которого приводит «Коммерсантъ». «Я считаю, что увеличение производства биотоплива — действительно основной фактор роста цен на продовольствие. Фактор увеличения потребления продуктов питания в Индии и Китае имеет под собой основание, но подсолнечное масло в таких количествах не потребляют», — соглашается с коллегой Юлия Цепляева из банка Merrill Lynch.

Стоит отметить, что «восьмерка» в итоге приняла развернутое заявление по поводу ситуации с продовольствием. Биотопливу там посвящен небольшой раздел, но смысл сказанного таков: развитые страны признали наличие проблемы и обозначили пути ее решения.

«Восьмерка» предлагает «обеспечивать соответствие политики в области устойчивого производства и использования биотоплива целям продовольственной безопасности, а также ускорять развитие и коммерциализацию эффективных видов биотоплива второго поколения, получаемых из непродовольственной биомассы». «В этом отношении мы будем совместно с другими заинтересованными участниками разрабатывать научно обоснованные эталоны и индикаторы для производства и использования биотоплива», — отмечается в заявлении «Глобальная продовольственная безопасность», которое приводит ИТАР-ТАСС.

Россия ставит на еду

Показательно, что это заявление практически полностью совпадает с позицией России, которая была озвучена незадолго до саммита «восьмерки» президентом Дмитрием Медведевым и другими российскими официальными лицами. На сессии Экономического и социального совета ООН (ЭКОСОС), которая проходила в Нью-Йорке в начале июля, заместитель министра иностранных дел РФ Александр Яковенко сообщил, что Россия выступает за производство биотоплива только на основе непродовольственного сырья.

«В контексте продовольственного кризиса нельзя обойти вниманием острую и деликатную проблему производства биотоплива из сельскохозяйственного сырья. Решение этой проблемы, по нашему мнению, может быть найдено исключительно на основе соблюдения принципов устойчивого развития. Речь должна идти о переходе к технологиям второго поколения, использующим для производства биотоплива непродовольственное сырье — прежде всего целлюлозу, отходы животноводства и твердые бытовые отходы», — цитирует его РИА «Новости». По его словам, в России проблему биотоплива рассматривают также в контексте возобновляемых ресурсов и необходимости качественного сдвига в области энергоэффективности и ресурсосбережения.

Мэр Москвы Юрий Лужков 1 июля опубликовал статью в «Российской газете» с говорящим заголовком «Мир, сжигающий хлеб и себя: производство биотоплива провоцирует глобальный продовольственный кризис».

По итогам саммита в Японии Дмитрий Медведев сказал, что Россия будет прежде всего увеличивать производство продовольствия, а не биотоплива из зерновых культур: «Долгосрочный вклад нашей страны в решение этой проблемы будет состоять прежде всего в существенном наращивании сельхозпроизводства и его поставок не только внутри страны, но и на мировые рынки».

Что касается собственно развития производства биотоплива в России, то пока этот вопрос не входит в число государственных приоритетов. Наша страна является одним из мировых лидеров по запасам и добыче углеводородного сырья, значительная часть которого поставляется в Европу и другие регионы мира. Отечественные нефтегазовые компании решают сейчас задачи по поддержанию добычи на старых месторождениях, разведке и обустройству новых. Суммы инвестиций на эти цели исчисляются десятками миллиардов долларов. Естественно, они не могут быть тем локомотивом, который будет тянуть еще и производство биотоплива.

Сельскохозяйственные или какие-либо другие компании могли бы заняться производством биотоплива, но для этого существует ряд ограничений. Во-первых, нужны большие инвестиции во все стадии процесса — от посева или сбора отходов до строительства заводов и расходов по организации сбыта готовой продукции. Во-вторых, в России действует законодательство, накладывающее ограничения на оборот спиртосодержащей продукции. Чтобы продавать биотопливо внутри страны, придется его менять, а процесс этот не быстрый и с большим количеством подводных камней. В-третьих, для продажи биоэтанола или биодизеля на внутреннем рынке нужна инфраструктура — модернизация АЗС, приобретение дополнительных спиртовозов, цистерн и пр. Наиболее приемлемый вариант — экспорт, но расходы на транспортировку очень велики.

В общем, вывод один — для производства биотоплива нужны госсубсидии, как в других странах, и специальная программа. Но, как мы уже отмечали, Россия отдает приоритет сельскохозяйственному производству. Возможно, это и правильно. Ведь пока нефть и газ остаются наиболее доступными энергоносителями, а биотопливу еще только предстоит найти свое место на рынке.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ