Подвижки на шельфе

Подвижки на шельфе

Российский шельф освоят госкомпании



© FOTOBANK/GETTY IMAGES

Российский шельф освоят госкомпании

Инициативы правительства по снижению налогов на нефтяную отрасль, а также решение разделить континентальный шельф между госкомпаниями, возможно, приблизят начало освоения шельфовых месторождений.

Текст: Евгений Третьяков

В апреле этого года обе палаты российского парламента одобрили поправки в Федеральный закон «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства» и ряд других законодательных актов. Согласно этим поправкам, участки континентального шельфа отнесены к категории недр федерального значения. Предоставление в пользование этих участков осуществляется в особом режиме. «Пользователями недр на участках недр федерального значения континентального шельфа Российской Федерации, а также на участках недр федерального значения, расположенных на территории Российской Федерации и простирающихся на ее континентальный шельф, могут быть юридические лица, которые созданы в соответствии с законодательством Российской Федерации, имеют опыт освоения участков недр континентального шельфа Российской Федерации не менее чем пять лет, в которых доля (вклад) Российской Федерации в уставных капиталах составляет более чем пятьдесят процентов и (или) в отношении которых Российская Федерация имеет право прямо или косвенно распоряжаться более чем пятьюдесятью процентами общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции (доли), составляющие уставные капиталы таких юридических лиц», — говорится в документе. Под действие этого закона не попадет шельф Каспийского и Азовского морей, поскольку их статус регулируется международными соглашениями. Глава Минприроды Юрий Трутнев отметил, что принятие этого пакета поправок фактически формирует новую концепцию разработки континентального шельфа. «По сути, концепция уже принята, она отражена в законе. Там написано, что шельф будут осваивать компании, контролирующиеся государством. Ясно, что это «Газпром» и «Роснефть», — сказал министр. Распределение участков между двумя компаниями будет происходить без конкурсов.

«Давайте называть вещи своими именами. Если у нас законодательство ограничивает субъектов работы на шельфе двумя компаниями, конкурс между ними будет выглядеть достаточно странно, — говорит Юрий Трутнев. — Поэтому я думаю, что мы от этих компаний получим их предложения по тем территориям, где они собираются вести геологическое изучение. После появления закона распределим участки геологического изучения. А дальше начнется работа, связанная с определением сроков». Основой для распределения участков станет преобладание нефти или газа, соответственно, газовые получит «Газпром», нефтяные — «Роснефть». Юрий Трутнев уверяет, что уже определены части бассейна, где наиболее очевидна разведка того или иного полезного ископаемого. «То есть где там нефть, а где газ, у геологов представление есть», — сказал он.

По данным Минприроды, на российском шельфе выявлено около 450 структур, из которых более 100 подготовлено к глубокому бурению. Общие ресурсы — 98,7 млрд тонн в нефтяном эквиваленте. Однако существуют зоны шельфа, статус и принадлежность которых не урегулированы. Это участки Баренцева, Берингова, Азовского, Черного и Каспийского морей, а также часть арктического шельфа.

Шаг навстречу

Но даже ресурсы той части шельфа, где права России неоспоримы, таковы, что их хватит на многие годы активной эксплуатации. Хотя освоить их будет не просто — сложные условия работы, необходимость закупки дорогостоящего оборудования, создания инфраструктуры «с нуля» — делает тонну нефти или кубометр газа весьма недешевыми. По оценке президента «Роснефти» Сергея Богданчикова, освоение шельфа России в его сегодняшних границах потребует инвестиций в размере 61,6 трлн руб. до 2050 года. Из этой суммы 15,9 трлн руб. должны быть вложены в геологоразведку, а 45,7 трлн руб. — в разработку месторождений. Это очень грубая прикидка, но порядок цифр представить себе можно. Между тем, практически все российские нефтегазовые компании, включая «Роснефть» и «Газпром», тратят на текущую деятельность и утвержденные инвестпроекты все больше и больше. Объемы инвестиций удваиваются практически каждый год. А налоговая нагрузка на отрасль остается весьма высокой — нефтяники отдают государству не менее двух третей от своей выручки. В таких условиях вряд ли стоит рассчитывать на то, что госкомпании начнут активно работать на шельфе.

И вот вслед за робкими шагами по снижению налогового бремени на отрасль, которые озвучил министр финансов Алексей Кудрин (подробнее см. «Сибирская нефть» № 4 за этот год), Владимир Путин, ставший в мае премьер-министром, объявил о новых подвижках в этой сфере. 14 мая этого года, на совещании по развитию морского порта в Усть-Луге, он заявил, что необходимо снизить ставку налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) для развития российских геологоразведки и нефтедобычи. Соответствующий законопроект, по словам Путина, уже подготовлен и будет в ближайшее время внесен в Государственную думу.

Владимир Путин предложил также ввести налоговые каникулы сроком на семь лет для компаний, ведущих разведку и разработку месторождений в Тимано-Печорском бассейне, на полуострове Ямал и континентальном шельфе. Предусмотрен и еще целый ряд изменений.

Эти слова премьер-министра были на ура восприняты рынком. Акции нефтяных компаний резко подскочили в цене — так, стоимость бумаг «Газпром нефти» выросла за один день 14 мая на 8%. Индекс РТС (основной индикатор российского фондового рынка) достиг рекордных значений. Аналитики UniCredit Aton отмечают, что «Правительство РФ, судя по всему, признало разрушительное воздействие чрезмерного налогообложения, и высокопоставленные чиновники сделали показательные заявления о неизбежности реформы налогообложения в ближайшее время». Эксперты инвесткомпаний отмечают, что утверждение налоговых каникул станет хорошим стимулом для ускорения добычи на новых месторождениях.

Дело будущего

Однако не стоит ожидать, что группа «Газпром» или «Роснефть» начнут работать на десятках участков шельфа уже завтра. Этого, скорее всего, не будет. Во-первых, у компаний есть собственные планы по освоению новых месторождений. Во-вторых, шельф — это пока стратегический запас на будущее, ведь для удовлетворения текущих потребностей России и стран-импортеров добываемых объемов нефти и газа пока хватает. В-третьих, каждый проект на шельфе уникален и сложен, только геологоразведка и подготовка участка могут растянуться на десятилетие.

Есть и еще ряд проблем. Российским компаниям не хватает собственных технологий и навыков для работы на шельфе. Поэтому, вероятнее всего, для их получения, а также с целью разделения рисков и финансовых затрат в часть шельфовых проектов будут приглашаться иностранные партнеры. Переговоры и согласования также займут немало времени. Кроме того, у России нет собственных технических средств для работы на шельфе. Как недавно выяснилось, практически весь отечественный спецфлот находится в долгосрочной аренде у иностранных компаний и работает за рубежом. Вернуть его весьма проблематично. Так что специалистам придется искать выход и из этой ситуации. Сейчас группой «Газпром», другими структурами и госорганами прорабатываются вопросы создания в России производства судов, буровых и другого оборудования. Возможно, что решение будет также лежать в плоскости привлечения в проекты иностранных партнеров. В любом случае, сам факт того, что государство наконец определилось со своей политикой в отношении шельфа и пошло на ослабление налогового давления на нефтяников, дает основание надеяться — российский шельф со временем станет не мифической кладовой, а реальным источником энергоресурсов.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ