Финансовый кризис

Финансовый кризис

Нефтегазовые инвестпрограммы



Иллюстратор Вероника Калачева

Инвестпрограммы нефтегазовых компаний необходимо выполнять

Мировой финансовый кризис пока не является катастрофой для российских нефтегазовых компаний — у них есть запас прочности. Однако если кризис продолжится, для выполнения их инвестпрограмм потребуются государственные решения.

Текст: Евгений Третьяков

Мир погрузился в финансовый кризис. Проблемы нескольких американских банков в прошлом году переросли в крах ипотечной системы США, банкротство крупнейших инвестбанков, резкое сужение объемов кредитования и обвал фондовых рынков. Стоимость барреля нефти, которая несколько месяцев назад достигала $150, упала почти в два раза. Россия не смогла остаться островком стабильности в этом море кризиса. Впрочем, благодаря мерам, предпринятым правительством ранее, нашей стране пока удается избежать глобальных потрясений (за исключением катастрофической ситуации на фондовых биржах). Но если в ближайшее время государство не начнет разработку пакета мер по поддержке реального сектора экономики, и нефтегазовой отрасли в частности, то под вопросом может оказаться устойчивое развитие России.

Шок на биржах

10 октября 2008 года фондовые биржи по всему миру пережили самый настоящий шок. Биржевые индексы упали на 6–8%, американский индекс Dow Jones и японский Nikkei упали до самого низкого значения с 2003 года. Падение котировок акций крупных международных банков больше напоминало обвал — бумаги Barclays Plc подешевели на 23,5%, HBOS Plc — на 26,4%, Royal Bank of Scotland — на 17,8%, Deutsche Bank — на 12%, Commerzbank — на 10,7%.

Все это происходило на фоне скоординированных действий правительств ведущих стран мира по поддержке финансового сектора, и принятия плана Полсона — комплекса мер ценой $700 млрд для спасения экономики США.

«Инвесторы потеряли доверие ко всему. Сейчас мы имеем дело с сообществом атеистов. Котировки больше ничего не значат», — приводит агентство Bloomberg слова главного стратега фондового рынка Federated Investors Inc. в Нью-Йорке Филиппа Орландо. «Никто не смотрит на фундаментальные факторы. Все очень-очень напуганы. В итоге инвесторы принимают решение продавать», — вторит главный инвестиционный стратег Hardford & Hadford Кристи Кросби.

Спусковой крючок

Еще в 2006 году в США возникли сложности у ряда банков и компаний, которые выдавали ипотечные кредиты без должной проверки заемщиков и без качественного обеспечения. Казалось бы, это частное дело, но все осложнялось тем, что под эти кредиты и закладные на дома были выпущены производные ценные бумаги, на которые выпускались новые ценные бумаги и которые покупали другие банки и инвестфонды, а также правительства других государств. Аналитики оценивали объем «плохих» ипотечных кредитов только в США в $700 млрд. По расчетам главного эксперта Merrill Lynch по инвестициям в странах Европы, Ближнего Востока и Африки Гэри Дугана, на базе этих сомнительных ипотечных кредитов была воздвигнута финансовая пирамида в объеме $10,7 трлн. И вот эта пирамида начала рушиться. Банки списывали десятки миллиардов долларов убытков, а общие потери оцениваются на сегодня более чем в триллион долларов. В этом году обанкротился пятый по величине инвестиционный банк США Bear Stearns, а также два ведущих инвестбанка Lehman Brothers и Merrill Lynch. Власти США были вынуждены взять на себя управление двумя крупнейшими ипотечными компаниями Fannie Mae и Freddie Mac. Кризис в банковской системе все последние месяцы сопровождается постоянным снижением котировок акций на всех мировых биржах. Идет глобальная распродажа активов. Инвесторы — и частные, и институциональные — предпочитают иметь на руках деньги. Именно их — денег — сейчас больше всего и не хватает для стабилизации мировой экономики. Как только начались проблемы в ипотечном секторе, банки ужесточили кредитную политику. Сначала незначительно, потом все сильнее и сильнее. Примерно на треть выросли ставки по кредитам, резко возросли требования по обеспечению, а объем выдачи займов сократился до минимума. В итоге начал страдать реальный сектор экономики. Из-за падения спроса на товары и сложностей с получением кредитов снижаются объемы производства, замораживаются новые проекты, компании начали сокращать издержки и увольнять персонал. Сейчас кризис поддерживает сам себя — без кредитов нет роста, а без роста нет пополнения ресурсов банков. На фондовых рынках царит паника — биржевые игроки распродают все.

Инвестиции в будущее

России долгое время удавалось держаться в стороне от этих бурных событий. Власти страны говорили об островке стабильности. Но кризис, и прежде всего кризис ликвидности, в начале осени накрыл и нашу страну. Проблемы у нас точно такие же, как и у других стран. И правительство России действует в рамках общемировых тенденций — выделяет средства на поддержание ликвидности банковской системы. Деньги выдаются на возвратной основе, а государство берет процент за их использование. Вопрос в другом — кто поможет реальному сектору экономики? Крупные промышленные компании, в том числе, нефтегазовые, остро нуждаются в средствах для реализации инвестиционных программ. Причем в случае «нефтянки» инвестиции направляются в новые регионы добычи, со сложными климатическими условиями, где, как правило, отсутствует инфраструктура и надо все создавать с нуля.

Разработка одного нового месторождения — это миллиарды долларов и пять-десять лет интенсивной работы. Ни одна компания в мире не в состоянии обеспечить реализацию перспективных проектов исключительно за счет собственных средств. Соответственно, все российские компании отрасли имеют внешние заимствования, которые нужно отдавать или рефинансировать, а также нуждаются в новых средствах для поддержания текущих уровней добычи и выхода на новые показатели.

10 октября цена на нефть опустилась до уровня $80 за баррель. По словам аналитиков, основным драйвером цен на нефть является кредитный кризис, оказывающий давление на фондовые биржи. Как отмечает в последнем обзоре старший аналитик BNP Paribas по нефти Гарри Чилингуриан, мнение которого приводит РБК, «рынок все еще ищет дно, в то время как волнения на финансовых площадках значительно усилились, а спад в финансовом секторе распространяется на Европу; цены на нефть движутся в унисон с рынками акций, опускаясь ниже на фоне пессимистических настроений, в особенности в отношении того, что касается финансовых организаций». «До тех пор, пока кредитная конъюнктура не нормализуется, динамика цен на нефтяные контракты с поставкой в ближайшем месяце вряд ли перестанет зависеть от тренда на рынках акций, который, в свою очередь, зависит от настроений и может ухудшиться еще больше», — считает Чилингуриан.

Впрочем, падение нефтяных цен можно остановить. Крупнейший игрок на этом рынке — ОПЕК — уже готовится это сделать, сократив добычу и поставки «черного золота». Безусловно, у отечественной «нефтянки» есть большой запас прочности, и серьезные проблемы вряд ли возникнут. Уровень долга у большинства предприятий не превышает допустимого. Во главе компаний стоят опытные менеджеры. Но чтобы продолжить реализацию инвестпрограмм в полном объеме, необходимы дополнительные меры стимулирования отрасли со стороны российского правительства.

В частности, речь может идти о рефинансировании внешних заимствований компаний за счет выдачи кредитов государственными структурами на рыночных условиях. Кроме того, необходимо продолжить пересмотр налоговой политики. Четыре ведущих нефтегазовых компании России — «Газпром», ЛУКОЙЛ, «Роснефть» и ТНК-ВР — выступили с инициативой поручить Минфину и Центральному банку разработать механизм финансирования стратегических проектов. Сделать это можно, например, за счет государственных целевых кредитов. Стоит отметить, что государство пошло навстречу нефтегазовым компаниям. На совещании у вице-премьера по ТЭК Игоря Сечина, которое состоялось в середине октября, компаниям пообещали выделить $9 млрд на рефинансирование внешних долгов. И это будут инвестиции в будущее устойчивое развитие нашей страны, ведь ни один кризис не длится вечно, и к новому подъему мировой экономики Россия должна подойти во всеоружии, имея возможность полностью обеспечить спрос на российские энергоносители.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ