Работа в развивающихся странах

Работа в развивающихся странах

Политическая ситуация в развивающихся странах не пугает российских нефтяников



Президент России Дмитрий Медведев с президентом Венесуэлы Уго Чавесом

Глава «Газпрома» Алексей Миллер с президентом Ирана Махмудом Ахмадинежадом

Нестабильная политическая ситуация не пугает российских нефтяников

Российские нефтегазовые компании успешно осваивают зарубежные рынки сбыта, которые оказались не по зубам многим мировым гигантам. Это развивающиеся страны, политическая ситуация в которых далека от стабильной. Но выбора нет — расширение международных проектов необходимо для поддержания конкурентоспособности.

Текст: Евгений Третьяков

«Газпром нефть» объявила о планах по участию в проекте разработки месторождения Северный Азадеган в Иране. Ранее «Газпром» подписал меморандум о сотрудничестве с Национальной иранской нефтяной компанией и активно развивает сотрудничество с Ливией и Нигерией. Кроме того, недавно сразу три отечественных предприятия — ЛУКОЙЛ, ТНК-ВР и «Газпром» — договорились о разведке месторождений в Венесуэле. Все эти страны не отличаются внутренней и внешней благополучной политической обстановкой, а некоторые даже входят в так называемую «ось зла». Но ситуация в мире такова, что если сейчас не занять место на этих рынках, завтра попасть туда будет намного сложнее. А зарубежные проекты российским нефтяникам нужны как воздух — для диверсификации ресурсной базы и выхода на новые рынки.

Тегеранские решения

«Газпром нефть» согласилась принять участие в разработке месторождения Северный Азадеган в Республике Иран. Соответствующее письмо было направлено компанией иранским властям. Извлекаемые запасы месторождения оцениваются в 150 млн тонн нефти. Добыча на Северном Азадегане может достигать 5,5–6,5 млн тонн нефти в год. Иранская сторона предложила «Газпром нефти» работать на месторождении на условиях buy-back. «По сути, это сервисный договор. Мы несем заранее оговоренные расходы, которые компенсируются с определенной для нас доходностью», — пояснил председатель правления «Газпром нефти» Александр Дюков на встрече с журналистами. Он также сообщил, что еще предстоит уточнить ряд вопросов. «Нам надо согласовать доходность и договориться о том объеме нефти, который будет передаваться нам на реализацию», — сказал он. Помимо указанного объекта, «Газпром нефть» рассматривает возможность участия в разработке еще нескольких месторождений в Иране.

«Мы позитивно оцениваем новости о первом зарубежном проекте компании и полагаем, что у „Газпром нефти“ есть хорошие шансы принять в нем участие, принимая во внимание более чем прохладные отношения Ирана с Западом», — отмечают аналитики UniCredit Aton, комментируя зарубежные планы нефтяной компании. Стоит отметить, что ранее прочные контакты с Ираном наладил «Газпром». Совместно с французской Total и малайзийской Petronas российский газовый холдинг участвует в проекте освоения второй и третьей фаз гигантского газоконденсатного месторождения Южный Парс. В Тегеране глава «Газпрома» Алексей Миллер обсуждал с министром нефти Ирана Голям-Хоссейном Назари и управляющим директором Национальной иранской нефтяной компании (National Iranian Oil Company, NIOC) Сейфаллой Джашн Сазом вопросы создания совместного предприятия (СП) для реализации проектов по разведке и разработке газовых и нефтяных месторождений, строительства объектов нефте- и газопереработки и транспорта в Иране.

Стороны договорились также создать СП по нефтегазовым проектам в Иране, России и третьих странах. Обсуждалась возможность осуществления разменных операций. Иранская сторона также подняла вопрос о поставках российского газа в северные районы Ирана на долгосрочной основе. По итогам переговоров был подписан Меморандум о взаимопонимании между «Газпромом» и NIOC. Встречался Алексей Миллер и с президентом Ирана Махмудом Ахмадинежадом.

Игра на чужом поле

Сотрудничеством с Ираном зарубежные планы группы «Газпром» не ограничиваются. Очень интенсивно развиваются, например, отношения с Венесуэлой. 22 июля в Москве в присутствии президента России Дмитрия Медведева и президента Венесуэлы Уго Чавеса подписано соглашение об оценке и сертификации запасов блока Аякучо-3 нефтяного пояса Ориноко. В соответствии с соглашением дочерняя компания «Газпрома» Gazprom Latin America B.V. совместно с венесуэльской госкомпанией PDVSA до конца 2008 года завершит геологическое моделирование, оценку и подсчет запасов блока, которые впоследствии будут сертифицированы независимым аудитором. Также принято решение приступить к подготовке технико-экономического обоснования инвестиций в разработку месторождения тяжелой нефти на данном участке. По оценке российской стороны, извлекаемые запасы Аякучо-3 составляют около 170–180 млн тонн нефти. По словам Александра Дюкова, «после того как начнется промышленная эксплуатация месторождения, его могут передать «Газпром нефти».

Венесуэльская сторона на переговорах в Москве также выразила заинтересованность в участии «Газпрома» в проекте по производству сжиженного природного газа (СПГ) «Дельта Карибе Орьенталь», который включает в себя разработку месторождений «Марискаль Сукре» и «Платформа Дельтана» и строительство завода СПГ в Венесуэле. Обсуждались также сотрудничество по созданию газовой инфраструктуры в этой латиноамериканской стране и ход работ по проекту «Рафаэль Урданета», в рамках которого «Газпром» работает на газовых блоках Урумако-1 и Урумако-2. С Венесуэлой сотрудничают и другие российские компании. Так, ЛУКОЙЛ работает на блоке Хунин-3, а ТНК-BP подписала соглашение с PDVSA о совместном исследовании по блоку Аякучо-2. Александр Дюков не исключает возможности совместной работы в Венесуэле с ТНК-ВР, в частности, по созданию совместной инфраструктуры на двух блоках Аякучо.

Стоит также отметить, что «Газпром» активно осваивает африканский континент. У группы есть проекты в Ливии — участки № 19 (шельф Средиземного моря) и № 64 (расположен в 300 км к югу от Триполи), в декабре 2007 года в результате завершения сделки по обмену активами с компанией BASF «Газпром» получил 49% в ливийских нефтяных концессиях С96 и С97, принадлежащих компании Wintershall AG. В апреле 2008 года «Газпром» и Национальная нефтяная компания Ливии (National Oil Company, NOC) подписали рамочный меморандум о сотрудничестве. А в июле этого года на встрече с ливийским лидером Муаммаром Каддафи Алексей Миллер предложил «покупать в перспективе все объемы газа, нефти и сжиженного природного газа, предназначенные для экспорта из Ливии, по конкурентным ценам». С главой NOC Шукри Мохаммедом Ганемом обсуждалось создание СП для модернизации и строительства НПЗ в Ливии, разработки месторождений и модернизации инфраструктуры по транспорту углеводородов.

Кроме того, «Газпром» подписал меморандум о взаимопонимании с нигерийской Nigerian National Petroleum Corporation. По документу компании могут совместно заняться проектами от геологоразведки до переработки попутного нефтяного газа и строительства электростанций. Одним из приоритетных проектов может стать строительство транссахарского газопровода из Нигерии в Европу.

Доля риска

Российские и иностранные аналитики в целом приветствуют действия отечественных компаний по наращиванию присутствия за рубежом, но указывают на наличие серьезных рисков — в частности, политических. Ни одна из вышеперечисленных стран не входит в число развитых государств, власть в них авторитарная, вблизи их границ существуют вооруженные конфликты, а некоторые, как, например, Иран, являются международными изгоями, включенными США в так называемую «ось зла». Комментируя соглашения «Газпром нефти» по Ирану, аналитики «Атона» отмечают «существенные политические риски, связанные с этим контрактом, поскольку ситуация вокруг иранской ядерной программы и потенциальная эскалация конфликта могут обернуться потерей лицензии и убытками». Многие эксперты напоминают, что ранее из этой исламской республики ушли все западные компании. Те же риски есть и в Венесуэле, правительство которой проводит последовательную национализацию промышленности, из-за чего оттуда уже ушли многие ведущие мировые корпорации.

Наличие политических рисков ставит под угрозу будущее заключенных контрактов, поскольку смена режима может привести к их расторжению и, соответственно, потере инвестиций. Так было в Ираке с ЛУКОЙЛом, который начал разработку месторождения Западная Курна-2, заключив соглашение с администрацией Саддама Хусейна, а после падения его диктатуры был вынужден добиваться от проамериканских властей восстановления прав на этот участок.

Конечно, риски существуют, и их необходимо учитывать. Но более весомыми в настоящее время являются другие факторы. Большинство отечественных нефтегазовых компаний вынуждены сегодня конкурировать на внутреннем и внешних рынках не только друг с другом, но и с крупнейшими транснациональными энергетическими гигантами. Чтобы не проиграть в этой борьбе, российским компаниям необходимо удерживать свои позиции на традиционном европейском рынке, а также активно искать новые регионы для ведения бизнеса.

Необходима также диверсификация ресурсной базы, чтобы быть конкурентоспособными на новых рынках. Кроме того, запасы за рубежом дают возможность для маневра при работе с российскими месторождениями — «чужая» нефть позволяет выполнять все свои обязательства, оставляя часть своих запасов «на черный день». Аналитик ВТБ Лев Сныков отмечает, что если контракты, например, в Иране не получат российские компании, за эти месторождения будут бороться Индия и Китай. Примеров, когда из-за политических рисков компании отказывались от работы в той или иной стране, а потом туда приходили другие игроки, немало. Так, в Судане, который считается одной из самых горячих точек в мире, не работает ни одна мировая нефтегазовая компания. Зато там прекрасно себя чувствует Китай, который и является на сегодня ключевым игроком в нефтяной отрасли этого государства. Кроме того, проекты в третьих странах являются весьма эффективными с экономической точки зрения. К этому необходимо добавить получение нового опыта, освоение новых технологий вместе с партнерами по проектам. Фактически сегодня альтернативы зарубежной экспансии у российских нефтегазовых компаний нет.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ