Взгляд из будущего

Взгляд из будущего

Ветераны Омского НПЗ о запуске завода



Бригада, пускавшая первую установку АВТ-1

Бригада, принимавшая первую нефть

Павел Константинович Красоткин

Заслуженный ветеран Онпз Михаил Александрович Мальцев (в центре)

Обеденный перерыв

Ветераны омского НПЗ рассказывают о запуске завода

Участие в строительстве Омского нефтеперерабатывающего завода и его запуск в эксплуатацию стали незабываемыми событиями в жизни ветеранов ОНПЗ. В день рождения завода они поделились своими воспоминаниями.

Текст: Евгения Павская

Каждый сентябрь Омский нефтеперерабатывающий завод отмечает свой день рождения. В этом году ему исполнилось 53 года. Чем больше эта цифра, тем дороже становятся воспоминания далеких1950-х из уст участников той грандиозной стройки бывшего СССР. Проектные работы по строительству Омского нефтеперерабатывающего завода начались в июле 1949 года. Планируемая мощность — 3 млн тонн нефти в год. Самый первый штат дирекции будущего предприятия в 1952 году насчитывал 18 человек. Через год ему был присвоен статус завода, а директором назначен Александр Моисеевич Малунцев.

Наравне с заключенными

Заслуженный ветеран ОНПЗ, участник монтажа четырех первых установок атмосферно-вакуумнойперегонки нефти АВТ, электрообессоливающей установки (ЭЛОУ), двух установок термического крекинга и абсорбционно-газофракционирующей установки (АГФУ) Владимир Павлович Красавин родился и вырос в деревне Захламино, которая стала западной границей строительной площадки Омского НПЗ. Вот что он рассказывает о своей малой родине:

— Захламино — бывшая казачья станица. О ее судьбе в советское время не принято было говорить. Казачество было у царского правительства на особом положении, что вызвало в сталинские годы массовые репрессии, в 1937 году большинство мужиков позабирали, как тогда говорили, «по линии НКВД». На том месте, где сейчас наш нефтезавод, было болото, озеро, перелески березовые. А в 1953 году начали строить Омский НПЗ. Было всего два участка: на одном велся монтаж установок, а на другом строили резервуарные парки. Вольнонаемных немного было: работы выполняли в основном заключенные.

— Дирекция завода располагалась тогда в бараке с печным отоплением в самом центре сегодняшнего городка Нефтяников, — рассказывает строитель завода, участник пуска первых установок, заслуженный ветеран ОНПЗ Михаил Александрович Мальцев. — Кроме бараков, не было ничего — ни дорог, ни транспорта, сплошная пустота, куда ни кинешь взгляд. В бараках располагались и столовая, и управление стройкой, и управление заводом, и библиотека... Здесь работали люди, здесь же хранились и горы папок с проектной документацией. Здесь был и первый отдел кадров, производивший набор будущих нефтепереработчиков. Здесь же встречали и первых прибывших молодых специалистов с родственных предприятий из Баку, Грозного, Уфы, Орска. В числе будущих нефтепереработчиков были и омичи. Начиная с лета 1954 года они проходили обучение на Ново-Уфимском НПЗ в Башкирии.

Возведение нефтезавода пришлось на первое послевоенное десятилетие. Но его строители были проникнуты энтузиазмом того времени, осознанием важности своего дела. — Это очень помогало нам пережить бытовую неустроенность, — рассказывает строитель завода, бывший старший оператор товарного производства и заслуженный ветеран ОНПЗ Валентина Алексеевна Жидкова. — Несмотря на перебои с поставкой хлеба, на проблемы обеспечения продуктами, у нас почти всегда было очень хорошее настроение. И в обеденный перерыв мы садились и пели песни. А как-то раз, когда уже достраивали ЭЛОУ, а строили-то в основном заключенные, в обеденный перерыв заплакала одна девушка — Таисия... Это увидел начальник товарного производства Николай Дмитриевич Храмов, подошел и спросил, что с нашим на- строением, почему мы песен не поем. И тогда Тая говорит: «Мы еще не кушали сегодня...» Николай Дмитриевич изменился в лице. Подошел к заключенным, взял у них котелок с супом, черный хлеб и принес нам. И когда мы наелись, то вдруг расхохотались, что вместе с заключенными похлебали их баланды...

Первая нефть

Уже вырисовывались контуры будущих установок, объектов водообеспечения и теплокоммуникаций, эстакад, железнодорожных путей, складов оборудования. В сентябре 1954 года были сданы в эксплуатацию водозабор на Иртыше и главная понизительная станция. Вода была необходима и для стройки, и для пуска ТЭЦ-3. Начальник управления строительством завода Семен Яковлевич Ровенский в своих мемуарах описывает непредвиденные ситуации, которыми сопровождался пуск турбины и котла на ТЭЦ. Так, например, водолазам пришлось экстренно проводить сварку в холодной воде. А когда начали заполнять турбину маслом, оно оказалось неочищенным. Легенда гласит, что начальник гужевого транспорта приказал остричь хвосты у нескольких лошадей, и работницы текстильного комбината сделали тонкую сетку, через которую пропустили масло. Оно было очищено, и турбина заполнена.

В декабре 1954 года вступила в строй железнодорожная станция «Комбинатская». Именно туда в августе 1955 года пришел первый долгожданный состав с башкирской нефтью. Как рассказывает Валентина Алексеевна Жидкова, группа наливщиков прошла стажировку на Орском, а потом на Ново-Уфимском нефтезаводе. — Нас знакомили с технологическими особенностями вагонов-цистерн, с правилами их приема и отгрузки, — вспоминает Валентина Алексеевна. — А в Омске нам пришлось еще и заниматься планировкой полуподземников, которые находились возле эстакады слива. И первое время нефть принимали именно туда, а потом насосная уже откачивала ее в резервуары или на ЭЛОУ.

Именно бригаде старшего оператора товарного производства Валентины Алексеевны Жидковой довелось принимать долгожданный первый состав с нефтью Туймазинского месторождения Башкирии. В свои 23 года Валентина работала уже начальником смены. — В 4 часа утра позвонил диспетчер товарного производства и сообщил, что идет маршрут с нефтью. Мы воодушевились, обрадовались, что именно нам выпала такая честь: принять первую партию «черного золота». Все сосредоточились на эстакаде слива. В 6 часов подошел состав.

Конечно, прием первой нефти никак не мог пройти без участия первого директора ОНПЗ Александра Моисеевича Малунцева. Он приехал на эстакаду часов в 7 утра. — Первым делом он подошел к нашей бригаде и обмазал нам лица нефтью, — вспоминает ветеран. — Сказал: «Это для нашего благополучия, чтобы наш нефтезавод рос и успешно работал!» В 11 часов закончили слив первой нефти.

Пуск!

Вскоре после прибытия башкирского состава на Омский НПЗ первую партию «черного золота» приняла ЭЛОУ-1. А 5 сентября подготовленная нефть по плану должна была пойти на АВТ-1. Пуск этой производственной мощности поручили бригаде, в состав которой входил Павел Константинович Красоткин. Он рассказывает, что подготовка к этому без преувеличения историческому дню была очень ответственной. — Мы начали готовиться к пуску еще в апреле 1955 года. Комплекс мероприятий включал прогрев печей, циркуляцию водой, опробование системы работы всей установки. Конечно, трудностей хватало, было много утечек, их приходилось устранять, ремонтники прессовали трубы... Печи просушивали дровами, которые аккуратно помещали в смотровые окна. Так продолжалось до начала сентября.

По воспоминаниям первых нефтезаводчан, 5 сентября 1955 года был солнечным и теплым днем. На аппаратном дворе АВТ-1 собрались руководители завода, строители, монтажники, представители власти. Директор Омского НПЗ Александр Малунцев и начальник управления строительством завода Семен Ровенский перерезали красную ленточку. Павел Красоткин зажег первую форсунку и тем самым вошел в историю ОНПЗ:

— Пришли на смену. Ну, надо форсунку зажигать... Волновались, конечно, но и радостно было... Сначала, как и положено, пустили насосы, наладили циркуляцию, а потом начали зажигать печи, чтобы температура поднималась постепенно. Вот загорелись форсунки с одной стороны печи, с другой стороны, потом постепенно «поддавали жару», и начала колонна работать... С этого дня промышленность и сельское хозяйство Омской, Томской, Новосибирской областей, других районов Сибири и северной части Казахстана стали получать нефтепродукты из Омска. Так продолжается и по сей день.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ