Борис Зильберминц: «стратегические планы добычи «Газпром нефть» менять не намерена»

Борис Зильберминц: «стратегические планы добычи «Газпром нефть» менять не намерена»

Интервью с заместителем генерального директора «Газпром нефти» по разведке и добыче

Борис Зильберминц, заместитель генерального директора по разведке и добыче «Газпром нефти»



Лето 2009 года для «Газпром нефти» стало по-настоящему прорывным: впервые за достаточно долгий промежуток времени показатели суточной добычи стали демонстрировать положительную динамику. О том, за счет чего этого удалось добиться, рассказал заместитель генерального директора по разведке и добыче «Газпром нефти» Борис Зильберминц.

— Падение объемов добычи — общая тенденция для всей отечественной нефтяной отрасли. В разработке «Газпром нефти» большое количество старых месторождений, однако в первом полугодии 2009 года отмечается рост суточной добычи. Что помогло переломить ситуацию?

— Мы приняли решение сделать ставку на геологию. В зимний период 2008–2009 годов на Приобском месторождении была произведена опережающая доразведка: месторождение полностью покрыто трехмерной сейсмикой, пробурено несколько разведочных скважин. Сейчас Приобка начала наращивать добычу — буквально каждый месяц ставит рекорды. Только в июне суточная добыча здесь выросла больше, чем на 1 тыс. тонн. Да и в целом, если в начале года суточная добыча составляла 20 тыс. тонн, то сейчас уже 25 тыс. тонн. И мы намерены такой темп на Приобке до конца года сохранить.

Но главной задачей этого года было стабилизировать добычу в Ноябрьском регионе. Очень важно, что мы разобрались здесь с геологической информацией, обновили устаревшие или создали новые модели месторождений и в настоящее время прорабатываем перспективы развития на старых месторождениях. Еще одно стратегическое направление в Ноябрьске — улучшение работы службы бурения и кардинальная перестройка производственного процесса. В результате в Ноябрьском регионе в прошлом году цикл бурения сократился в среднем на четверо суток, в этом году он уменьшится еще на пять суток. Бурить стали быстрее, качественнее — соответственно, растет добыча. И наконец, еще одним фактором, который оказал существенное влияние на рост добычи в Ноябрьском регионе, стала реструктуризация «Ноябрьскнефтегаза». Мы ликвидировали территориальные проекты добычи нефти (ТПДН), не имевшие ни бюджета, ни управленческих полномочий, являющиеся, по сути, просто передаточным звеном. Теперь остались только «Ноябрьскнефтегаз», который занимается управлением активов в районе города Ноябрьск (месторождения «Холмогорнефть» и «Заполярнефть»), и «Муравленковскнефть», курирующее месторождения возле города Муравленко («Муравленковскнефть» и «Суторминскнефть»).

Комбинация этих факторов помогла стабилизировать на одном уровне добычу в Ноябрьске. Мы постараемся сохранить это достижение до конца текущего года. В следующем году по результатам доработки геологической информации приступим к расширению возможностей на старых месторождениях. Мы даже на одном из самых разработанных месторождений — Сугмутском — нашли перспективы: оно оказалось больше по размеру, чем ранее предполагалось. В следующие несколько лет на Сугмуте будет существенно увеличен объем бурения, что позволит не только остановить падение добычи, но и придаст добыче некоторый рост.

— С учетом того, что «Газпромнефть» приобрела новые активы, может ли компания получить прирост консолидированной добычи нефти по итогам 2009 года?

— Да, с учетом консолидации сербской компании NIS и доли в британской Sibir Energy, в целом, у «Газпром нефти» ожидается рост добычи в 2009 году. Правда, у сербской компании объем добычи нефти составляет всего 700 тыс. тонн в год, однако существует потенциальная перспектива увеличения добычи NIS до 1 млн тонн нефти в год. Естественно, все перспективы компании должны учитывать национальные интересы Сербии, и мы будем согласовывать свои планы с сербской стороной.

Вклад Sibir Energy в показатели «Газпром нефти» пока трудно оценить. Все будет зависеть от того, с какого момента времени компания консолидирует этот актив, поскольку доли приобретались в несколько этапов. Сейчас вклад Sibir Energy просчитывают скорее финансисты, чем добычники. У Sibir Energy два добывающих актива, оба в Ханты-Мансийском автономном округе: это ОАО «НК «Магма» и 50% в Salym Petroleum Development (СП с Shell). «Газпром нефть» сформировала мультифункциональную рабочую группу, которая будет заниматься непосредственно этими активами. Но поскольку они входят в состав Sibir Energy, то и работать с ними мы будем через Sibir Energy.

— Долгосрочные планы «Газпром нефти» по росту добычи к 2020 году до 100 млн тонн в год с сегодняшних 46 млн тонн кажутся трудновыполнимыми. Из чего будут складываться эти 100 млн тонн?

— Планы добычи в 100 и более млн тонн нефти к 2020 году «Газпром нефть» менять не намерена. А их арифметика достаточно проста. После того как «Газпром нефть» консолидирует все свои основные предприятия, то доведет добычу до порядка 137 тыс. тонн в сутки. Умножаем на 365 дней в году, получаем 50 млн тонн в год. Замечу, что большая часть российских нефтяных компаний измеряет добычу в тоннах условного топлива или в баррелях нефтяного эквивалента.

До некоторого времени «Газпром нефть» не учитывала газ в своих итоговых показателях, но сейчас эта позиция меняется. Добыча газа сейчас составляет 2 млрд кубометров в год, а с ростом объемов утилизации газа она вырастет до 4 млрд кубометров. Кроме того, в конце 2010 года «Газпром нефть» запускает в работу две газовые

Не стоит забывать и о более долгосрочной перспективе. Например, о собственном развитии «Газпром нефти» в Восточной Сибири, а также о перспективах роста активов «Славнефти» — Куюмбы и Мессояхи. Кроме того, существует еще и нераспределенный фонд месторождений. В его перечне есть ряд месторождений, расположенных вблизи наших. Например, Имилорское и Эргинское. Если бы «Газпром нефти» удалось приобрести права на эти месторождения в рамках конкурсов, то мы могли ввести их в разработку довольно быстро, получив годовую добычу на пике порядка 8 млн тонн.

— Насколько активно продвигается процесс передачи «Газпром нефти» нефтяных месторождений «Газпрома»?

— Пока все идет по плану: начата передача первой группы месторождений — Новопортовского, Тазовского и части Оренбургского («Газпромнефть-Оренбург»). В первую очередь, речь идет о Новопортовском как наиболее крупном из всех активов с запасами более 200 млн тонн. С Новопортовского мы планируем получить «большую нефть» уже в 2013 году, к этому времени будет сформирован достаточный фонд скважин, подготовлена инфраструктура месторождения.

— Какие новые регионы добычи за рубежом являются для «Газпром нефти» приоритетными?

— «Газпром нефть» приняла стратегическое решение, что минимум 10% добычи к 2020 году должно добываться за рубежом. То есть, если добыча будет 100 млн тонн нефти, значит, порядка 10 млн мы должны добывать за пределами России. Не то, чтобы в России нам некомфортно,— скорее наоборот. Но раз уж мы намерены стать международной компанией, то нужно развиваться. Первой ласточкой стало приобретение контрольного пакета NIS в Сербии. Но оно больше «сработало» в пользу нефтепереработки и сбыта. Блок разведки и добычи продолжает активно изучать возможности по всему миру. На Ближнем Востоке «Газпром нефть» участвовала в первом раунде лицензирования нефтегазовых месторождений Ирака, но, как и многие, не получила контракта. Надеемся, что Ирак, улучшив условия, проведет повторный тендер на свои месторождения, и мы обязательно примем в нем участие. В настоящее время «Газпром нефть» работает с Иранской национальной нефтяной компанией по вопросу потенциального вхождения в иранские проекты. Но следует отметить, что и Иран, и Ирак предлагают в основном сервисные контракты.

Мы также активно работаем по планам развития в Африке: в Ливии, надеюсь, уже к концу этого года «Газпром нефть» начнет действовать в проекте «Элефант». Кроме того, в Анголе NIS владеет долями в четырех морских блоках и мы ведем переговоры с различными компаниями по вхождению в проекты на шельфе этой страны. Сейчас группа наших специалистов ведет переговоры по проектам в Экваториальной Гвинее, где мы определили потенциально интересные для нас блоки. Планируем в ближайшее время заключить соглашение о разделе продукции и уже в этом году приступить к выполнению работ по геологоразведке.

Параллельно ищем интересные проекты в соседних странах — Габон, Камерун, — где вся добыча в основном сконцентрирована на море. Нам крайне необходим опыт морской добычи. В России этот вид разработки месторождений практически не развит. Мы рассчитываем, что «Газпром нефти» предстоит осваивать Приразломное и Долгинское шельфовые месторождения «Газпрома». Осуществить такие серьезные проекты без соответствующего опыта будет крайне затруднительно. Наконец, в Латинской Америке мы работаем в Венесуэле в рамках «Национального нефтяного консорциума», рассматриваем варианты по проектам работы на суше и шельфе Кубы. И конечно же, в странах СНГ Казахстан и Туркменистан остаются для нас зоной пристального изучения возможностей.

— Как сказался кризис на затратах «Газпром нефти», направляемых в разведку и добычу?

— Многие годы, когда цена на нефть росла, нефтяные компании фокусировались на росте добычи, а не на контроле над затратами. В период кризиса компании стали более реально смотреть на вопросы финансирования, поскольку ресурсы серьезно сократились, появилась необходимость более эффективного управления средствами. Кризис помог нам структурировать и оптимизировать затраты — причем сразу по нескольким направлениям. Так, рынок перестал быть рынком подрядчика, а стал рынком заказчика. Диктат и безудержный рост цен подрядных организаций прекратился с падением цены на нефть. Каждая нефтяная компания провела переговоры с подрядными организациями. «Газпром нефть» не стала исключением. Мы добились серьезного снижения цен подрядчиков на все без исключения виды услуг.

В целом, оно составило от 10% до 30%, а иногда и выше. Оказало поддержку компании и существенное снижение курса рубля. Большинство наших затрат осуществляется в рублях, а часть экспортной выручки — в валюте.

В долларовом выражении наши затраты в первой половине 2009 года снизились по сравнению с аналогичным периодом 2008 года на 30–50%, в рублевом — в среднем на 15–20%. Влияние кризиса продолжается, и мы по-прежнему находим виды деятельности, эффективность которых необходимо улучшать. В «Газпром нефти» разработана долгосрочная программа оптимизации затрат. Одним из основных ее пунктов стало снижение энергозатрат — пожалуй, самой серьезной статьи затрат при добыче нефти. Мы прорабатываем варианты вывода из работы высокообводненного фонда, оптимизации наземной инфраструктуры, создания собственной генерации. В этом году, например, завершится строительство первой очереди газотурбинной электростанции на 48 МВт на Приобском месторождении, в следующие два года ее мощности вырастут в два раза.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ