Особый путь

История развития нефтяной отрасли в США

Фото: Евгений Третьяков

США стали одной из величайших мировых держав во многом благодаря нефти. Именно Соединенные Штаты сделали нефть сначала сверхвостребованным товаром, а потом превратили в стратегический ресурс.

Текст: Сергей Мальгавко

Двигатель для государства

Американское общество более чем какое-либо другое общество в мире построено на потреблении нефти. Этому способствовали два простых обстоятельства: появление автомобиля с двигателем внутреннего сгорания и американская мечта, воплощенная в идеологию массового строительства частных домов. Активное развитие городских пригородов и строительство многочисленных автострад сделали Америку страной автомобилей, а значит — и гигантским потребителем нефти.

Если в 1900 году в стране было 8 тысяч зарегистрированных авто, то в 1912-м уже 902 тысячи, а в 1916 году приблизительно 3,4 миллиона! К 1929 году 78% автомобилей мира ездили в Америке. Например, к началу 1930 года один автомобиль в США приходился на пять человек, а в Советском Союзе на одну машину — 6130 человек.

Соответственно, росло и потребление нефти. В 1919 году общее потребление в США составляло 1,03 млн баррелей в день, к 1929 году оно увеличилось до 2,58 млн баррелей, т.е. в 2,5 раза. Доля нефти в общем потреблении энергоносителей за тот же период выросла с 10% до 25%. Потребление бензина увеличилось более чем в четыре раза.

Как только нефть превратилась в главный энергоресурс и стала использоваться как топливо для военной техники, она приобрела статус стратегического товара для всех развитых стран, а нефтяной бизнес — одного из самых прибыльных занятий в мире. Политика и экономика настолько тесно сплелись с нефтью, что оторвать их друг от друга невозможно и по сей день.

Добыча без ограничений

С самого начала промышленного использования черного золота в США в середине XIX века главной проблемой для потребителей и производителей оставались нестабильность цен и объемов поставок. Один из первых кризисов перепроизводства разразился всего пару лет спустя после начала промышленной добычи нефти в Пенсильвании. Если в январе 1861 года цена барреля нефти в США составляла $10, то к концу года она упала до 10 центов.

В дальнейшем именно США стали и родиной страхов, связанных с возможностью исчерпания запасов нефти. Так после Первой мировой войны, в начале 30-х годов, геологи делали крайне пессимистические прогнозы по поводу объемов нефтяных ресурсов в США. Перерабатывающие мощности простаивали, на заправках не хватало топлива. Дефицит стал до такой степени обычным явлением в отрасли, что Уолтер Тигл из компании «Стандард ойл оф Нью-Джерси» как-то заметил: «Пессимизм по поводу запасов сырой нефти стал хронической болезнью нефтяного бизнеса». Такая ситуация зачастую была вызвана слабым контролем над процессом добычи. Каждое открытие крупного месторождения вызывало массовый приток людей, желающих быстро сколотить состояние. Недра осушались стремительно, при этом потери нефти были огромными. Когда в начале века на холме Спиндлтоп близ техасского городка Бомонт забил нефтяной фонтан, запасы казались неисчерпаемыми.

Скважина давала невиданные по тем временам 75 тыс. баррелей в день. Компания Shell даже заключила один из первых в мире долгосрочных контрактов на закупку нефти. Но всего через три года месторождение иссякло. Энтони Лукас, открывший залежи, увидев холм, весь покрытый вышками, сказал: «Корову чересчур доили. Более того — ее доили бестолково».

Первые попытки взять под контроль добычу и цены на нефть были предприняты США еще в 20-х годах прошлого века. Президент США Кэлвин Кулидж критиковал неэкономные методы добычи и говорил, что «лидерство той или иной нации может определяться обладанием доступной нефтью и ее продуктами». Он ввел систему, которая основывалась на лимитах добычи для каждого штата.

На восток!

В 1943 году геолог Эверет Ли Де Гольер, работавший в Саудовской Аравии, сказал фразу, которая в дальнейшем стала пророческой: «Мировой центр притяжения производства нефти перемещается из Карибского бассейна на Ближний Восток, в район Персидского залива, — сказал он, — и, вероятно, это будет продолжаться, пока он окончательно не установится в этом регионе». Именно в это время США накрыла новая волна тревожных предсказаний о скором исчерпании нефтяных запасов.

Результатом этих катастрофических ожиданий стала следующая концепция: Соединенным Штатам необходимо взять под контроль и разрабатывать зарубежные нефтяные запасы, чтобы снизить добычу собственного сырья, законсервировать внутренние ресурсы для будущего, гарантируя тем самым безопасность Америке. «Во всех исследованиях сложившейся ситуации, — говорил советник по экономическим вопросам Госдепа США Герберт Фейс, — карандаш удивительным образом указывает на одну и ту же точку, одно и то же место — Ближний Восток».

Мир после Второй мировой войны сделал колоссальный рывок в потреблении нефти. С 1948 года по 1972 год оно выросло с 8,7 млн баррелей в день до 42 млн баррелей. А США при этом навсегда утратили статус мирового лидера добычи. Производство в США в этот период выросло до 9,5 млн баррелей в день, но доля Америки во всем мировом производстве снизилась с 64% до 22%. Запасы США составляли в 1972 году 38 млрд баррелей, что равнялось всего 7% от мирового уровня. Первое место по добыче и запасам занял Ближний Восток — этот регион сохраняет лидерство и по сей день.

Америка пережила на Ближнем Востоке немало взлетов и падений. На первом этапе американцы и их западные союзники чувствовали себя хозяевами в регионе: крупнейшие компании разрабатывали месторождения на условиях концессии, диктовали цены. Экономический бум 60–70-х годов был во многом обеспечен дешевой арабской нефтью, которой было в избытке. Однако очень быстро страны, обладающие углеводородными ресурсами, осознали масштаб потерь от такого сотрудничества. Затем начались волны национализации, возникла ОПЕК. А после энергетического кризиса 1973 года западный мир понял, что он больше не хозяин ближневосточной нефти.

Впрочем, в США уже в конце 50-х годов начали раздаваться голоса о засилье импортной нефти, доля которой в 1957 году составляла уже около 20%. 10 марта 1959 года президент Эйзенхауэр объявил об установлении обязательных квот на нефтяной импорт в Соединенные Штаты — он ограничивался чуть более 9%.

Квоты продержались 14 лет — до тех пор пока собственная добыча США перестала справляться с возрастающими запросами рынка. В марте 1971 года впервые за четверть столетия в Техасе пришлось разрешить 100%-ный дебет скважин. Чистый импорт вырос с 2,2 млн баррелей в день в 1967 году до 6 млн баррелей в день в 1973 году. Роль импорта в общем потреблении нефти за этот период поднялась с 19% до 36%.

Экономический кризис начала 80-х серьезно срезал спрос — нефти снова стало больше, чем надо. В 1977 году ОПЕК производила две трети сырой нефти всего западного мира, а в 1982 году не входящие в ОПЕК страны впервые опередили ее. Кроме того, все западные страны во главе с США начали реализацию программ по повышению энергоэффективности экономик. В целом, к 1985 году по сравнению с 1973-м в Соединенных Штатах эффективность использования энергии выросла на 25%, нефти — на 32%. С пиковых значений в 30 с лишним долларов за баррель цена упала до $10. В июле 1986 года сырая нефть Персидского залива продавалась по $7 и даже ниже.

Очередной перелом

Естественно, такая ситуация уже не устраивала членов ОПЕК. По инициативе США, чьи нефтяные компании также страдали от низких цен, организация стран-производителей нефти разработала существующую и по сей день систему квот. Другим ключевым событием, произошедшем немного ранее, в 1983 году, стало начало торгов фьючерсными контрактами на Нью-йоркской товарно-сырьевой бирже. Цена на нефть перестала определяться исключительно нефтяными компаниями, правительствами западных стран и ОПЕК. Ведущей доминантой установления цен на черное золото стали биржевые торги. Правда, сейчас США приходится думать, что делать со спекулянтами, которые благодаря новым информационным технологиям превратили нефть уже не просто в товар, а в нечто виртуальное. Сегодня цена часто не зависит от количества товара на рынке — ее определяют игроки с парой миллиардов долларов в кармане.

Не менее серьезно американские власти настроены и по отношению к «манипуляторам» от нефтекомпаний и трейдеров. «Мы будем контролировать нефтяной рынок, и если обнаружим компании, которые манипулируют рынком, мы придем за ними», — заявил председатель Федеральной торговой комиссии США (FTC) Джо Лейбовиц.

Новые правила (подробности приводит газета «Коммерсант») предполагают ответственность за несоответствующие действительности публичные заявления о планируемых ценах, запасах или предложении нефти и нефтепродуктов, а также за фальсифицированную статистику и отчеты. В FTC подчеркнули, что будут более внимательно отслеживать попытки искусственно занижать предложение на американском рынке путем выведения танкеров в офшоры, закрытия нефтеперерабатывающих заводов на ремонт в период пикового спроса и цен или увеличения экспорта в период низких цен ради сокращения запасов нефти на складах. С 4 ноября 2009 года штрафы для нарушителей будут составлять до $1 млн в день.

Даже сейчас, когда цены упали в два раза, наиболее радикально настроенные американские законодатели уже требуют введения новых правил для рынка нефтяных фьючерсов, направленных на устранение из игры крупных хеджевых, пенсионных и других фондов. Борьба со спекулянтами — одна из трех главных составляющих нынешней кампании в США против высоких цен на нефть и зависимости от импорта нефти. Другие две — это развитие альтернативных источников энергии и начало работ по разведке и освоению внутренних запасов углеводородов.

Нераспечатанные запасы

Альтернативная энергетика признана и поддержана в США на самом высоком уровне. А вот с распечатыванием собственных запасов все гораздо сложнее. Существующих разведанных ресурсов у США 30,5 млрд баррелей (2,4% мировых запасов), однако при нынешнем уровне добычи и потребления их хватит всего на 12 с небольшим лет. Так что нарастить производство без освоения новых регионов не удастся.

В прошлом году на пике цен Джордж Буш, бывший тогда президентом, не стал пролонгировать действие моратория на работы на шельфе. Но в феврале министр внутренних дел новой администрации Кен Салазар решил продлить общественное обсуждение пятилетнего плана добычи нефти на шельфе до 21 сентября этого года. «США занимаются односторонним „экономическим разоружением“, закрывая доступ к своим самым изобильным и доступным источникам энергии.

Конгресс и администрация Обамы отказываются отменить мораторий на добычу нефти и газа на континентальном шельфе или открыть для разработки энергоресурсов небольшой участок на территории Арктического национального заповедника на Аляске», — отмечает старший научный сотрудник Национального центра по изучению государственной политики Боннер Коэн (его статью опубликовала Canada Free Press). «США — единственная из крупных держав мира, которая отказывается разрабатывать собственные энергоресурсы, — резюмирует он. — Тем самым Америка фактически играет в русскую рулетку сама с собой. И рано или поздно смертельного выстрела не избежать». Страсти подогрело и соглашение российской «Зарубежнефти» с Кубой на разведку ее шельфа. Рон Шерер на страницах Christian Science Monitor пишет, что «представители американской нефтегазовой промышленности надеются, что решение Кубы заставит Америку пересмотреть свою политику по вопросу о добыче нефти в восточной части Мексиканского залива, в которой по оценкам геологической службы находится 3,06 млрд баррелей нефти и более 11 трлн кубических футов газа».

Сторонники бурения на шельфе утверждают, что оно может принести администрации Обамы $2,2 трлн в виде пошлин и налогов на прибыль. Они также убеждены, что оно создаст миллион новых рабочих мест, так как нефтяным компаниям придется строить буровые вышки и нанимать на них персонал.

Какова будет реакция властей США в ответ на эти призывы — пока непонятно. К тому же начало внутренней экспансии не интересно и крупнейшим американским нефтегазовым компаниям, ведь появление новых объемов нефти на рынке неизбежно приведет к обвалу цен.

Мейджоров устраивает нынешний статус-кво, позволяющий им по минимуму тратить средства на инвестиции и выплачивать своим акционерам очень весомые дивиденды. В 2008 году компания Parthenon Group по просьбе неправительственной организации Citizens Energy Corporation провела исследование, в результате которого выяснилось, что с 1996 года крупнейшие нефтяные компании США увеличили выплаты акционерам на 700%. Это в три раза больше объема капиталовложений в разведку и добычу нефти и газа. Высокие цены выгодно держать и компаниям из нарождающегося сектора альтернативной энергетики. Ведь только в этом случае «альтернативы» становятся выгодными.

Что сделают американские власти? Пойдут ли они на открытие доступа к шельфу? Будут ли они всерьез бороться со спекулянтами? Насколько действенными окажутся меры по развитию альтернативной энергетики? Ответы на эти вопросы будут определять картину мира в XXI веке. Одно можно утверждать точно: пока не появится более дешевый и технологичный источник энергии, нефть останется главным товаром мира, а США — ключевой страной, определяющей правила игры на нефтяном рынке, главной ареной которой останется Ближний Восток.

Несколько интересных фактов из истории развития нефтяной отрасли США



Отец-основатель

Как пишет Даниэль Ергин в своей фундаментальной книге «Добыча», более чем кому-либо лавры создания нефтяной индустрии принадлежат Джорджу Бисселу. Вынужденный с 12 лет самостоятельно заботиться о себе, Биссел получил образование в Дартмутском колледже, зарабатывая на жизнь репетиторством и написанием статей. В Новом Орлеане он стал директором одной из средних школ, а затем инспектором частных школ. В свободное время он изучал юриспруденцию и самостоятельно выучил несколько языков. Заслуга Биссела в том, что он первым задумался над коммерческим использованием нефти для получения искусственного освещения. Результатом этого стали исследования, подтвердившие его теорию, а затем и первое предприятие по добыче нефти. В 1853 году Джордж Биссел впервые побывал на нефтяных источниках в западной Пенсильвании, а уже в 1859 году полковник Дрейк бурит первую скважину. Так было положено начало нефтяному буму, который не прекращается и по сей день.



Первый магнат

Джон Рокфеллер и «Стандарт ойл» — это то, что послужило отправной точкой для всей нефтяной промышленности мира в ее нынешнем виде. Рокфеллер еще при жизни стал легендой. Даже будучи молодым человеком, он производил не очень приятное впечатление — худощавый и высокий, он выглядел одиноким молчаливым аскетом. Его непреклонное спокойствие в сочетании с холодным пронизывающим взглядом, угловатым лицом и острым подбородком создавало у окружающих ощущение неловкости и легкого страха. Иногда людям казалось, что он смотрит сквозь них. Он был крайне умен, умел слушать и не боялся принимать неординарные решения. Созданная им компания «Стандарт ойл» стала монополистом на нефтяном рынке США в конце позапрошлого века. План по монополизации рынка начал претворяться в жизнь в 1872 году. Рокфеллер скупал компании и использовал любые методы для установления своих порядков. В 1890 году был принят антитрестовый Закон Шермана, направленный на борьбу с монополиями. До 1911 года Рокфеллеру и его партнерам удавалось обходить этот закон, однако затем «Стандарт Ойл Компани» была разделена на 34 компании, из которых выросло большинство современных американских нефтяных гигантов —Exxon, Chevron, Conoco и пр.



Как сыр в масле

В 1872 году шестьдесят торговцев из штата Нью-Йорк решили, что им нужно место, где они могли бы заключать сделки по маслу и сыру. Так появилась Масляная и сырная биржа. Потом в ее название добавилось еще и «яичная», поскольку в список торгуемых товаров попали яйца. В 1882 году она стала называться Нью-йоркской товарной биржей. Уже в новом веке там продавался картофель, лук, а затем фанера и платина. В дальнейшем в число товаров попал мазут для обогрева жилых домов, а в 1981 году биржа приступила к торговле контрактами на бензин. В двадцатых годах прошлого века на бирже уже торговали фьючерсными контрактами на яйца. Но самое главное нововведение было сделано 30 марта 1983 года. В этот день Нью-йоркская товарная биржа ввела фьючерсы на сырую нефть. Это был поворотный день не только в истории биржи, но и в истории всего мира.

*Здесь и далее исторические данные и статистика взяты из книги Даниэля Ергина «Добыча»

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ