Технопарк юрских отложений

Технопарк юрских отложений

Ноябрьские нефтяники опираются на научную базу в процессе нефтедобычи











Эффективная разработка месторождений, тем более стареющих, объемы добычи на которых снижаются, невозможна без четкого понимания структуры залежей. Только научный подход позволяет успешно приращивать запасы, оптимально выбирать мероприятия по увеличению нефтеотдачи. Один из важнейших инструментов для этого — геолого-гидродинамическое моделирование, которое активно используется при разработке месторождений «Газпром нефти» на Ямале.

Текст: Алексей Лысоконь

Вглубь земли

Говоря марксистским языком, эффективная добыча — это «надстройка», а геологический углеводородный сырьевой «базис» располагается на трехкилометровой глубине просторов Ямала. Впрочем, исполняющий обязанности заместителя генерального директора — главного геолога «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаза» Александр Рожков поправляет: «Зачастую новые скважины глубже трех километров, а потом еще и по горизонтали...» Естественно, без глубокого научного подхода тут не обойтись. Бурить «вслепую» дело неблагодарное, более того, грозящее серьезными финансовыми потерями. Минимизировать риски позволяет геолого-гидродинамическое моделирование. «С помощью такого моделирования проигрываются сценарии разработки месторождения в тех или иных условиях, — пояснил Александр Рожков. — Прежде чем бурить скважину, мы просчитываем ее на модели с выдачей прогнозных уровней добычи и планированием системы разработки как на краткосрочный, так и на долгосрочный период — до полутора-двух десятилетий. Наша задача — добыть нефть правильно и в большем объеме с наименьшими затратами. Для этого мы проводим различные геолого-технические мероприятия: бурение, зарезку горизонтальных стволов, углубление. Сейчас у нас идет хороший проект по Вынгапуровскому месторождению — по углублению с вышележащих пластов на юрские отложения и с одного объекта на другой». Дело в том, что скважины в Ноябрьском регионе изначально бурились на вышележащие, более доступные нефтеносные пласты.

Потом появились данные сейсмики 3D, и на основании этих данных специалисты определили, что есть развитие структуры, а значит, есть и смысл углублять скважины до нижележащего пласта. В настоящий момент бурение закладывается на тех площадях, где уже получены хорошие результаты. При этом геологи в процессе высокотехнологичного компьютерного моделирования опираются на данные полевой сейсморазведки геофизиков — «в подтверждение своих идей и планов». Неоценимую помощь в этом деле им оказывают коллеги из научно-технического центра «Газпром нефти».

Двойной эффект

Если до юрских пластов углубление ведется в основном на Вынгапуровском месторождении, то по зарезкам вторых стволов скважин в лидерах Средне-Итурское и Карамовское. Масштабный комплекс мероприятий позволяет геологам продлить жизнь стареющих месторождений. Правда, по информации Александра Рожкова, месторождений, находящихся на четвертой (последней. — Прим. СН) стадии разработки в регионе не много: «Это Холмогорская группа, где применяются другие методы повышения нефтеотдачи: выравнивание профиля приемистости и циклическая закачка. Меняем потоки, направления и за счет этого также получаем дополнительную нефть. Там, где высокий процент воды, это помогает, но больше чем есть, не добудешь. Запасы подсчитаны, КИН (коэффициент извлечения нефти. — Прим. СН) тоже определен. За счет увеличения коэффициента нефтеотдачи запасы можно приращивать...». Именно обеспечение прироста запасов — основная работа геологов. «Знаете, говорят, нормальный геолог тот, кто, сколько добыл нефти, столько и прирастил. Или примерно в этом соотношении», — с юмором прокомментировал Александр Рожков. И сразу же назвал совершенно не смешные цифры — 60–80% прироста в целом по ННГ. Для стареющих нефтяных промыслов, многие из которых эксплуатируются уже четверть века и более, это очень высокий результат. Возвращаясь к теме «двухстволок», главный геолог компании пояснил: «В процессе бурения и вскрытия продуктивного горизонта мы проводим два необсаженных ствола. Это у нас новшество. Юрские отложения, то есть пласт, состоят из двух пропластков с глинистой перемычкой между ними. Мы один ствол проводим по кровле, другой — по подошве, нижней части пласта. Имеем в два раза больше нефти, соответственно!». При этом внедрение инновации не зависит от возраста месторождения, были бы геологические условия подходящие. На новом Чатылькинском месторождении в апреле и мае уже запущены две «двухстволки», подобные работы ведутся и на Северо-Янгтинском, и на Вынгапуровском месторождениях.

Подарок к дню победы

Конечно, сегодняшние непростые с экономической точки зрения времена вносят свои коррективы в работу геологов. «Нынешняя финансовая ситуация нас подстегнула: до начала мероприятия мы проводим три-четыре этапа контроля на эффективность, — поясняет Александр Рожков. — Экономисты потом считают затратную часть и окупаемость проекта. Если окупается — реализуем. Структура запасов меняется — и за счет старения давно разрабатываемых месторождений, и в процессе ввода в строй новых. Добывать углеводородное сырье становится все сложнее и сложнее. Легкой нефти уже нет. И если раньше пласты двух-трехметровой толщины мы бы бурить не стали, то сейчас бурим». По словам Рожкова, первый квартал оказался для ННГ не слишком удачны в первую очередь из-за морозов начала года. Отстало предприятие и по выполнению геолого-технических мероприятий, и по реализации бизнес-плана. Однако уже в начале мая — точно к Дню победы — отставание было ликвидировано, к июню ноябрьские нефтяники превысили прогнозные показатели бизнес-плана по добыче на 27,6 тыс. тонн, а за полугодие сработали с плюсом на 45 тыс. тонн.

До начала реализации все геолого-технические мероприятия проходят через несколько этапов контроля эффективности

«По бизнес-плану на Чатылькинском месторождении мы должны были уже закончить бурение, — рассказывает о дальнейших перспективах Александр Рожков. — Но просчитали на геолого-гидродинамической модели, обыграли сценарий разработки и заложили еще четыре горизонтальные скважины. Две уже пробурили, каждая из них дает своих 100 тонн безводной нефти в сутки, как и планировали». Это, конечно, еще не окончательная победа, но, как говорит российский премьер Владимир Путин, «свет в конце тоннеля». В случае с ННГ, на дне новых скважин, углубленных до юрских отложений.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ