Резервный вариант

Резервный вариант

Создание стратегических запасов нефти





Иллюстрации: Анна Каулина

Государство ищет способы создания стратегических запасов нефти

Падение цен на «черное золото» возродило в России дискуссию о создании государственного резерва нефти. Первый шаг в этом направлении уже сделан: Министерство энергетики внесло на рассмотрение правительства предложения по отнесению месторождений из нераспределенного фонда к госрезерву. Но дело может этим не ограничиться, и не исключено, что резервирование затронет и действующие участки, и уже добытую нефть. Ключевой вопрос здесь один: кто будет платить за формирование госрезерва — государство или нефтяные компании?

Текст: Евгений Третьяков

Дискуссия в кабинете министров о необходимости резервирования «черного золота» и нефтепродуктов идет уже достаточно давно. Первый раунд активного обсуждения этой темы состоялся в середине прошлого года, когда цены на нефть достигли своих максимальных значений. Вице-премьер Игорь Сечин, курирующий топливно-энергетический комплекс, поручил Минэкономразвития, Росрезерву и Минэнерго подготовить предложения по созданию госрезерва. Тогда речь шла о том, что правительство, имея резервы, могло бы сбивать цены, проводя товарные интервенции, то есть выводя на рынок определенные объемы, например бензина, стоимость которого была бы ниже рыночной.

Затяжное падение цен на нефть заставило вернуться к вопросу создания нефтяного госрезерва, но цели этого резервирования обозначались уже совсем другие. Во главу угла ставилась задача «убрать» с рынка «лишние» объемы нефти, чтобы сбалансировать спрос и предложение, остановив тем самым падение стоимости «черного золота». Планы по созданию госрезерва и изъятию «лишней» нефти озвучивались, в частности, на переговорах с представителями ОПЕК. Это преподносилось как вклад России в дело стабилизации рыночной конъюнктуры.

В феврале глава Минэнерго Сергей Шматко сообщил, что в ближайшие два-три месяца министерство представит в правительство концепцию формирования стратегических резервов нефти. На момент подготовки материала единственным формализованным предложением оставалось создание резерва месторождений.

Недра про запас

В конце апреля министр энергетики РФ Сергей Шматко сообщил, что его ведомство подготовило предложения по отнесению нефтяных месторождений в государственный резерв. «Свои предложения по отнесению нефтяных месторождений в госрезерв мы сделали и в правительство передали, обсуждается вопрос создания концепции госрезерва нефти, включая резервирование месторождений», — объяснил глава Минэнерго.

По информации СМИ, в резерв предлагается включить месторождения с запасами более 30 млн тонн. При этом даже назывались конкретные участки: им. Требса и им. Титова в Ненецком автономном округе. Всего зарезервировать предлагается около десяти месторождений.

«Мы считаем, что в сегодняшних условиях и при существующей конъюнктуре можно подождать с выдачей лицензий на крупные месторождения, которые находятся вблизи развитой инфраструктуры», — пояснил действия министерства Сергей Шматко. Отметим, что создание федерального фонда резервных участков недр предусмотрено в законе «О недрах». По мнению экспертов и аналитиков, на данный момент действия правительства носят больше психологический характер, их фокус направлен не на текущий момент, а на среднесрочную и долгосрочную перспективу. Спрос на лицензии в условиях кризиса невысок, компании и без того корректируют свои инвестиционные программы, сосредоточиваясь на повышении эффективности операционной деятельности.

Аналитик компании «Тройка Диалог» Валерий Нестеров считает, что госрезерв месторождений — это «красивая обертка» для участков, которые сейчас никому не нужны. По данным, которые приводит «Интерфакс», Роснедра смогли провести в I квартале 2009 года только 10% объявленных аукционов по всем видам полезных ископаемых из-за отсутствия заявок. Массовый отказ от участия в аукционах в ведомстве объясняют резким сокращением объема прибыли у недропользователей. Глава Роснедр Анатолий Ледовских сообщил, что его ведомство намерено сократить количество проводимых аукционов на право пользования недрами для повышения их результативности. «Сейчас мы обсуждаем вопрос, выбираем наиболее лакомые кусочки, наиболее благоприятные и интересные месторождения, чтобы аукционы все-таки состоялись, — приводит его слова „Интерфакс“. — Мы хотим выбрать те месторождения, которые вызывают интерес у компаний, и выставить их. Таких месторождений может быть около 100–150. В перечень включено около тысячи».

Всего в 2009 году планировалось выставить на аукционы 212 нефтегазовых участков. Однако формирование резервного фонда месторождений может войти в противоречие с задачами Роснедр, ведь и в фонд, и на торги должны попадать наиболее интересные участки. Стоит также отметить, что от выдачи лицензии до начала промышленной эксплуатации участков проходит несколько лет, поэтому резервирование месторождений — работа на будущее. Впрочем, вспомним заверения Сергея Шматко, что только созданием резервного фонда месторождений дело не ограничится, и его слова о разработке концепции создания нефтяного госрезерва «в широком смысле этого слова». Предполагается, что у государства будет возможность эффективно пользоваться конъюнктурой рынка, иметь свободу маневра и регулировать поставки нефти на экспорт. «Это вопрос революционный, у нас никогда его (резерва. — Прим. СН) не было. По большому счету мы всегда были зависимы от экспорта», — говорит Сергей Шматко.

Объемный вопрос

Для проведения интервенций нужно иметь достаточно большие объемы товара в «закромах» — речь идет о миллионах тонн. Руководитель Росрезерва Александр Григорьев называл цифру 5 млн тонн нефти, а Игорь Сечин отмечал, что с рынка необходимо «убрать» 16 млн тонн.

Объемы хранилищ стран-импортеров позволяют накапливать гигантские резервы. Например, в США стратегические запасы составляют около 700 млн баррелей, а коммерческие (на конец апреля) еще около 370–375 млн баррелей. В Японии, которая закупает почти 100% потребляемой нефти, есть 10 нефтебаз, где хранится госрезерв общим объемом около 40 млн кубометров, что дает возможность хранить примерно 250 млн баррелей. Кроме того, у частных компаний арендуются дополнительные емкости. Госрезервом в Японии управляет Японская национальная корпорация по нефти, газу, металлам и минеральным ресурсам (JOGMEC), а расходы оплачиваются из бюджета.

В России вся загвоздка в вопросе создания госрезерва, собственно, в этих самых «закромах». В нашей стране нет необходимого резервуарного парка. По этой же причине правительство не может и выкупить «лишнюю» нефть с рынка — ее просто негде хранить. Ни у нефтебаз, ни у портов, ни у «Транснефти» с «Транснефтепродуктом» нет сколько-нибудь значительных ресурсов. Правительством рассматривались разные альтернативные варианты хранения нефти (к примеру, законсервированные нефтяные месторождения, соляные пласты), однако из-за сложных природно-климатических и прочих российских реалий эти альтернативы не могут быть реализованы. Технически построить резервуары для хранения нефти и нефтепродуктов несложно. Тот же Китай, формирующий сейчас нефтяной резерв, строит такие хранилища — только в нынешнем году планируется ввести в эксплуатацию восемь таких хранилищ... Но, учитывая масштабы задачи, затраты на это будут многомиллиардные. Сегодня у государства нет свободных денег — антикризисные меры и социальные программы являются приоритетом расходования бюджетных средств. Для нефтяных компаний или «Транснефти» подобные инвестиции невыгодны, прибыль здесь получить вряд ли удастся, даже если им будет предоставлено право использования части емкостей для своих нужд. Выходом из положения могла бы стать схема, по которой государство платит компаниям за хранение нефти, но это снова повлечет за собой серьезные бюджетные затраты.

«Денежный» вопрос возникает и при формировании резерва. Нефть необходимо закачать в хранилища, а для этого государство соответственно должно ее купить. Средств на это в бюджете также нет. Не менее важным является и то, по какой цене будет покупаться нефть. У экспертов существуют большие сомнения в том, что цена, предложенная государством, окажется рыночной. Можно, конечно, просто заставить нефтяников в обязательном порядке отдавать часть добытой нефти в резерв, но это фактически будет означать резкое усиление и без того высокой фискальной нагрузки на отрасль. Альтернативный административный вариант — введение нормы снижения добычи в соответствии с требованиями регулирующих органов. Но эта мера опять же способна принести нефтяникам немало бед, поскольку может использоваться как рычаг давления на компании.

Так нужен ли России нефтяной госрезерв? Безусловно, какой-то резерв необходим на случай чрезвычайных ситуаций, когда единовременно могут понадобиться крупные дополнительные объемы топлива. Многие государства — импортеры углеводородов идут по этому пути, создавая стратегические запасы, способные обеспечить экономику нефтью на срок от нескольких суток до трех месяцев. Наша страна экспортирует нефть, и представить себе ситуацию, когда разом прекратится добыча и энергоносители перестанут поступать на рынок, невозможно. Создание же товарных запасов и регулирование объемов предложения, по мнению экспертов, задача, целесообразность решения которой неочевидна. Цена госрезерва нефти и усилия, затраченные на его создание, скорее всего, окажутся несопоставимы с полученным эффектом.

И то, что сегодня делает Минэнерго в плане формирования резервного фонда месторождений, это, по сути, единственный доступный правительству способ что-то отложить про запас. Он не требует расходов и не вызовет пока сильного негативного эффекта в нефтедобыче.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ