Северный прорыв

Северный прорыв

Общественные слушания по проекту утилизации попутного нефтяного газа на Еты-Пуровском месторождении







Фото: Иван Куринной, Денис Ядрихинский

Геннадий Любин, генеральный директор ОАО «Газпромнефть- ноябрьскнефтегаз»:

«Максимальная утилизация попутного нефтяного газа наконец-то возведена в ранг государственной политики, что приветствуется не только экологами. Реализация проекта позволит кардинально изменить ситуацию по целой группе месторождений, и я уверен, это только первая ласточка — наш пилотный проект станет примером для всей нефтянки России».

Александр Макарчук, начальник управления экологической безопасности ОАО «Газпромнефть-ноябрьскнефтегаз»:

«Газовые факелы — наша давняя головная боль. С одной стороны, высокий газовый фактор многих наших отдаленных месторождений до сих пор не позволял полностью утилизировать попутный газ, а его сжигание в факелах влечет за собой как экологический ущерб, так и штрафные санкции, которые кратно возрастут с 2012 года. С другой стороны, просто нельзя провожать глазами дымные шлейфы, в которые превращается ценное сырье. Мы сделали необходимые выводы».

Проект утилизации газа на Еты-Пуровском месторождении прошел общественные слушания

Процедуру общественных слушаний в Ноябрьске прошел проект по утилизации попутного нефтяного газа на Еты-Пуровском месторождении, разработанный в рамках Киотског протокола. Его реализация позволит сократить выбросы парниковых газов на 750 тыс. тонн в год.

Текст: Алексей Лысоконь

Лет двадцать назад пассажиров, впервые оказывавшихся в небе над северными территориями Западной Сибири ночью, поражало обилие ярких огней вокруг аэропортов. Бывалые покорители Приполярья «ободряли» соседей рассказами о том, как сложно совершать посадку в тундре в кромешной тьме и что для летчиков специально жгут сигнальные посадочные костры. Насладившись испугом собеседников, северяне не без гордости объясняли, что это газовые «факела» (именно так, с ударением на последний слог, называют их местные жители) на десятках месторождений, опоясывающих города нефтяников и газовиков. Постепенно гордость стала сменяться сожалениями о «вылетающих в трубу» ценных углеводородах и обоснованными тревогами — сжигание попутного нефтяного газа способствует образованию парникового эффекта и наносит серьезный вред окружающей среде.

Нешуточная тенденция

Несколько лет назад во время визита в Ноябрьск профессор Джованни Паккалоне (в то время президент Международного общества инженеров-нефтяников — SPE) спросил собравшихся со всей Сибири коллег, что они думают о глобальном потеплении. Ответом была шутка: «У нас его никто не чувствует!» За заиндевевшими окнами конференц-зала было минус 27, несмотря на конец апреля. Сегодня разговоры на тему парникового эффекта становятся все менее похожими на шутки. Глобальное потепление — тоже кризис. Может быть, не такой явный и молниеносный, как нынешние финансовые кульбиты мировой экономики, но гораздо более страшный с точки зрения последствий. Если сравнивать их воздействие на человечество в долгосрочной перспективе, то экономический кризис похож на насморк, а парниковый эффект — это пневмония всей планеты, вялотекущая, но крайне опасная и трудноизлечимая. Международное соглашение о сокращении выбросов парниковых газов в атмосферу для сдерживания глобального потепления, подписанное в 1997 в Киото, более известное как Киотский протокол, призвано если не излечить экологическое заболевание, то как минимум стабилизировать состояние «больного». Правда, крупнейший мировой «производитель» парниковых газов — США — к протоколу присоединяться отказался. Его примеру последовали некоторые другие государства, например, лидер по загрязнению атмосферы Старого Света — Турция. Однако большинство развитых стран соглашение подписали, взяв на себя серьезные обязательства по сокращению выбросов в среднем на 5–7%. Для России соглашение в Киото предусматривало сохранение выбросов на уровне 1990 года. Единственная на сегодня возможная для РФ форма реализации экологических мероприятий, связанных с Киотским протоколом, проекты совместного осуществления (ПСО), в рамках которых наша страна получает инвестиции в современные экологически чистые технологии, а единицы сокращения выбросов по специальной процедуре передаются инвестору.

В нынешнем апреле, гораздо более теплом, чем в год приезда профессора Паккалоне, в Ноябрьске прошли публичные слушания по Проекту совместного осуществления в рамках Киотского протокола на Еты-Пуровском месторождении, речь в котором идет об утилизации попутного нефтяного газа.

Труба для газового фактора

Еты-Пуровский ПСО разработан управлением специальных проектов и департаментом газа и газопереработки компании «Газпром нефть». В публичных слушаниях приняли участие: генеральный директор «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаза» Геннадий Любин, заместитель главы Ноябрьска по социальным вопросам Виктор Ребров, депутаты Ноябрьской городской Думы, специалисты-нефтяники (в том числе экологи), представители общественности Ноябрьска и Муравленко. В качестве наблюдателей выступили представители Nippon Oil Corporation и Mitsubishi Corporation — потенциальных партнеров по ПСО. По словам руководителя проекта управления специальных проектов «Газпром нефти» Николая Серегина, сейчас 40% попутного газа утилизируется газоперерабатывающими предприятиями, столько же используется в качестве топлива непосредственно на месторождениях для выработки тепла и на электростанциях. Но пятая часть ПНГ по-прежнему сгорает в факелах. Для удаленных нефтяных месторождений с высоким газовым фактором это миллионы кубометров в день... Поэтому реализацию Еты-Пуровского ПСО специалист компании оценил как прорыв для нефтегазодобывающего Севера.

Все шесть этапов технической части проекта уже выполнены, в январе подписан протокол о намерениях с японскими партнерами, теперь предстоит процедура регистрации ПСО. Согласно документам попутный газ будет собираться с группы из пяти месторождений, среди которых самое крупное и богатое газом — Еты-Пуровское. С него, а также с Вынгаяхинского и Новогоднего ПНГ по специально построенным трубопроводам газ пойдет на Вынгаяхинскую компрессорную станцию (КС). Далее в магистральную нитку, связывающую Вынгаяху и расположенную юго-восточнее Вынгапуровскую КС, пойдет попутный газ с Ярайнерского и Вынгапуровского месторождений. С Вынгапуровской компрессорной станции после соответствующей первичной переработки в магистральный трубопровод «Газпрома» пойдет уже не попутный нефтяной газ, а СОГ — сухой обензиненный газ. А в Ноябрьск для дальнейшей отгрузки на переработку в СИБУР поступит БГС (бензин газовый стабильный) и другие фракции, которые представляют собой ценное сырье для нефтехимии. Мало кто знает, что попутный газ является первичным сырьем для производства широкого спектра потребительских товаров, начиная от пластика и строительных материалов и заканчивая автомобильными шинами и медицинскими препаратами.

Если говорить об экономической стороне вопроса, никаких особых финансовых прибылей и коммерческих выгод от реализации проекта в «Газпром нефти» не ожидают. Цель, стоящая перед разработчиками и участниками ПСО по Еты-Пуровскому месторождению — безубыточность. Ну и, конечно, сохранение экосферы региона.

Вопросы и ответы

Участников публичных слушаний интересовало буквально все — от собственно экологии до создания новых рабочих мест, от отношения властей к ПСО до деталей его реализации. И на все вопросы были получены исчерпывающие ответы. Говоря об отношении властей к проблеме, Николай Серегин заметил, что Россия ратифицировала Киотский протокол лишь в 2004 году и только к концу 2007-го появилась нормативная база для реализации проектов совместного осуществления. «Вплоть до сегодняшнего дня ни один из проектов по утилизации попутного нефтяного газа не получил одобрения от правительства РФ, хотя ПСО открывают немалые возможности, — подчеркнул он. — Кроме привлечения финансовых ресурсов и повышения экономической эффективности в формате проектов совместного осуществления можно разработать и внедрить современные прогрессивные технологии, и, утилизируя ПНГ на удаленных месторождениях нефтяных компаний, избежать штрафных санкций. Огромная экологическая польза — само собой!». А на вопрос, касающийся условий реализации, господин Серегин ответил шуткой: "Ну, условия вы знаете лучше меня — болота, лесотундра, зимой мороз до минус 55, летом жара и мошка...«А если серьезно, то трассы будущих трубопроводов прокладываются также с учетом минимизации техногенного воздействия на окружающую среду — вдали от крупных водоемов, в соответствии с самыми жесткими строительными нормативами.

Японские партнеры от комментариев по своему участию в проекте вежливо отказались, сославшись на то, что окончательные документы еще не подписаны. Однако опыт работы в рамках реализации «экологических» программ у японских компаний огромный. Nippon Oil Corporation — одна из крупнейших японских нефтяных корпораций — разработала специальную методологическую программу АМ 0009 «Проекты по улавливанию и утилизации попутного газа из нефтяных скважин, который обычно сжигается». Программа получила одобрение ООН и была успешно реализована, в частности, на нефтяных шельфовых месторождениях во Вьетнаме. Mitsubishi Corporation занимает третье место в рейтинге 50 ведущих мировых разработчиков проектов в рамках Киотского протокола (версия агентства Reuters, август 2008 года). Корпорация уже реализовала девять проектов «механизма чистого развития» в разных странах. Независимая экспертиза Еты-Пуровского проекта намечена на май. По предварительным данным, его реализация позволит получить 750 тыс. тонн единиц сокращения выбросов (ECB, emission reduction units) в год.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ