Жизнь как сказка

Жизнь как сказка

Прошлое, настоящее и будущее нефтяной отрасли Норвегии









Половина правительства Норвегии — женщины, в том числе и нефтяной министр — Ааслауг Хага













Фото: ИТАР-ТАСС, Reuters, Fotobank/Getty Images, Photo S.A.
Иллюстрация: Анастасия Ухина

Всего за 40 лет Норвегия благодаря освоению нефтегазовых месторождений и грамотному управлению ресурсами стала одной из самых благополучных стран в мире.

Текст: Евгений Третьяков

Все граждане имеют доступ к государственному здравоохранению, социальному и пенсионному обеспечению. При рождении ребенка родители могут выбрать либо отпуск продолжительностью в 46 недель с сохранением полной заработной платы, либо 56-недельный отпуск с сохранением 80% зарплаты. Средняя продолжительность жизни девочек, родившихся в 2008 году, составит 83 года, а мальчиков — более 78 лет. Крайней бедности не существует, а относительная бедность очень низкая, безработица на минимальном уровне. ВВП на душу населения второй по величине в мире. Все это Норвегия — лучшая страна в мире для жизни, по мнению экспертов ООН. Страна, своим благополучием обязанная нефти и газу.

Наверное, поэтому и месторождения в Норвегии называют не как в России (по названию местности, где оно расположено, или по имени человека, сделавшего открытие, или внесшего большой вклад в развитие отрасли), а дают им имена из сказок и мифов: «Тролль», «Белоснежка» («Сноувит»), «Морской змей» («Ормен ланге»), «Дракон» («Драуген»), «Асгард»... Есть даже месторождение «Хейдрун», названное в честь козы, жившей в чертогах скандинавских богов. Кстати, про «Тролля». По одной из версий, так звали любимую собачку правящего в тот момент норвежского монарха, что и послужило поводом для выбора названия месторождения.

ДЕЛО СЛУЧАЯ

Норвежцы рассказывают такую историю. В 1965 году страна вела переговоры о морских границах в Северном море с Великобританией и Данией. С последней дела шли неважно, но норвежцам повезло: датский министр, который должен был подписывать соглашение, накануне хорошо «погулял» (посодействовали ли ему в этом норвежские коллеги, не уточняется) и на следующий день подмахнул все «не глядя». Так ли было на самом деле, неизвестно, но в жизни Норвегии этот раздел моря оказался переломным моментом — ведь именно в ее территориальных водах уже через несколько лет начали находить гигантские месторождения нефти и газа, которые превратили бедную северную страну в лучшее место для жизни на Земле.

В 1962 году компания «Филлипс петролеум» из американского города Бартлсвилл (штат Оклахома) получила лицензию на геологоразведочные работы на шельфе Северного моря близ Норвегии. Изыскания безуспешно велись пять лет, но из 32 пробуренных скважин не было ни одной, пригодной для промышленной эксплуатации. В компании решили сделать еще одну попытку и прекратить буровые работы. Причем эта последняя попытка была продиктована не надеждой найти что-то стоящее, а тем, что была уже оплачена аренда морской буровой установки «Оушен викинг». Вернуть деньги было невозможно, а сдать установку в субаренду не получалось. Очередная легенда гласит, что с места предполагаемого бурения «Викинга» сорвал шторм и отнес его в сторону. В итоге в ноябре 1969 года было открыто крупнейшее нефтегазовое месторождение «Экофиск». Буровики, получившие первую нефть, были поражены ее чистой и необычайной прозрачностью, им казалось, что она отливает золотом. В 1971 году на этом месторожде нии была добыта первая нефть, а в 1977 году — первый газ. Удивительно, но «Экофиск» работает до сих пор. В 1998 году была завершена четырехлетняя модернизация всей инфраструктуры проекта, были построены две новые платформы. По некоторым оценкам, месторождение способно давать нефть и газ вплоть до 2028 года.

ОПЛОТ ГОСУДАРСТВА

Норвежская нефтегазовая отрасль развивалась сверхбыстрыми темпами благодаря тому, что в Северном море работали все ведущие мировые нефтегазовые компании. Но норвежское правительство никогда не выпускало контроль над добычей из своих рук. Для этого было создано соответствующее ведомство и специальный Нефтяной директорат.

В проекте «Экофиск» участвовала госкомпания Hydro («Гидро»). «Гидро» до этого никогда не занималась добычей нефти, ее профиль — гидроэнергетика, металлургия и пр. Поэтому в 1972 году была создана норвежская компания Statoil («Статойл»), ставшая проводником государственных интересов в нефтегазовой отрасли. В 1981 году «Статойл» стала первой норвежской компанией, которая получила операторскую лицензию — на разработку месторождения «Гуллфакс» в Северном море. 1 октября 2007 года на базе «Статойл» и нефтегазовых активов «Гидро» была создана единая «Статойл-Гидро». Доля государства в ней на сегодня составляет 66,4%, управляет компанией Министерство нефти и энергетики. С 1 ноября 2009 года объединенная компания избавилась от второй части своего названия — «Гидро» — и стала просто «Статойлом». Сейчас «Статойл» работает не только в Норвегии. Например, компания участвует в разработке месторождения Шах-Дениз в Азербайджане (25,5% акций) и является акционером нефтепровода Баку — Тбилиси — Джейхан (8,71% акций).

КЛЮЧЕВОЙ СЕКТОР

Чтобы стать оператором проекта в Норвегии, не обязательно быть норвежской госкомпанией, владеть контрольным пакетом или единолично владеть лицензией. Правительство страны формирует консорциумы, из числа участников которых и выбирается оператор. При этом в каждом проекте участвует госкомпания. Например, в запущенном в 2007 году газовом проекте «Ормен ланге» стоимостью $10 млрд оператором является Shell с 17,04% акций, в то время как у государства более 60%. Продажей нефти и газа участники консорциумов занимаются самостоятельно.

Норвежское правительство и «Статойл» являются самыми активными инвесторами в отрасль, вкладывая до половины всех средств в разведку, добычу и строительство инфраструктуры. Правила игры в Норвегии просты и понятны, и, несмотря на высокие налоги (общая сумма изъятий в разные годы достигала 80% от выручки), иностранные компании стремятся работать в этой стране.

Сейчас осваиваются новые территории — шельфы Норвежского и Баренцева морей. Правда, происходит это гораздо медленнее, чем 40 лет назад в Северном море. Причин здесь несколько. Первая — нежелание распечатывать все ресурсы сразу. Вторая — забота об экологии. В некоторых областях шельфа действует запрет на геологоразведку и добычу. Например, до 2013 года под запретом район Лофотенских и Вестероленских островов (Северная Норвегия). Но и того, что есть, хватает Норвегии сполна. В настоящее время эта страна является вторым в мире нетто-экспортером газа и занимает шестое место в мире по экспорту нефти. Нефтегазовая отрасль приносит треть государственных доходов (по данным на 2008 год). В нефтегазовой промышленности и родственных с ней отраслях занято около 140 тыс. человек. Излишки нефтяных денег норвежское правительство с 1990 года складывает в Государственный пенсионный фонд, который инвестирует их в том числе в акции иностранных компаний.

В 60-х годах прошлого века, когда началось освоение норвежского шельфа, в стране не было промышленности, которая могла бы обеспечить отрасль необходимым оборудованием. Но норвежцы быстро учились и вкладывали колоссальные деньги в развитие нефтянки и смежных отраслей. Уже к 1975 году группа «Акер» построила 28 морских платформ, причем 14 непосредственно в Норвегии. Сегодня норвежцы обладают уникальными технологиями добычи нефти и газа на шельфе в сложных климатических условиях. Этот опыт сегодня востребован и в России, где компания стала партнером «Газпрома» по реализации проекта освоения Штокмановского газоконденсатного месторождения в Баренцевом море.

В РОССИЮ НАДОЛГО

С Россией у Норвегии отношения непростые. Главная проблема — наличие «серой зоны» в Баренцевом море. Иначе говоря — спор ной территории в 175 тыс. кв.км. В 1976 году Норвегия и СССР определили границы своих исключительных экономических зон (ИЭЗ) в Баренцевом море в одностороннем порядке — отчего и возник спор. Пока разрешить его не удалось, а наличие потенциальных запасов углеводородов делает процесс урегулирования крайне сложным.

Возможно, наладить отношения поможет совместная работа в уникальном Штокмановском проекте. Запасы месторождения (расположено на северо-востоке отМурманска, на расстоянии около 600 км) составляют 3,8 трлн куб. м газа и около 37 млн тонн газового конденсата. Объем добычи может достичь более 70 млрд куб. м газа и 0,6 млн тонн газового конденсата в год. В рамках первой фазы проекта объем добычи составит 23,7 млрд куб. м. газа в год. «Газпром» в качестве партнеров для реализации проекта выбрал французскую компанию «Тоталь» и норвежскую «Статойл». Для реализации первой фазы проекта создана компания специального назначения Shtokman Development AG («Штокман девелопмент АГ»). В капитале компании «Газпрому» принадлежит 51%, «Тоталь» — 25%, «Статойл» — 24%. «Штокман девелопмент» отвечает за планирование, финансирование и строительство инфраструктуры, необходимой для первой фазы освоения Штокмановского месторождения, и будет являться владельцем инфраструктуры в течение 25 лет с даты начала промышленной добычи. Эта инфраструктура включает установки на шельфе, трубопровод до берега и заводы по подготовке газа как для производства СПГ, так и трубопроводного. При этом лицензия на месторождение принадлежит «дочке» «Газпрома» — ООО «Севморнефтегаз».

Помимо Штокмана «Статойл» в России участвует еще в одном проекте — вместе с той же «Тоталь» разрабатывает Харьягинское месторождение в Тимано-Печорском бассейне. Долевое участие компании «Статойл» — 40%, оператор месторождения и владелец 50% — «Тоталь». Еще 10% принадлежат Ненецкой национальной нефтяной компании. Есть у «Статойл» в России и небольшая сеть АЗС на северо-западе страны. ВМурманской области работают девять АЗС «Статойл», первая из которых была открыта в 1993 году. В декабре 2008 года были открыты шесть новых станций в Псковской области, а в 2009 году — две станции в Санкт-Петербурге, одна в Ленинградской области и одна в Пскове.

«Статойл» планирует и дальше развивать свое присутствие в нашей стране. 24 сентября 2009 года в Салехарде президент «Статойла» Хельге Лунд принял участие в совещании по вопросу «Об освоении месторождений газа полуострова Ямал», которое проводил премьер-министр Владимир Путин. «Статойл» заинтересована в сотрудничестве с ОАО «Газпром» и другими российскими партнерами в области реализации будущих проектов освоения ресурсов полуострова Ямал», — пояснил Бенгт Ли Хансен, президент «Статойла» в России. На одном из недавних инвест форумов в Москве Бенгт Ли Хансен подчеркнул (его цитирует Reuters), что «наша компания находится в России с долгосрочной перспективой. Мы видим большие возможности для инвестирования в России в будущем... и считаем условия для работы в России приемлемыми».

Сорок лет назад норвежцы перенимали опыт у американцев, англичан, а теперь они сами могут многому научить своих бывших учителей, в том числе и тому, как надо распоряжаться свалившемся на голову богатством.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ