Сотрудничество, не требующее обязательств

Сотрудничество, не требующее обязательств

Взаимоотношения России и ОПЕК. Проблемы и перспективы.

Добыча нефти в России Источник: Минэкономразвития России



Иллюстрация: Вероника Калачева

ОПЕК критикует Россию за нежелание сокращать объем нефтедобычи, но координировать свои действия с картелем наша страна не будет.

Текст: Евгений Третьяков

Очередной, 154-й саммит ОПЕК, прошедший в начале сентября в Вене, завершился как и прогнозировалось: квоты на добычу нефти не изменились. И в целом последний форум стран — экспортеров нефти прошел бы вполне спокойно, если бы не одно отступление от «регламента».

Награду генеральный директор «Газпромнефть-Хантоса» Сергей Бышов получил из рук губернатора ХМАО Александра Филипенко.

С резкой критикой за нежелание принимать меры по ограничению нефтедобычи и экспорта черного золота на российское руководство обрушился министр нефти Катара Абдулла бин Хамад аль-Атийя. «Мы слышали очень много слов, однако нам хотелось бы получить поддержку на деле, а не на словах, — заявил чиновник, высказывание которого приводит „Коммерсант“. — Вместо этого правительство России предоставило налоговые льготы для новых месторождений в Сибири! Дополнительные поставки нефти на рынок подрывают усилия ОПЕК и приведут к новому снижению нефтяных цен в третьем квартале».

Подобное негодование вполне объяснимо. Во втором квартале 2009 года Россия стала крупнейшим в мире поставщиком нефти на мировом рынке — экспорт нефти и нефтепродуктов составил 7,4 млн баррелей в сутки, в то время как крупнейший экспортер ОПЕК Саудовская Аравия, по данным Международного энергетического агентства, поставила на рынок лишь 7 млн баррелей. Российские власти отреагировали на эти заявления спокойно. «У нас никогда не было обязательств перед ОПЕК. В этом плане высказывать, что мы себя ведем не по правилам, в принципе неправильно», — парировал глава Минэнерго РФ Сергей Шматко. При этом министр подчеркнул, что Россия сотрудничает с ОПЕК в области обмена информацией и в выработке экспертного мнения, заверив, что «эта работа с ОПЕК будет продолжена и в дальнейшем». Напомним, что в период, когда цены на нефть падали до уровня в $40 за баррель, российские власти действительно говорили о необходимости более тесного взаимодействия с картелем. «Взаимодействие с ОПЕК для наших энергетических ведомств, для выстраивания энергетической политики является одним из ключевых направлений. Мы имеем хорошие отношения как с самой организацией, так и с отдельными ее участниками и намерены развивать эти контакты. Причина здесь абсолютно очевидна — Россия тоже является крупным производителем и экспортером нефти и заинтересована в поддержании стабильных, предсказуемых цен на нефть», — отмечал, в частности, президент России Дмитрий Медведев.

Но даже при таких заявлениях речь о формализованных скоординированных действиях по ограничению объемов добычи не шла никогда. Лишь однажды под беспрецедентным давлением ОПЕК, требовавшим от России, Норвегии, Мексики и Омана сократить экспорт на 500 тыс. баррелей в сутки, Россия согласилась на сокращение поставок нефти на мировой рынок. В конце 2001 года правительство страны приняло совместное с нефтяными компаниями решение о снижении объемов экспорта с 1 января 2002 года на 150 тыс. баррелей в сутки. Сделано это было для того, чтобы поднять цены на уровень выше $20 за баррель. Тогда высказывания представителей картеля нередко содержали прямые угрозы. Генеральный секретарь ОПЕК Али Родригес говорил, что ОПЕК может принять решение не снижать собственную добычу, из-за чего «производители нефти, не входящие в ОПЕК, могут быть вышвырнуты с рынка». В итоге все четыре страны пошли на уступки картелю. Девять крупнейших отечественных компаний взяли на себя добровольные обязательства по ограничению экспорта.

Но продержались эти меры недолго. Уже в мае 2002 года ограничения были сняты, а по итогам года добыча нефти выросла в нашей стране на 32 млн тонн.

Почему России не выгодна такая тесная координация с ОПЕК, вполне понятно. Любое снижение объемов добычи ведет к падению выручки нефтяных компаний и уменьшает доходы государственной казны, а значит, сокращаются инвестиции, социальные программы и т.д. Кроме того, хорошо известно, что российские нефтяники работают в весьма сложных с климатической и природной точек зрения регионах. Остановка работы скважин и последующий их перезапуск — процесс технологически сложный и дорогостоящий. Плюс к этому у России нет достаточного количества нефтехранилищ, куда можно было бы закачать «лишнюю» нефть на время сокращения экспорта. Все это ведет к тому, что меры по снижению экспорта или добычи могут применяться Россией только в экстренных случаях, когда ценовая конъюнктура совсем неблагоприятна.

Аналитики соглашаются, что России нет необходимости тесно координировать свои действия с ОПЕК. «Никаких дополнительных выгод от присоединения к ОПЕК Россия не получит, — говорит в интервью радио „Свобода“ руководитель аналитического отдела инвестиционной компании „Брокеркредитсервис“ Максим Шеин. — Решения ОПЕК уже сейчас так или иначе способствуют финансовому благополучию России, поскольку направлены на стабилизацию мировых цен на нефть. А быть на первых ролях или как-то влиять на решения ОПЕК Россия — даже если войдет в эту организацию — не сможет».

Аналитик «Тройки Диалог» Валерий Нестеров также отмечает, что интересы России и ОПЕК не совпадают. При этом, что немаловажно, независимая политика России в нефтяной сфере устраивает западные страны, которые стремятся к тому, чтобы на рынке были альтернативные производители нефти помимо ближневосточных партнеров.

В этой связи чьи-либо резкие заявления вряд ли изменят российскую прагматичную политику,и говорить о координации действий с ОПЕК Россия будет только в тех случаях, когда цены на нефть минимальны. Сейчас для этого нет никаких оснований.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ