Нефть имени Симона Боливара

Нефть имени Симона Боливара

Венесуэла развивает нефтедобычу при помощи российских компаний.



















Фото: ИТАР-ТАСС, Reuters

Венесуэла развивает нефтедобычу при помощи российских компаний.

Текст: Евгений Третьяков

НОВЫЕ ИНВЕСТОРЫ

10 сентября Россия и Венесуэла подписали Межправительственное соглашение о сотрудничестве в области реализации совместных стратегических проектов между Боливарианской Республикой Венесуэла и Российской Федерацией. В рамках соглашения создается совместное предприятие по добыче нефти в бассейне реки Ориноко. Речь идет о разработке блока месторождений «Хунин-6» площадью 447,7 кв.км. Его запасы оцениваются в несколько миллиардов баррелей, а добыча может достигнуть 450 тыс. баррелей в сутки, причем есть вероятность, что уже на стартовом этапе суточный показатель добычи составит 200 тыс. баррелей.

С российской стороны в проекте участвует Национальный нефтяной консорциум (ННК), в состав которого входят «Газпром», «Лукойл», «Роснефть», «Сургутнефтегаз» и ТНК-ВР. Доля участия в консорциуме каждой из российских компаний — 20%. Учитывая, что проекты ННК на территории Венесуэлы нефтедобывающие, по решению руководства «Газпрома» в уставной капитал консорциума вошла «Газпром нефть». Венесуэлу представляет национальная нефтегазовая компания Petróleos de Venezuela (PDVSA). Распределение долей в будущем СП уже известно: 60% будет у «дочки» PDVSA — компании CVP, остальное у ННК. Такое распределение объясняется особенностями действующего в Венесуэле законодательства, по которому иностранные компании, желающие работать на территории государства, должны обязательно создавать совместные предприятия с PDVSA, в которых последней должно принадлежать не менее 3/5 доли. Кроме того, российские нефтяники еще до начала работ выплатили бонус в $1 млрд — эти средства должны пойти в том числе на создание транспортной инфраструктуры и развитие района Хунин. В свою очередь, венесуэльский министр нефти Рафаэль Рамирес сообщил, что инвестиции в разработку блока и строительство установки подготовки нефти составят $20 млрд.

Аналитики пока осторожно оценивают перспективы проекта, впрочем, склоняясь к тому, что он все же будет окупаемым. Валерий Нестеров из «Тройки Диалог» среди позитивных моментов соглашения отмечает, что в Венесуэле российские компании получают долю в добыче, а также опыт по разработке месторождений тяжелой нефти, который пригодится им и в России.

Между тем сделка между Россией и Венесуэлой для латиноамериканского государства не менее (а скорее более) важна, чем для российской стороны. Основная тенденция последнего десятилетия — сокращение объемов добычи нефти: с 179,6 млн тонн в 1998 году до 131,6 млн в 2008-м. Непродолжительные периоды подъема были, но в целом тенденция налицо. Это десятилетие спада пришлось на период правления Уго Чавеса, характеризующееся резкой антиамериканизацией внешней политики Венесуэлы. Большинство ведущих западных компаний покинули страну после волны национализации, прокатившейся по многим отраслям, что, естественно, привело к свертыванию инвестиционного процесса. Впрочем, в истории Венесуэлы нынешняя проблема с инвесторами, вызванная политическими факторами, не первая.

ПЕРВАЯ НАЦИОНАЛИЗАЦИЯ

В 1971 году Венесуэла приняла закон «О возврате». Иностранные нефтяные компании, работавшие в стране на условиях концессии, должны были по истечении срока действия соглашений передать все свои активы в собственность государства (с некоторой компенсацией). Поскольку многие концессионные договоры заканчивались уже в 1983 году — для нефтяной отрасли срок небольшой, — компании резко сократили инвестиции в разведку и инфраструктуру. Правительство же Венесуэлы перестало выдавать новые лицензии. Все это неизбежно повлекло сок ращение производственных мощностей страны, что вызвало очередной виток недовольства в обществе. «Это напоминало вопрос о том, что было раньше — курица или яйцо, — вспоминал Роберт Дольф, президент „Креол петролеум“, дочерней компании Exxon в Венесуэле. — Политика правительства была такова, что новых участков для разведочных работ не предоставлялось. Так что мы перестали кормить кошку, а они стали жаловаться, что кошка подыхает».

После того как в мире разразился энергетический кризис 1973 года — первая большая победа ОПЕК, членом которой являлась и Венесуэла, — вопрос о национализации нефтяной промышленности был лишь делом времени. Решение было принято в 1975 го ду и с 1 января 1976-го вступило в силу. Президент Венесуэлы Карлос Андрес Перес назвал это «актом доброй воли». В итоге иностранные нефтяники и власти все же нашли взаимовыгодные «точки соприкосновения», тоже, кстати, не впервые в истории страны.

НЕФТЬ ДЛЯ ДИКТАТОРА

Генерал Хуан Гомес стал президентом страны в 1909 году и «задержался» на этом посту примерно на четверть века. Он был жестким диктатором, британский посол в Каракасе называл его «абсолютным монархом в самом средневековом смысле слова». У генерала была одна слабость — он хотел быть очень богатым человеком. Этого он добился, пустив в страну нефтяные компании. Он даже принял специальный так называемый «нефтяной закон», определивший условия концессий, размеры налогов и арендной платы. Тем самым обеспечив политическую предсказуемость и стабильность.

Это было весьма прагматичным шагом, особенно на фоне недавней национализации в соседней Мексике. В итоге нефтяные деньги потекли рекой, несмотря на то что изначально нефтяники считали Венесуэлу не очень перспективной страной, а слухи о ее огромных запасах — «миражом». Все изменилось, когда в декабре 1922 года из скважины «Барросо» компании Shell на месторождении «Ла-Роса» в бассейне озера Маракайбо забил неконтролируемый фонтан, дававший около 100 тыс.баррелей нефти в сутки. С этого момента Венесуэла утопала в нефти. В 1921 году в стране добывалось лишь 1,4 млн баррелей, а к 1929 году объемы добычи выросли до 137 млн баррелей. Страна заняла второе место в мире по добыче после США.

Однако Уго Чавес — это не генерал Гомес. Он не алчный диктатор и не прагматичный политик, идущий на компромиссы ради своей карьеры и блага страны. Он борец за идею. Социалистическую идею «имени Симона Боливара».

ИДЕИ И ДОХОДЫ

Симон Боливар — один из главных героев южноамериканского континента. Под его руководством в начале XIX века велась освободительная война против испанцев, которая завершилась созданием Великой Колумбии. С 1819 по 1830 год Боливар был президентом этой страны, которая распалась после смерти героя.

Сейчас в Венесуэле царит настоящая боливаромания. В каждом городе есть площадь, улица или на худой конец памятник Симону Боливару. Самая высокая гора страны называется пик Боливара — альпинисты сумели доставить на вершину бюст героя. Собственно, и официальное название самой страны — Боливарианская Республика Венесуэла. Боливароманией болен и Уго Чавес. Поэтому одной из основных особенностей политики президента является активнейшая борьба с империализмом, глобализмом и, соответственно, транснациональными корпорациями. Главным врагом для него стали Соединенные Штаты Америки. Хрестоматийной стала речь Уго Чавеса в ООН, где он, выступая после Джорджа Бушамладшего, сказал: «Вчера здесь побывал дьявол, здесь еще пахнет серой». Нынешний президент Венесуэлы обвинил США в «эксплуатации, разграблении и владычестве над людьми всего мира» и призвал «народ США и людей всего мира избавиться от этой угрозы, которая, как меч, висит над нашими головами». При этом Уго Чавес подчеркнуто дружит с теми, кого США считают своими врагами,— президентом Ирана Махмудом Ахмадинежадом, лидером Кубы Фиделем Кастро.

Но несмотря на неоднократные угрозы прекратить поставки нефти в США, этого так и не произошло. Что неудивительно, ведь именно в Соединенные Штаты идет основной поток венесуэльской нефти. Более того, Венесуэла располагает в США семью нефтеперерабатывающими за водами и 12 тыс. бензоколонок. Несмотря на все острые заявления, США и Венесуэла так крепко связаны между собой, что разорвать эти связи практически невозможно. Для Уго Чавеса прекращение поставок нефти в Штаты будет означать потерю нефтяных доходов, на которых зиждется его политическое благополучие. И благополучие это обеспечивается добычей, в которую необходим приток инвестиций.

ВЗАИМНАЯ ВЫГОДА

Сегодня далеко не все иностранные компании готовы работать в Венесуэле на условиях руководства страны. Если говорить о США, то здесь вмешиваются еще и политические моменты. Именно поэтому на встрече с российским премьер-министром Владимиром Путиным в сентябре в Москве, когда было подписано Межправительственное соглашение о сотрудничестве, Уго Чавес не скрывал восторга. При этом венесуэльский лидер признал, что переговоры по проекту были сложными.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ