«Мы нашли грань, где пересекаются алгоритмы развития рынков»

«Мы нашли грань, где пересекаются алгоритмы развития рынков»

Александр Трухан

На базе Омского завода смазочных материалов планируется создать современный производственный центр



Совместную продукцию «Газпром нефти» и Nippon Oil предполагается заливать в автомобили японского происхождения, сходящие со сборочных конвейеров

Интервью Генерального директора «Газпромнефть — смазочных материалов» Александра Трухана.

Интервью: Ольга Сафина

— Спустя год после приобретения завода в Италии «Газпром нефть» выводит на рынок новый бренд масел. Это события одной цепи?

— Точнее, мы приобрели бизнес в Италии, включающий в себя центральный офис в Риме, опытных сотрудников, сеть из 40 дистрибьюторов и 30 прямых контрактов на поставки конечным потребителям. Ну и безусловно, самым ценным активом этого бизнеса является завод по производству масел, смазок и охлаждающих жидкостей в городе Бари. Мы запустили в Италии в производство масла под брендом «Газпром нефть», и несмотря на то что продажи этой продукции в Европе начались лишь с июня 2009-го, объемы реализации по итогам года оказались выше, чем продажи масел под брендом Texaco, который на рынке более 30 лет. Естественно, мы все же столкнулись с определенными сложностями. Если в промышленном сегменте работа под брендом «Газпром нефть», начинавшаяся в средней нише, переместилась в более премиальные сегменты, то, что касается моторных масел для грузовых и легковых автомобилей, узнаваемость этого бренда была нечетко выражена, бренд не имел своего лица.

После приобретения бизнеса в Италии мы расширили границы маркетинговых исследований — от рынков России и СНГ до Евросоюза. Их результаты показали, что потребление I группы масел, которые мы производим в России, постепенно падает. При этом растет потребление высокотехнологичных масел III группы — полусинтетических продуктов, которые «Газпромнефть — смазочные материалы» не выпускает.

В России же продолжает расти импорт качественных базовых масел, популярен так называемый «западный стандарт» — по нему работают такие компании, как Total, British Petroleum, Chevron, Esso. Я говорю о качественных продуктах, которые используются в автомобилях как западных, так и отечественных производителей. Этот сегмент растет, как и средняя ниша премиальных продуктов, которые более-менее доступны по цене, но требуют достаточно высокого качества. К сожалению, на российских мощностях такие продукты производить пока сложно. Но у нас есть завод в Италии, продукция которого соответствует высоким европейским стандартам и находится как раз в том сегменте, который в России считается премиальным, а для Европы является самым массовым, хотя для производства масел используется одна и та же рецептура. Вот, собственно, направление развития, которое проистекает из стратегии, которая была защищена еще в начале 2008 года. Тогда мы опреде лили, что есть два пути. Первый — уходить в массовое производство и наращивать объемы. Но поскольку ресурс у нас ограничен, мы выбрали второй путь — развитие премиальных направлений и инвестиции в технологии.

— Какова история создания бренда G-Energy?

— Решение о запуске нового бренда было принято, исходя из тенденций развития рынка. Мы нашли ту грань, где алгоритм российского рынка пересекается с логикой развития рынка масел на западе. Во-первых, G-Energy — это западный бренд: продукт сделан в Евросоюзе. Во-вторых, в сотрудничестве с лидерами по производству присадок — Lubrizol, Afton, Chevron Oronite — мы разработали свыше 40 рецептур для современных автомобилей и получили одобрение Mercedes, Porsche, Volkswagen,Volvo, BMW, Renault и так далее. В-третьих, над визуальной концепцией и наименованием бренда работал один из лидеров мирового промышленного дизайна — Italdesign Giugiaro. Таким образом, мы построили глобальный новый бренд моторных масел — G-Energy, который удовлетворит потребности и западных потребителей, и российских, и СНГ.В ценовом соотношении новые масла будут до 70% дороже SibiMotor.

— Чего вы ожидаете от вывода на рынок G-Energy?

— Мы создаем бренд с хорошей репутацией, качественный и технологичный. В связи с этим мы ожидаем, что сможем реализовывать свое сырье по более высокой стоимости; надеемся, что G-Energy, который будет позиционироваться как самостоятельный потребительский бренд группы «Газпром нефть», придаст ей имидж технологичной и эффективной компании. Ну и в целом — это выход на качественно новый уровень: мы уже не просто производим сырье — мы делаем качественный конечный продукт.

— Рынок готов принять этот качественный продукт?

— Конечно, и в первую очередь российский. Сегодня ни один отечественный производитель не предлагает премиум-продукты, которые имели бы допуски всех ведущих западных автоконцернов и которые одинаково работали бы как в России, так и на Западе. Процесс глобализации идет семимильными шагами, и это можно наблюдать не только по количеству иностранных автомобилей на нашем рынке, но и по меняющимся подходам к работе. Поэтому помимо собственно продукта мы будем предлагать большое количество сервисных программ по его продвижению в рознице, в СТО, в автомобильных парках.

— География реализации масел широка. Как в связи с этим будут строиться логистические схемы?

— Уже в этом году из Италии мы начнем поставлять масло в страны Евросоюза и Восточную Европу, включая Украину. Из Ярославля, где будет фасоваться масло, — в Россию и Казахстан. В целом же, наша тактика такова: на развитие бренда мы отводим два года, а в 2012 году «Газпромнефть — смазочные материалы» запустит мощности по блендингу в Омске, где будет создано новое современное производство, и локализует производство масел семейства G-Family в России.

— Вы сказали о новом производстве в Омске — планируется масштабная модернизации существующих мощностей?

— Ближайшие планы — строительство современного технологичного центра на базе Омского завода смазочных материалов. Это предприятие будет работать не только на Россию, но и на азиатские страны. На мой взгляд, нам удастся завоевать прочные рыночные позиции в этом регионе. В Омске сейчас проектируются установки по гидроочистке базовых масел и производству базовых масел III группы. Кстати, проект G-Energy готовит будущий рынок под производство в России базовых масел III группы, объем потребления которых к 2015 году составит, по нашим оценкам, 30–40 тыс. тонн. Именно эта цифра заложена в проект модернизации Омского НПЗ. Однако и мощности в европейской части России требуют внимания, поскольку основной рынок масел России концентрируется именно там. Мы взяли на процессинг мощности сторонних производителей, но свой завод в этом регионе необходим.

— У «Газпром нефти» есть мощности по производству масел и в Сербии. Как сейчас задействован NIS в этом направлении?

— Мощности NIS бездействовали почти год. Два месяца назад начала работу дирекция по маслам NIS, а сейчас сербский актив восстановил производство продукции под брендом NIS o’Tec. Я думаю, что в ближайшей перспективе NIS будет нашим эксклюзивным дистрибьютором в Сербии, а позже мы, возможно, начнем производство своей продукции на мощностях сербского актива «Газпром нефти». Выходить на балканский рынок мы будем, только подготовив стратегию развития на этих территориях и, естественно, опираясь на мощности нашего сербского актива.

— Конкретизируйте, пожалуйста, информацию о планах развития на европейских рынках.

— У Gazpromneft Lubricants Italia S.p.A. уже есть контракт на реализацию масел в Греции и Румынии; мы поставляем свою продукцию также на Мальту и даже в Нигерию, хотя, конечно, это совсем не Европа. В стадии подписания контракт на поставки масел в Испанию, появилось предложение от французов. Учитывая то, что наши мощности расположены в Средиземноморье, наша итальянская «дочка» будет активным игроком в этом регионе — настолько, насколько позволит логистика. Мы разработали интересную программу по судовым маслам, и с учетом уникального расположения производственных мощностей (а у нас есть активы в европейской и азиатской частях России, в Восточной Европе и в Италии) мы видим все предпосылки к тому, чтобы стать серьезным игроком в нише судовых масел. Возможно, в связи с этим мы в перспективе будем рассматривать работу в Северной Европе.

— Сейчас у компании уже несколько брендов масел — G-Energy, SibiMotor, «Газпром нефть», месяц назад начался выпуск совместной продукции Nippon Oil — «Газпром нефть». Для чего такое количество и как они будут сосуществовать на рынке?

— Они уже отлично сосуществуют. Мы расширяем корзину наших потребителей дополнительными продуктами. С точки происхождения. Изучив кодекс работы нашей компании, NOC отдала нам свою клиентскую базу — масла нашего совместного производства мы будем поставлять клиентам Nippon Oil Corporation.

— Как построена работа с дистрибьюторами — одним из основных каналов реализации продукции?

— В компании была создана программа развития дистрибьюторской сети, значительной частью которой, кстати, являются сбытовые предприятия «Газпром нефти». В этом плане основной нашей задачей является полное покрытие всей территории России, зрения бизнеса — укрепляем наши позиции на рынке. К примеру, раньше любой из наших дистрибьюторов продавал SibiMotor как «нижний» бренд, а для «верхнего» брал либо Shell, либо Esso, поскольку мы не выпускали аналогов. По сути, сейчас, с появлением премиального G-Energy, мы серьезно расширили рыночные позиции наших партнеров на рынке. Логика развития потребительских брендов и брендов B2B — промышленных — имеет существенные различия. В индустриальном сегменте у нас особая политика: мы развиваем продукты исключительно под брендом «Газпром нефть». Недавно у нас появился еще один проект: мы организовали производство масел для компании Nippon Oil. Это совместная продукция для первоначальной заливки в автомобили японского СНГ и Европы. Свою роль в этом должны сыграть и наше новое дочернее предприятие, созданное в Украине, и представительство в Белоруссии. И все эти элементы составят единую дистрибьюторскую сеть — от Европы до Азии.

— Экономический кризис как-то повлиял на реализацию стратегии развития масляного бизнеса «Газпром нефти»?

— Я бы сказал, что была скорректирована не стратегия, а этапность ее реализации. Стратегические цели остались неизменны. Одна из заметных кризисных тенденций — уменьшение объема российского рынка смазочных материалов в этот период. Но спрос упал, в первую очередь, на ГОСТовские продукты. Кризис заставил нас ускорить все работы по программе импортозамещения. Чтобы сохранить конкурентоспособность, пришлось ускорить выход на международные рынки. Тем не менее некоторые вещи кризис все-таки замедлил: мы отложили строительство комплекса фасовки и перенесли на перспективу создание собственных мощностей по производ ству масел в Центральной Европе, сдвинули сроки создания научно-технического центра и лаборатории. Тем не менее я считаю, что зада ча первого горизонта — переход от компании — производителя сырья к статусу производителя конечной продукции — уже к концу 2010 года будет выполнена. «Газпромнефть — смазочные материалы» — первая в России вертикально интегрированная масляная компания. И пока единственная. Это означает, что все процессы — от разработки до производства — должны идти быстрее, чем у конкурентов. На это мы и рассчитывали, формируя стратегию развития предприятия.

— Каким вы видите масляный бизнес «Газпром нефти» в пятилетней перспективе?

— К этому времени мы планируем занять самые доходные ниши во всех секторах российского рынка масел. Это первое. Второе — и в этом я полностью уверен — к 2015 году «Газпромнефть — смазочные материалы» будет представлять собой эффективную международную компанию с широкой линейкой продукции и современным производственным комплексом, динамично развивающуюся в направлении технологического и сервисного лидерства.