Контрольная работа

Контрольная работа

Минэнерго разрабатывает систему контроля за движением нефти и нефтепродуктов











Инфографика: Надежда Андрианова

Минэнерго разрабатывает систему контроля за движением нефти и нефтепродуктов.

Текст: Евгений Третьяков

Система, получившая условное название «Нефтеконтроль», разрабатывается уже не один месяц. 22 января 2010 года вицепремьер российского правительства Игорь Сечин провел совещание, в протоколе которого за фиксированы ее основные предполагаемые параметы. Предлагается составлять и утверждать баланс «нефтяного сырья и нефтепродуктов», реестр его производителей, единый график экспорта, реестр пунктов отгрузки (перевалки), через которые осуществляется экспорт, реестр транспортных компаний, единую номенклатуру нефтепродуктов. Таким образом, если добывающей, перерабатывающей или транс портной компании нет в каком-либо из реестров, то заниматься экспортом она не сможет.

Координацией, учетом и контролем экспорта (всеми видами транспорта) будет заниматься специальный оператор. Предполагается, что полномочия по составлению балансов, реестров и графиков будут сосредоточены в руках Минэнерго. Кроме того, Федеральной таможенной службе (ФТС) и Минэкономразвития поручено проработать вопрос об ограничении числа пунктов пропуска, через которые осуществляется экс порт нефти и нефтепродуктов автомобильным транс портом, или полном запрете экспорта этим видом транспорта. Как сообщил начальник главного управления федеральных таможенных доходов и тарифного регулирования ФТС Борис Шкуркин, служба направила в Минэнерго предложения по ограничению количества пунктов пропуска углеводородов еще в феврале. Однако на момент сдачи номера в печать информации о том, что правительство приняло какое-либо решение по этому вопросу, не было.

В целом, глава ведомства Сергей Шматко поясняет задачу так: «В России необходимо создать единую государственную информационную систему, которая будет современными средствами отслеживать движение углеводородов в стране на всех транспортных путях. В стране, где почти половину бюджета составляют доходы от нефти и нефтепродуктов, необходимо получить исчерпывающую, полную информацию, куда идет нефть, как она расходуется, насколько это эффективно, куда уходят нефтепродукты и так далее». При этом господин Шматко уверен,что «Нефтеконтроль» поможет развитию нефтяной отрасли страны: «Мы не готовы говорить о том, что эта система будет использована для ручного управления движениями нефти и нефтепродуктов. Это не является какой-то устрашающей нерыночной мерой, как ее пытаются представить. Наоборот, она обеспечит создание хорошего инструментария, основанного на современных технологиях, для принятия грамотных адресных решений по развитию». Апробация «Нефтеконтроля» должна состояться уже в первом полугодии 2010 года. Сергей Шматко в конце марта говорил, что «система в основных параметрах должна функционировать уже к концу года, если будет поддержка правительства». Полное же внедрение системы может занять не один год.

НЕСОГЛАСОВАННЫЕ ОБЪЕМЫ

Пояснения Сергея Шматко относительно мотивов разработки системы «Нефтеконтроль» на первый взгляд могут показаться не совсем весомыми. Казалось бы, государство и так контролирует каждый шаг нефтяников, начиная от бурения скважины и заканчивая экспортом нефтепродуктов, — через Министерство природы,Министерство энергетики, Федеральную таможенную службу, Министерство экономического развития, наконец Росстат, который ведет учет всего и вся. Но если начать анализировать отчетные данные ведомств, то картина получается немного иная. ФТС, Минэнерго, Минэкономразвития (МЭР) и Росстат начинают путаться в показаниях. Например, по данным таможенного учета, в прошлом году из России было экспортировано 225,881 млн тонн нефти. В то же время МЭР в своем отчете об итогах социально-экономического развития России в 2009 году пишет, что «по оперативным данным Минэнерго России, общий экспорт нефти в 2009 году оценивается в объеме 247,9 млн тонн».

Само же Минэнерго в материалах, опубликованных в середине января 2010 года, дает уже другую цифру — 246,044 млн тонн. Таможня не учитывает часть экспорта, идущего в страны бывшего СССР в рамках разного рода межправительственных соглашений. Но цифры даже по экспорту в дальнее зарубежье разные: у ФТС это 210,926 млн тонн, у МЭР — 211,6 млн тонн.

Такая же картина по нефтепродуктам. По данным Минэнерго, в 2009 году экспортировано 4,693 млн тонн автомобильного бензина (ФТС — 4,5 млн тонн), дизтоплива — 38,781 (ФТС — 37,461). В 2009 году (по данным Росстата, на которые ссылается Минэкономразвития) нефтеперерабатывающими предприятиями на внутренний рынок отгружено 31,2 млн тонн бензина, 31,8 млн тонн дизтоплива, 15,9 млн тонн топочного мазута. У Минэнерго своя версия: бензина отгружено 31,03 млн тонн, дизтоплива — 28,626 млн тонн, мазута — 11,528 млн тонн.

Нефть и нефтепродукты перемещаются по территории страны и вывозятся из России разными способами — по трубопроводам, по железной дороге, автомобильным транспортом, нефтеналивными танкерами. Наиболее четко фиксируются объемы, которые идут через системы «Траснефти» и «Транснефтепродукта». Так, по продуктопроводам последней в 2009 году было прокачано 28,37 млн тонн нефтепродуктов, из них на экспорт было поставлено 19,615 млн тонн. Это лишь около 16% от того объема экспорта, который был зафиксирован ФТС.

МИНИ-ТЕНДЕНЦИЯ

Конечно, каждое из ведомств может объяснить происхождение своих цифр, привести особенности учетной политики, но в ситуации, когда (как говорит Сергей Шматко) «половину бюджета составляют доходы от нефти и нефтепродуктов», такого разнообразия быть, наверное, не должно.

Есть еще одна большая проблема, связанная с неучтенным движением нефти как внутри России, так и через границы страны, — массовое появление большого количества мини-НПЗ.

Этот вопрос был поднят на совещании под председательством президента Дмитрия Медведева, которое проходило 12 февраля в Омске. Глава «Газпром нефти» Александр Дюков обратил внимание участников совещания на то, что «при существующих ставках (экспортных пошлин) эффективность в глубокую переработку составляет 10%, в прямой перегон темных нефтепродуктов 30–35%». «Результат — рост строительства мини-НПЗ», — сказал он, отметив, что за последнее время в России построено и эксплуатируется 196 мини-НПЗ. Далеко не все из них действуют легально. Дмитрий Медведев отреагировал однозначно: «Если эти мини-НПЗ зарегистрированы и пущены в эксплуатацию — то пусть работают. Но если значительная часть гонит контрабандный продукт, то нам нужно разобраться, что это такое». При этом глава государства потребовал «провести декриминализацию отрасли» и наладить жесткий контроль: «Существующая сегодня идентификация нефтепродуктов позволяет экспортировать под маркой сырых товаров. Одной из причин незаконных врезок в нефтепроводы остаются манипуляции с переработкой нефти и производством. Я хотел бы, чтобы мы здесь разобрались, что происходит».

Большинство из того, о чем говорил Дмитрий Медведев на совещании в Омске, не относится к крупнейшим российским вертикально интегрированным нефтекомпаниям. Они работают легально, их деятельность находится под пристальным вниманием госорганов.

Поэтому введение «Нефтеконтроля» вряд ли серьезно усложнит работу ВИНКов. Впрочем, здесь главным будет то, насколько проработанной окажется предлагаемая система. Важно также, чтобы не было дублирования старых и новых методов контроля, поскольку это приведет к неразберихе и хаосу и похоронит все благие начинания. Пока в крупных нефтяных компаниях инициативы правительства особо не комментируют, рассчитывая сохранить стабильность поставок и укрепляя свои рыночные позиции за счет налаживания стабильных, долгосрочных отношений с потребителями.

ПРЕМИЯ ЗА НАДЕЖНОСТЬ

«Газпром нефть» в минувшем году экспортировала 18,3 млн тонн нефти: 14,75 млн тонн в страны дальнего зарубежья и 3,55 млн тонн в СНГ. Экспорт нефтепродуктов составил 12,377 млн тонн, из которых в страны СНГ ушло 2,181 млн тонн, в дальнее зарубежье — 10,196 млн тонн. «Финансовый кризис привел к падению экспорта во второй половине 2008 года из-за снижения абсолютных цен на наших целевых рынках. К 2009 году цены и объемы экспорта восстановились до уровня 2007 года. Из-за глобальной сути кризиса сколь-нибудь существенного перераспределения выгодных направлений экспорта не произошло», — пояснил управляющий директор московского представительства «Газпром нефть трейдинга» Виталий Вяткин.

«Газпром нефть» поставляет свою продукцию по спотовым, среднесрочным и долгосрочным контрактам. «В долгосрочных отношениях мы получаем премию за стабильность и надежность поставок, за то, что являемся непосредственным производителем товара и можем регулярно гарантированно поставлять его в нужное потребителю место в необходимое для него время, — сообщил господин Вяткин. — В условиях исчерпания собственных европейских запасов нефти, высокой нестабильности стран — экспортеров нефти в Западной Африке и сохранения очагов напряженности на путях экспорта каспийской нефти в Европейский регион стабильные, надежные и предсказуемые поставки российской нефти приобретают особую важность с точки зрения энергетической безопасности Европы. Поэтому мы считаем, что премия за надежность поставок в долгосрочной перспективе сохранится».

При этом Виталий Вяткин подчеркнул, что залог максимальной выгодности долгосрочных контрактов — четкая, прозрачная, предсказуемая и понятная работа государственных органов, отвечающих за распределение доступа к мощностям экспорта. Высокая доля нефтепродуктов в экспортных поставках «Газпром нефти» не случайна. Компания движется по пути реализации стратегии, частью которой является присутствие на зарубежных рынках с собственными конечными продуктами переработки нефти, а не только поставки сырья. «Мы являемся одной из немногих компаний, поставляющих на экспорт продукт европейского качества (дизель EN 590), востребованный непосредственно конечными потребителями на рынках развитых европейских стран», — отметил Виталий Вяткин. По его оценкам, при сохранении нынешнего уровня цен и динамики российского рынка ждать уменьшения объемов экспорта в ближайшем будущем не приходится.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ