Неединое деловое пространство

Неединое деловое пространство

Политические баталии вокруг создания Таможенного союза негативно влияют на бизнес российских нефтяных компаний в странах СНГ



Иллюстрация: Вероника Калачева

Политические баталии вокруг создания Таможенного союза негативно влияют на бизнес российских нефтяных компаний в странах СНГ.

Текст: Евгений Третьяков

Ситуация с началом функционирования единого таможенного пространства остается крайне запутанной. Формально Таможенный союз трех стран начал действовать 1 января 2010 года. С 1 июля предполагалось снять таможенные границы и начать работать в соответствии с единым Таможенным кодексом. Но на деле проблем и нерешенных вопросов остается очень много, и, видимо, большинство из них придется решать уже в режиме «ручного управления». Последнюю попытку сблизить позиции по спорным вопросам премьер-министры трех государств предприняли 21 мая в Санкт-Петербурге, но сделать этого им вновь не удалось. У каждой из сторон свои камни преткновения: Россия хочет сохранить высокие пошлины на ввоз автомобилей и авиатехники, Казахстан не желает сдавать позиции по беспошлинному ввозу «челноками» товаров народного потребления, а Белоруссия требует от России отмены экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты. И если Россия и Казахстан все же сумели найти определенные компромиссы и уже 28 мая там же в Санкт-Петербурге премьер-министры Владимир Путин и Карим Масимов подписали очередной пакет документов, то Белоруссия свою позицию менять категорически не желает. Глава правительства страны Сергей Сидорский даже не приехал на встречу в Санкт-Петербург.

ПОЛИТИКА С ОГОВОРКАМИ

Долгое время белорусские НПЗ неплохо зарабатывали, покупая дешевую российскую нефть, которая не облагалась экспортной пошлиной, и продавая за рубеж продукты нефтепереработки. Однако в прошлом году положение изменилось. Российское правительство, посчитав, что потери федерального бюджета от такой торговли слишком велики, решило отменить льготный режим. Белоруссия в конце прошлого года — начале нынешнего попыталась, опираясь на принципы Таможенного союза и единого таможенного пространства, доказать, что экспортных пошлин на российские нефть и нефтепродукты быть не должно. В случае сохранения пошлин Минск пригрозил повысить тарифы на прокачку нефти по своей территории в 10 раз.

Итогом достаточно жестких переговоров стало подписание в конце января 2010 года соглашения о выделении беспошлинной квоты в 6,3 млн тонн нефти на удовлетворение внутренних потребностей Белоруссии. Все остальные поставки стали облагаться 100%-ной экспортной пошлиной. При этом тариф на транзит российской нефти был увеличен на 11%. Однако полностью проблемы это, естественно, не решило. Минск не перестал требовать отмены экспортной пошлины, параллельно занимаясь поисками альтернативных источников нефти. Которые неожиданно нашлись в Венесуэле, с которой белорусский президент Александр Лукашенко даже подписал договор о поставках.А в марте был подан иск в экономический суд СНГ с требованием отменить пошлины. «Если создаем Таможенный союз, то должны руководствоваться классическими принципами, — объяснял свою позицию господин Лукашенко. — Если начнут делать оговорки и изымать нефть, газ, сахар, молоко, масло, мясо, пшеницу — такой союз ни России, ни Казахстану, ни Беларуси не нужен».

Не обошлось, разумеется, и без образных выражений, которыми славится белорусский лидер. «Наклонять меня — это значит наклонять белорусский народ, — сказал он как-то по поводу российской политики, при этом выражая уверенность, что нынешняя ситуация не выгодна ни одной из сторон. — Нефть подняли для БелоНе обошлось, разумеется, и без образных выражений, которыми славится белорусский лидер. «Наклонять меня — это значит наклонять белорусский народ, — сказал он как-то по поводу российской политики, при этом выражая уверенность, что нынешняя ситуация не выгодна ни одной из сторон. — Нефть подняли для Белоруссии почти в два раза. Нам стало невыгодно продавать нефтепродукты. Ну и России невыгодно, что мы по высоким ценам будем продавать им нефтепродукты. Это что — экономика?» Но несмотря на жесткие заявления президента Белоруссии, Россия не пошла на уступки. Или пока не пошла.

НЕФТЬ В ОБМЕН НА АКТИВЫ

По итогам встречи с премьером Казахстана Каримом Масимовым 28 мая в Санкт-Петербурге Владимир Путин довольно четко обозначил позицию российского правительства по вопросу экспортной пошлины: «Что касается вывозных таможенных пошлин на нефть и нефтепродукты, то, на наш взгляд, этот вопрос относится к формированию единого экономического пространства и не связан с запускаемым механизмом Таможенного союза... Как только мы согласуем и ратифицируем весь пакет, касающийся создания единого экономического пространства, такая практика использования вывозных таможенных пошлин применяться не будет».

Российский премьер-министр отметил, что все стороны подтвердили намерение ускорить работу по формированию единого экономического пространства, заявив, что «мы открыты для присоединения Беларуси ко всем соглашениям, ко всем решениям, принятым в рамках второго этапа формирования Таможенного союза». Впрочем, у Александра Лукашенко к тому времени уже были свои «асимметричные» предложения, правда, сделанные с массой нелицеприятных оговорок в адрес Кремля. Базу под торг белорусский лидер подводил даже на встрече со студентами в Могилеве: «Увидели, что мы слишком много от этого получаем. Так мы же модернизировали свои заводы, у нас глубина переработки под 80%. Ау них (России. — «СН») 50, как было в советские времена, они оказались неконкурентоспособными не только в России и Беларуси, но и на Западе. И решили нас припереть к стенке, говорят: отдавайте заводы нам, мы вам будем поставлять беспошлинную нефть». «Припертый к стенке» президент предложил за дешевые нефть и газ контрольные пакеты акций Мозырского нефтеперерабатывающего завода и «Белтрансгаза». Правда, с оговоркой: «Дешевая нефть — хорошие условия, но не бесплатно. ...Мы не против, но за хорошие деньги».

Российские чиновники встретили эту инициативу противоречивыми комментариями, из которых стало понятно, что ничего конкретного белорусская сторона пока не предлагала.На момент подписания номера в печать информации о начале переговоров по белорусским активам так и не появилось. Напомним, что одним из акционеров Мозырского НПЗ является компания «Славнефть», 50% акций которой принадлежит «Газпром нефти». И для российских ВИНКов, которые ведут деятельность на территории стран СНГ, политические баталии оборачиваются прямыми убытками.

ПОШЛИНЫ БЕЗ ГРАНИЦ

Создание Таможенного союза породило глобальную таможенную неразбериху. Как ни странно, но вопрос экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты затронул поставки не только в Белоруссию, но и в другие страны постсоветского пространства.

На сегодня все таможенные управления требуют 100%-ной уплаты пошлины при оформлении товаров, следующих в Белоруссию (за исключением квоты в 6,3 млн тонн), Киргизию и Таджикистан. Киргизия и Таджикистан в Таможенный союз не входят, однако с этими странами у России есть межправительственные соглашения о свободной торговле, предусматривающие отмену всех пошлин. В ФТС России ссылаются на постановление правительства, хотя межгосударственные соглашения в этом случае должны иметь приоритет. Как бы то ни было, но статистика — вещь упрямая. По оперативным данным Минэнерго РФ, в январе-апреле 2010 года в страны дальнего зарубежья из России экспортировано 72,4 млн тонн нефти (107,2% к январю-апрелю 2009 года). Экспорт в страны СНГ упал на 30,1% — до 9,1 млн тонн. Таким образом, речь идет об очень значительном сокращении активности нефтяных компаний в странах бывшего СССР. Но эксперты не исключают, что если урегулирование спорных вопросов затянется, то бизнес просто начнет сворачиваться — российские ВИНКи владеют в странах СНГ достаточно серьезными активами, и сбытовыми, и производственными, которые станут ненужным «балластом».

При этом юридическая чехарда и политическая нестабильность наносят бизнесу не только значительный ущерб сегодня, но и несут риски возникновения различного рода спорных ситуаций в будущем. Ведь даже не очень выгодные правила все же лучше, чем их полное отсутствие.

И несмотря на то что 4 июня палата представителей Национального собрания Белоруссии ратифицировала пакет документов, касающихся взимания косвенных налогов в Таможенном союзе Белоруссии, России и Казахстана, а министр экономики страны Николай Снопков после совместной коллегии министерств экономики России и Белоруссии заявил, что «стороны намерены урегулировать спорные вопросы и к 1 июля вступить в таможенное пространство», пока ясности, как именно будут урегулированы спорные вопросы, так и не появилось.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ