Прибыльная экология

Прибыльная экология

«Газпром нефть» реализует российско-японский проект совместногоо существления в рамках Киотского протокола







Руководитель департамента маркетинга газа и жидких углеводородов Николай Елисеев (вверху) и руководитель проекта Николай Серегин:
«Теперь в поиске покупателя на наши квоты по наиболее высокой цене заинтересованы и японские партнеры компании»

«Газпром нефть» реализует российско-японский проект совместного осуществления в рамках Киотского протокола.

Текст: Любовь Пухальская

Проекты совместного осуществления (ПСО) реализуются совместно развитыми странами в целях снижения выбросов парниковых газов. Порядок их реализации и механизм торговли квотами прописан в международном соглашении, так называемом Киотском протоколе. В рамках соглашения, которое в нынешнем виде будет действовать до конца 2012 года, государства с высоким потреблением энергоресурсов могут закупать квоты на загрязнения у государств с низким расходом энергии. Также квоты могут передаваться из одной страны в другую, если проект по сокращению выбросов парниковых газов будет осуществлен совместными усилиями стран-партнеров.

Такой проект, реализующийся «Газпром нефтью» в соответствии с нормами Киотского протокола, нынешним летом получил одобрение Сбербанка России и Минэкономразвития. Это первый российско-японский ПСО, который компания подготовила вместе с Mitsubishi Corporation и Nippon Oil Corporation и который уже получил одобрение правительства Японии. Он предполагает утилизацию попутного нефтяного газа на Еты-Пуровском месторождении «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаза» с последующей продажей единиц сокращений выбросов (ЕСВ). «Киотская составляющая» позволила сделать этот проект выгодным не только с экологической, но и с экономической точки зрения.

СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ИНИЦИАТИВА

Возможность получения дополнительного дохода от продажи единиц снижения выбросов заставила «Газпром нефть» по-новому взглянуть на проекты утилизации попутного нефтяного газа. Зачастую доставка и переработка ПНГ с дальних месторождений экономически невыгодны: строительство трубопровода требует больших средств, в то время как выход попутного нефтяного газа через несколько лет добычи может прекратиться. Поэтому зачастую экономически целесообразнее сжигать газ на факеле. Если же добавляется киотская составляющая, то утилизацию ПНГ в ряде случаев можно сделать рентабельной — как это произошло с проектом на Еты-Пуровском месторождении.

«Проект прорабатывался как стратегическая бизнес-инициатива с 2006 года, — рассказал руководитель проекта Николай Серегин из управления специальных проектов „Газпром нефти“. — Он реализуется совместно с департаментом газа и газопереработки, в этой работе были задействованы специалисты различного профиля и из других подразделений „Газпром нефти“ и дочерних обществ».

Решение инвесткомитета компании о строительстве трубопровода с Еты-Пура было принято в 2007 году. Технически проект выглядит следующим образом: попутный нефтяной газ сепарируется, по специально построенному 90-километровому трубопроводу отправляется на компрессоры для сжатия, откуда сухой отбензиненный газ уходит дальше по газовой трубе, а жидкие углеводороды поступают на нефтехимическое производство.

ВЫБОР ПАРТНЕРОВ

К организации первого в истории компании киотского проекта в «Газпром нефти» отнеслись крайне взвешенно, скрупулезная работа велась уже на этапе выбора партнеров.

В качестве возможных партнеров рассматривались компании из Скандинавии, Германии, Франции, Японии. В результате выбор пал на японские фирмы Mitsubishi Corporation и Nippon Oil Corporation. Nippon Oil является автором методологии расчетов по учету попутного газа AM 009, которая была одобрена ООН и теперь используется во всех подобных проектах. А в пользу Mitsubishi говорило большое количество реализованных аналогичных проектов, в том числе и первый в мире — на нефтяном месторождении Ранг-Донг во Вьетнаме. Японская сторона взяла на себя всю работу, связанную с подготовкой документации по «киотской части». «Газпром нефть», со своей стороны, осуществляла строительство всей инфраструктуры для утилизации ПНГ, организовывала поездки на месторождения экспертов, которые следили за ходом строительства газопровода, за тем, как будет осуществляться выключение факелов, измеряться объем утилизированного попутного газа.

ПЛОХОЕ НАСЛЕДСТВО

Впрочем, помимо желания компании реализовать проект в рамках Киотского протокола необходим был законодательный механизм, позволивший бы это сделать. Сам Киотский протокол Россия подписала еще в 2003 году. На следующий год документ был ратифицирован, а в 2005-м вступил в силу. Однако прошло еще два года, прежде чем Министерство экономического развития предложило первый вариант применения Киотского протокола в России в рамках общепринятой мировой практики, с рассмотрением проектов в ООН.

Отметим, что отношение к российским предложениям с самого начала было настороженным. К моменту, когда у России и стран Восточной Европы появилась возможность принять участие в международной торговле квотами через «механизм совместного осуществления», в этой сфере активно «поработали» развивающиеся страны, для которых в рамках того же Киотского протокола несколько раньше начал действовать подобный «механизм чистого развития». Разумеется, нашлись и те, кто увидел в Киотском протоколе возможность делать деньги из воздуха, предлагая существующие лишь на бумаге проекты, которые якобы способствовали снижению уровня выбросов парниковых газов.

Неудивительно, что после этого проекты из России международные эксперты рассматривали через увеличительное стекло. Реальный киотский проект должен вести к снижению выбросов парниковых газов, которое можно доказать, а кроме того — обладать признаком «дополнительности». То есть если компания ограничивает выбросы в атмосферу до уровня, определенного законодательством страны, этого недостаточно. Квоты даются только за сокращение выбросов сверх этих требований. «Мы должны были выводить проект на уровень специального комитета в ООН, который ведет отбор самым жестким образом. — сообщил Николай Серегин. — Наш проект был опубликован на сайте комитета. Если бы кто-то в нем усомнился, то началось бы разбирательство». Замечаний не поступило, поскольку суть и польза проекта были очевидны.

ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЙ АВРАЛ

Через два года законодательство в России вновь изменилось. В конце 2009 года постановлением правительства РФ проводить процедуру конкурсного отбора проектов совместного осуществления был уполномочен Сбербанк России. Участие международной структуры в ООН стало необязательным. Первый конкурс Сбербанк объявил весной этого года, пообещав, что в год их будет несколько. Однако для «Газпром нефти» было очень важно попасть именно в первый конкурс — не только из «имиджевых» соображений. В этом случае компания успевала заверить и продать сокращения выбросов, сделанные в 2008–2009 годах (утилизация газа с Еты-Пуровского месторождения началась в августе 2008 года). Поэтому документы для нового конкурса готовились российскими и японскими специалистами фактически в режиме аврала. «Изза нашей законодательной неразберихи японцы несколько раз были на грани того, чтобы уйти, — рассказал господин Серегин. — По их впечатлениям, в России это просто никому не было нужно. Но в результате мы вместе дошли до победного конца».

ЖЕСТКИЙ КОНТРОЛЬ

Одна из особенностей киотских проектов — высокий уровень контроля. На Еты-Пуре прошли уже две аудиторские проверки. Результатом первой инспекции стало заключение о соответствии Еты-Пуровского проекта международным стандартам, за счет чего он может претендовать на одобрение на национальном уровне и принести сокращения выбросов в заявленном объеме. В этом году независимая фирма «Бюро Веритас Сертификейшн», аккредитованная при Минэкономразвития, провела ежегодный аудит, подтвердив факт, что утилизация ПНГ действительно происходит в заявленных объемах. «У них интересные способы проверки, — отметил Николай Серегин. — Например, как аудитор может определить, что реализация проекта действительно началась в августе 2008 года? Я думал, будут смотреть документы, печати, подписи. Они, конечно, смотрят, а потом делают простую вещь: просят показать данные энергопотребления по месторождению за июль и август 2008 года. Естественно, если было пущено новое оборудование, то энергопотребление должно возрасти. Так аудиторы легко определяют, обманывают их или нет».

В начале марта 2010 года пакет документов по ПСО «Газпром нефти», Mitsubishi Corporation и Nippon Oil Corporation на базе Еты-Пуровского месторождения был передан на рассмотрение в Сбербанк России. Отбор был жестким: из 45 проектов к самому конкурсу допустили лишь 35. В итоге 23 июля Минэкономразвития утвердило перечень из 15 российских проектов, осуществляемых в соответствии со ст. 6 Киотского протокола. В том числе и проект «Газпром нефти».

КВОТЫ БЕЗ ФИКСАЦИИ

Предполагается, что реализация проекта на Еты-Пуровском месторождении за период с августа 2008 года (дата пуска объекта) до декабря 2012 года (окончание действия Киотского протокола в его нынешнем виде) позволит сократить количество выбросов углекислого газа на 3,1 млн тонн. Это соответствует 3,1 млн единиц сокращений выбросов (ЕСВ), которые «Газпром нефть» может выставить на продажу. При этом объем сокращений становится товаром только в результате сотрудничества со второй страной, поэтому крайне важно было получить одобрение проекта правительством Японии.

В начале августа делегация «Газпром нефти» с участием руководителя департамента маркетинга газа и жидких углеводородов Николая Елисеева и руководителя проекта Николая Серегина провела в Японии официальную церемонию инаугурации проекта. Теперь в поиске покупателя на наши квоты по наиболее высокой цене заинтересованы и японские партнеры компании. Дело в том, что «Газпром нефть» с самого начала переговоров отказалась от фиксированных цен на квоты. И не прогадала: если два год назад 1 ЕСВ стоила 7 евро, то сейчас ее цена выросла до 14–15 евро. Конечно, риск снижения цен существует (например, в кризис она упала до 5 евро), но если в ближайшем будущем никаких экономических катаклизмов не произойдет, то в период до 2013 года, когда будут верифицированы и проданы сокращения 2012 года, у компании есть возможность заработать на этом проекте неплохие деньги.

На мировом уровне уже обсуждаются предложения о продлении действия Киотского протокола до 2020 года и варианты новых механизмов для торговли сокращениями выбросов на двусторонней основе. Поэтому и в «Газпром нефти» рассматривают возможность реализации ряда проектов, аналогичных Еты-Пуровскому.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ