Большая распродажа

Большая распродажа

Российские компании на мировом рынке нефтегазовых активов





Иллюстрации: Дмитрий Коротченко

Крупнейшие мировые нефтегазовые гиганты ведут интенсивную торговлю своими активами. Вопреки ожиданиям Запада отечественные компании особого интереса к распродаже не проявляют. Российские нефтяники делают лишь точечные приобретения, руководствуясь бизнес-интересами и здравым смыслом.

Текст: Евгений Третьяков

АВАРИЙНЫЙ СБРОС

Взрыв на платформе Deepwater Horizon в Мексиканском заливе произошел 20 апреля 2010 года. Но лишь спустя несколько дней стало ясно, что авария перерастает в глобальную катастрофу. Утечку нефти удалось остановить только через три месяца. За это время в море попало 6,3 млн баррелей, было загрязнено побережье нескольких штатов, полностью прекращен вылов рыбы и морепродуктов.

Компания ВР, которая являлась оператором проекта, на ликвидацию последствий аварии уже затратила около $4 млрд. Сколько еще предстоит израсходовать — неизвестно, но, по имеющимся оценкам, это будет не один миллиард. Аналитики Goldman Sachs вообще оценивают общие затраты в $70 млрд.

Чтобы покрыть ущерб, причиненный аварией, расходами на ее ликвидацию и различного рода компенсационными выплатами, ВР объявила о намерении продать в ближайшие годы активов в разных уголках мира на пару десятков миллиардов долларов.

В частности, уже объявлено о продаже активов в Техасе, Нью-Мексико, в западных провинциях Канады, в Египте. Сумма, которую надеются выручить за них британцы, составляет $7 млрд. Компания также заяви ла о том, что ищет покупателя на предприятия в Пакистане и Вьетнаме ($1,7 млрд), в Венесуэле ($1 млрд). Упоминалась возможность продажи доли (26%) в крупнейшем нефтяном месторождении на Аляске Prudhoe Bay за $12 млрд, доли (60%) в аргентинской Pan American Energy ($9 млрд). Появлялась информация и о продаже 50%-ной доли в российской ТНК-ВР, которая, впрочем, позднее была официально опровергнута.

Возможно, что эти действия помогут британской компании избежать поглощения. О таком варианте неоднократно писала западная пресса. Среди наиболее вероятных «поглотителей» фигурирует американская ExxonMobil. Газета The Times даже называла сумму, в которую американцам могла бы обойтись ВР, — $150 млрд. В British Petroleum даже начали искать «белого рыцаря» — стратегического инвестора, который приобрел бы крупный пакет ее акций и тем самым защитил от недружественного поглощения. Впрочем, на момент написания данного материала информации о старте «поглотительной» кампании не было.

КРИЗИСНЫЙ ФАКТОР

Стоит отметить, что нынешняя большая распродажа ВР хоть и вызвана чрезвычайными обстоятельствами, вполне вписывается в общую тенденцию. Целый ряд компаний еще в прошлом году объявил о намерении избавиться от части активов. Виной тому — мировой экономический кризис. В 2009 году потребление нефти и нефтепродуктов в мире снизилось, особенно резко в развитых странах. По данным ВР, в минувшем году в целом в мире падение спроса составило 1,7%, в Евросоюзе — 4,4%, в США — 4,9%, в Японии — 10,7%. Кризис заставил компании экономить деньги, реструктурировать бизнес, избавившись от наименее рентабельных, непрофильных или требующих значительных капвложений (без очевидных будущих сверхприбылей) активов. Сюда попали НПЗ в Европе, добычные проекты на начальных этапах, ряд инфраструктурных предприятий.

Активы сегодня продают все, даже те, кто вроде бы от кризиса пострадал не сильно. Но есть и лидеры этого процесса. Прежде всего, это англо-голландский концерн Royal Dutch/Shell.

По информации СМИ, Shell в конце прошлого года приступил к поискам покупателя на десяток своих нефтедобывающих площадок в Нигерии с запасами в 100 млн баррелей. Эти активы оценивались в $4–5 млрд. В феврале-марте этого года появились сведения, что Shell расширила объем продаваемых активов до $10 млрд. К нигерийским площадкам добавились европейское подразделение по производству сжиженного газа, сети АЗС в Африке, три НПЗ в Европе и некоторые добывающие проекты в Северном море.

В марте в этот список попали активы в Новой Зеландии примерно на $500 млн (сеть из более чем 300 АЗС и доли в инфраструктурных объектах). В июле этого года Shell заявила о намерении продать часть АЗС в Индии. А до этого, в июне, агентство Reuters сообщило, что на продажу выставлены газохранилища в Германии, которыми Shell владеет вместе с Exxon. Их стоимость (вместе с буферным газом, необходимым для работы хранилищ) оценивается в €1 млрд.

Еще одним крупным продавцом стала французская Total. Кризис заставил ее избавляться в первую очередь от НПЗ в Европе. Таких заводов, находящихся на грани рентабельности, у Total немало. В сентябре прошлого года глава компании Кристоф де Маржери говорил, что видит в числе потенциальных покупателей российские компании: «Российские компании имеют пространство для работы на рынке Евросоюза, и, возможно, они будут заинтересованы купить то, что мы намерены продать».

Среди выставленных на продажу заводов фигурировал НПЗ в Дюнкерке, а также завод Линдси в графстве Линкольншир, с сетью из 800 АЗС. Активы на Британских островах продает и американская Chevron (сеть заправок и НПЗ Пемброк в Уэльсе), и Shell (НПЗ в Чешире). На момент написания материала информации о совершении сделок по этим предприятиям не было.

ConocoPhillips продает акции ЛУКОЙЛа самому ЛУКОЙЛу. За 7,6% обыкновенных акций американцы получили $3,4 млрд. Договор также предусматривает опцион на приобретение ЛУКОЙЛом до 26 сентября 2010 года оставшихся у Conoco 11,61% акций.

ТОЧЕЧНЫЕ ПОКУПКИ

В июле этого года в интервью газете «Коммерсант» Кристоф де Маржери сетовал на недостаточную активность российских компаний, которые не спешат покупать выставленные на продажу активы. «С одной стороны, многие российские компании действительно проявляли интерес к западным НПЗ, но с другой — за рубежом они достаточно инертны, за исключением Ирака. В России такие инвестиционные возможности, что нет оснований так уж сильно рваться за пределы страны и искать там активы. Но это мое личное ощущение. По моим представлениям, несколько лет назад российские компании были больше нацелены на поиск зарубежных активов», — сказал глава Total.

Он прав лишь отчасти. Российские компании действительно перестали покупать все подряд. Но зарубежная экспансия продолжается. Прежде всего отечественные компании интересуют проекты в сфере геологоразведки и добычи. ЛУКОЙЛ и «Газпром нефть» выиграли тендеры и стали операторами проектов по добыче нефти в Ираке. Недавно «Газпром нефть» подписала соглашение о разделе продукции (СРП) по двум морским разведочным блокам в Экваториальной Гвинее. «Подписанное с Экваториальной Гвинеей соглашение о разделе продукции позволит «Газпром нефти» расширить свое присутствие в Западной Африке, где мы уже ведем морскую добычу в Анголе через сербскую компанию NIS, которая контролируется «Газпром нефтью», — сказал председатель правления «Газпром нефти» Александр Дюков. — Вхождение в проект в Экваториальной Гвинее существенно расширит компетенции компании в области шельфовой добычи и позволит отработать навыки управления морским проектом, а в перспективе — сформировать центр добычи в Западной Африке».

Что касается перерабатывающих мощностей, то относительно низкая активность российских компаний в этом сегменте объясняется низким качеством продаваемых активов. Как признает британская газета The Sunday Times, западные компании избавляются в основном от старых мощностей, построенных в 1960–1970 годы. Поэтому каждая сделка хорошо просчитывается и заранее вписывается в бизнес-процессы компании. Последние крупные покупки перерабатывающих мощностей российские компании совершили в 2009 году. Это были две сделки. ЛУКОЙЛ за $600 млн приобрел 45% акций голландского нефтеперерабатывающего завода Total Raffinaderij Nederland (TRN). «Газпром нефть» завершила сделку по сербскому предприятию NIS и купила у Chevron завод по производству масел и смазок в итальянском городе Бари. Сегодня NIS играет значительную роль в стратегических планах компании, а на итальянском заводе начался выпуск линейки моторных масел под новым брендом G-Energy. Будут ли российские нефтяники и дальше покупать активы за рубежом? Будут, но никакой скупки, как это делают китайские, индийские и корейские компании, ожидать не стоит. В ЛУКОЙЛе корреспонденту «Сибирской нефти» рассказали, что переработка в Европе их больше не интересует и они сосредоточатся на Ираке. В «Роснефти» сообщили, что рассматривают все появляющиеся предложения. В ТНК-ВР сейчас заняты изучением вариантов покупки активов своего британско го акционера. «Сургутнефтегаз» традиционно копит деньги.

«Не могу сказать, что покупка перерабатывающих мощностей в Европе является для нас первейшим и наиважнейшим приоритетом. Скорее, мы рассматриваем эти возможности как оппортунистические проекты, — говорил глава «Газпром нефти» Александр Дюков в интервью «Коммерсанту». — Если представится возможность приобрести современные эффективные мощности по приемлемой цене, тогда я не исключаю возможность покупки. Но если в ближайшее время нам не удастся ничего приобрести из нефтеперерабатывающих мощностей в Европе, мы не расстроимся. Для нас приоритетом являются инвестиции в добывающие проекты, модернизацию НПЗ, расширение розничной сети в регионах, где у нас есть перерабатывающие мощности».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ