Гонки в пустыне

Гонки в пустыне

Прошлое, настоящее и будущее нефтяной отрасли Бахрейна.

Первая нефть Персидского залива была найдена Бахрейне. Она до сих пор кормит население этого островного государства, а шейхам дает возможность удовлетворять свои маленькие и большие прихоти.

Текст: Евгений Третьяков

ТАЛАНТЫ И ПОКЛОННИКИ

«Пожалуйста, нет!» — кричал он, но было уже поздно. Обман раскрылся, и десятки простых людей и папарацци кинулись к нему и его детям. Женское мусульманское платье и чадра не помогли остаться незамеченным — все испортили брюки и мужские ботинки, выглядывавшие из-под подола. Пришлось спасаться бегством — запасной выход, машина с тонированными стеклами, спешный отъезд.

Впрочем, этот досадный инцидент, произошедший в конце января 2006 года в торговом центре в столице Бахрейна Манаме, казался почти смешным на фоне тех потрясений, которые Майкл Джексон пережил за несколько месяцев до этого. Совсем недавно присяжные оправдали его по делу о растлении несовершеннолетних, Майкл находился в тяжелой депрессии и испытывал колоссальные финансовые трудности. И тут как подарок небес — приглашение от сына короля Бахрейна тридцатилетнего Абдаллы-бенХамада-аль-Халифы стать его гостем. Шейх оказался страстным поклонником таланта Джексона и большим любителем пения, поэтому рассчитывал записать с ним совместный диск.

Время, которое прожил Майкл в Бахрейне, было безоблачным. Абдалла оплачивал его счета, делал дорогие подарки, построил дорогостоящую звукозаписывающую студию. Поп-король чувствовал себя все лучше и лучше, он даже позволил себе исполнить роль свадеб ного генерала, приехав на свадьбу одного из влиятельных граждан королевства. Он начал строить роскошный дом для себя и троих своих детей и даже, по слухам, планировал принять ислам и построить мечеть. «Мы были в Бахрейне, мы привыкли просыпаться рано и идти на пляж, а иногда он брал меня в музей, потому что мы оба любили искусство», — вспоминает его дочь Пэрис. Майкл Джексон с семейством провел в Бахрейне примерно год. Но финал его романа с гостеприимным королевством оказался весьма неожиданным. В ноябре 2008 года Абдалла-бен-Хамад-альХалифа подал на певца иск в британский суд. По мнению шейха, Майкл не выполнил контрактные обязательства перед ним. Речь шла о том, что Джексон якобы подрядился написать автобиографию и записать альбом, получил за это $7 млн, но ничего не сделал. Все подарки (в том числе роскошный «роллс-ройс»), которые шейх дарил Майклу, и средства, которые он тратил на содержание поп-короля (например, $2,2 млн на оплату его судебных издержек), оказались не зовом души, а инвестициями в бизнес-проект. «Я рассматривал эти платежи как инвестиции в потенциал Майкла. Он сказал мне, что все возместит посредством итогов нашей совместной работы», — возмущался шейх Абдалла.

Сам Джексон настаивал на том, что никаких контрактов и соглашений не подписывал, а значит, все полученное — это именно подарки, а никакие не инвестиции. Новый скандал, в который влип Майкл, обещал превратиться в долгий и пикантный сериал, но все завершилось очень быстро. Адвокаты сторон достигли мирового соглашения, детали которого до сих пор не раскрываются. Но абсолютно точно, что шейх Абдалла не сильно обеднел, потратив на Майкла Джексона несколько миллионов долларов. Ведь ему повезло родиться в семье одного из арабских нефтяных королей.

НЕЗАВИСИМОСТЬ И ПРОСВЕЩЕНИЕ

Бахрейн — маленькое (население меньше миллиона человек) государство, расположенное в Персидском заливе. Территория страны представляет собой около трех десятков островов, на самом большом из которых — Бахрейне — расположена столица государства Манама, в которой проживает всего полторы сотни тысяч человек. За свою многовековую историю, Бахрейн очень недолго был самостоятельным государством. Его территорией попеременно владели то персы, то арабы, то португальцы. В 1820 году на островах появились британцы, а спустя пять десятилетий, окончательно утвердив здесь свою власть, объявили Бахрейн протекторатом. Независимость острова получили только через сто с лишним лет — в 1971 году. Но даже после этого о своих правах на Бахрейн пытались заявить такие региональные «сверхдержавы», как Иран и Ирак. Впрочем, начать войну им не позволило вмешательство Саудовской Аравии, других стран залива и мирового сообщества в целом. В свою очередь, не забывший персидской агрессии Бахрейн уже в наше время требовал от США принять меры для ликвидации иранской ядерной угрозы. Бахрейн, несмотря на долгие годы «британского ига», и по сей день остается верным союзником Запада. На территории этой страны расположена крупнейшая военная база США в регионе. Что, впрочем, не мешало королю Хамаду ибн-Иса-аль-Халифа выступать против войны в Ираке. А накануне визита президента США Джорджа Буша в январе 2008 года в Манаме проходили антиамериканские демонстрации. Депутаты парламента Бахрейна обвиняли Буша в том, что под видом войны против терроризма он ведет войну против мусульман.

Впрочем, это скорее жесты солидарности с мусульманским миром. На деле же король Хамад, получивший прекрасное образование в Кембридже и военных заведениях Англии и США, проявля ет себя как весьма либеральный монарх. Хамад взошел на престол в 1999 году, а в 2002-м решил сменить титул «эмир» на «король». В Бахрейне есть парламент (но нет политических партий) и правительство во главе с пре мьер-министром, король наде лил политическими правами женщин, много внимания уделя ет развитию образования, гуманитарной сферы, информационных технологий. Например, недавно Бахрейн заключил контракт на разработку системы электрон ного правительства с компанией CrimsonLogic. «Бахрейн стремится развивать электронное правительство и ориентируется на предоставление гражданам интегрированных правительственных услуг через те каналы, которые они сами выберут», — говорит шейх Ахмед-бин-Аттеяталлааль-Халифа.

Но все это, что называется, цветочки. Король Хамад совершил куда более серьезный и радикальный шаг, став автором настоящей сенсации в арабском мире. Он назначил послом в США депутата парламента — женщину-еврейку Ходу Ноно. Впервые в мире представитель интересов арабского государства за рубежом исповедует иудаизм. Король Бахрейна не отказался от выбранного курса, назначив недавно другую еврейку — Нэнси Хадури — одним из 10 членов Консультативного совета страны (верхней палаты парламента). Стоит пояснить, что евреи бежали в Бахрейн из Ирака в XIX веке, но большая часть еврейской общины покинула эту страну пос ле арабо-израильской войны 1948 года. Сейчас в Бахрейне проживают всего несколько десятков евреев, но все они входят в местную элиту. Возможно, что со временем Бахрейн станет и первым в мире арабским государством, установившим с Израилем дипломатические отношения.

Быть просвещенным монархом и «одаривать» своих подданных благами современной цивили зации королю Хамаду помогает нефть. Это главный источник дохода королевства на протяжении уже многих десятилетий. И хотя объемы добычи черного золота в Бахрейне сегодня составляют всего пару сот тысяч баррелей в сутки (Саудовская Аравия добывает около 9 млн), значение Бахрейна для нефтяной индустрии Персидского залива чрезвычайно велико.

ОТЕЦ НЕФТИ

Майор Фрэнк Холмс пользовался дурной славой в британских деловых и политических кругах. Многие его считали не совсем нормальным, ведь он с упорством искал нефть там, где, как всем казалось, ее нет и быть не может. Геологи и нефтяники в двадцатых годах прошлого века считали Аравийский полуостров и Персидский залив бесперспективным регионом. Руководители отрас левого лидера того времени — «Англо-Персидской нефтяной компании» — говорили, что геологические отчеты «оставляют мало места для оптимизма», а, к примеру, Саудовская Аравия «лишена всяких признаков нефти». Но сын новозеландского фермера, получившего свое воинское звание во время Первой мировой войны, оказался очень упрямым человеком. Он собирал сведения о территориях с лужицами черной маслянистой жидкости и всеми правдами и неправдами старался получить концессии от бедных арабских шейхов, не обращая внимания на такие нелестные высказывания в свой адрес, как «источник проблем, способный нанести вред», «пират в мире нефти» и просто «не слишком подходящий субъект».

Свой первый участок Фрэнк Холмс получил в 1923 году, а в 1925-м эмир Бахрейна выделил ему концессию на острове, за то что он нашел там воду. Денег у Холмса на разработку концессий не было, шансов взять их в долг у лондонских финансистов тоже. По воспоминаниям современников, «Холмс был в Лондоне нежелательной фигурой, люди бежали, завидев его». Поэтому он был вынужден отправиться за океан в надежде найти там партнеров.

И ему повезло — разрабатывать концессии согласились «Галф» и «Сокал». Впрочем, американцам пришлось еще провести нелегкие переговоры с британским правительством, у которого с большинством шейхов были заключены соглашения о преимуществен ном праве британских компаний на разработку нефтяных концессий. Для Бахрейна Лондон решил сделать исключение.

В октябре 1931 года «Сокал» приступила к бурению, а уже в мае следующего года было обнаружено нефтяное месторождение. Оно было не большим, но значение этого открытия трудно переоценить: если бы не эта бахрейнская нефть, гигантские нефтяные кладовые Персидского залива, возможно, еще долгие годы оставались бы нераспечатанными. Фрэнк Холмс же получил от арабов имя Абу-аль-Нафт — «Отец нефти».

БЕДНОСТЬ И БОГАТСТВО

Событие 1932 года определило направление развития экономики Бахрейна. Уже в 1935 году на острове появился первый нефтезавод. Пик эксплуатации нефтяных месторождений страны пришелся на начало 70-х годов прошлого века. К началу восьмидесятых запасы углеводородов сильно сократились, объем нефтедобычи снизился. Несмотря на это, в середине девяностых в Бахрейне был пущен мощный комплекс по переработке нефти, поступающей по подводному нефтепроводу из Саудовской Аравии. Из этой страны в 2009 году Бахрейн получил 7,5 млн тонн нефти, в то время как собственная добыча составила лишь 1,9 млн тонн. Доказанные запасы нефти Бахрейна, по данным на 2009 год, составили 17 млн тонн, все они сосредоточены на месторождении Авали.

Однако в конце 2008 года власти Бахрейна объявили о планах по удвоению объемов добычи нефти. Их предполагается реализовать за счет разработки континентальных месторождений. Причем, по словам министра нефти Бахрейна Абдульхуссайна Мирзы, на начальном этапе это ничего не будет стоить стране, так для освоения участков привлечены иностранные компании, которые должны инвестировать в проекты около $5 млрд.

Добыча и переработка нефти дают стране около 60% всей валютной прибыли от внешнеторговых операций, составляют 60% госбюджета и 30% внутреннего валового продукта.

Как и многие другие нефтегосударства, Бахрейн не ограничивается исключительно извлечением и продажей углеводородов. В стране развиваются такие традиционные для региона отрасли, как туризм, средства инвестируются в зарубежные активы. Помимо этого, Бахрейн очень удачно воспользовался затяжной гражданской войной в Ливане, став вместо Бейрута новым финансовым центром Ближнего Востока, а для остального мира — офшорной зоной.

В ноябре прошлого года в России было открыто представительство крупнейшей финансовой группы Arab Banking Corporation (ABC), центральный офис которой находится в Бахрейне. Арабская банковская корпорация собирается выстроить отношения с российскими, украинскими и белорусскими компаниями, ведущими внешнеторговую деятельность со странами Ближнего Востока и Северной Африки.

В Бахрейне также находится достаточно редкое для Ближнего Востока металлургическое производство. Компания Garmco на двух прокатных станах своего завода в Манаме выпускает свыше 150 тыс. тонн алюминиевого проката в год, а недавно заключила контракт с Siemens на модернизацию производства.

Конечно, на родине арабской нефти еще достаточно бедных граждан, что, впрочем, не мешает шейхам тратить огромные средства на свои увлечения. И приглашение «на полный пансион» Майкла Джексона не самая затратная идея. Например, наследный принц Салман-бин-Хамадаль-Халифа любит автомобили и автогонки. Очень любит, поэтому не стал ограничиваться банальным коллекционированием суперкаров, а взял и построил трассу для «Формулы-1».

В сентябре 2002 года с владельцем королевских гонок Берни Эккл стоуном было заключено долгосрочное соглашение на проведение этапа чемпионата мира «Формулы-1» в Бахрейне. Автодром стоимостью $150 млн был построен неподалеку от столицы в местечке под названием Сахир всего за 16 месяцев. 4 апреля 2004 года автодром принял первый Гран-при. В 2006-м и 2010-м в Бахрейне прошел первый этап «Формулы-1». Там же стартует и сезон 2011 года. Этим обстоятельством в Бахрейне довольны. «Для нас и наших спонсоров очень важно открывать сезон, потому что в этом случае люди обсуждают вас в течение трех месяцев, а не двух недель», — пояс няет шейх Салман. Что еще придумают образованные шейхи Бахрейна, предсказать сложно. Руки у них развязаны, на их век нефти хватит, а спрос на нее по-прежнему высок.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ