Факторы успеха: ресурс, инфраструктура, клиент

Факторы успеха: ресурс, инфраструктура, клиент



Выход на позицию лидера внутреннего рынка, организация деятельности в ключевых точках карты речных и морских торговых путей, начало активной зарубежной экспансии — на достижение таких результатов у иных компаний уходит не один десяток лет. «Газпромнефть Марин Бункер» прошла этот путь всего за три года. О том, что из себя сейчас представляет бункеровочный бизнес «Газпром нефти», и о стратегии его развития рассказал генеральный директор «Газпромнефть Марин Бункера» Андрей Васильев.

Интервью: Ольга Сафина

— Каковы главные результаты прошлого года, и какие изменения произошли в бизнесе в сравнении с 2009-м?

— Пожалуй, основное качественное изменение — коррекция структуры продаж: если в 2009 году в балансе реализации «Газпромнефть Марин Бункера» мелкооптовые продажи и бункеровки «в борт» находились в соотношении 50/50, то в 2010 году порядка 65% объемов топлива мы реализовали конечным клиентам, судовладельцам. Соответственно, выросло количество прямых контрактов: в 2009 году их было около 60, а в прошлом году — 100. В основном нашими клиентами являются судовладельцы, но есть также международные трейдеры, которые представляют торговые дома зарубежных бункерных компаний и брокеры, работающие на конкретные судоходные компании. Поэтому фактическое число наших клиентов за прошлый год больше — порядка 200.

Если говорить об абсолютных цифрах, в 2010 году мы поставили 935 тыс. тонн судового топлива на 3241 судно. В пересчете на бункеровки получается около девяти операций в день — это очень высокий показатель. Всего же в прошлом году мы реализовали 1,464 млн тонн топлива — эта цифра сопоставима с объемами 2009 года, но при этом в 2009-м у нас были еще и поставки мазута крупным оптом. В 2010 году мы отказались от работы в этом сегменте.

— С чем было связано такое решение?

— «Газпромнефть Марин Бункер», как отдельная бизнес-единица «Газпром нефти», создавалась для гарантированной реализации собственного ресурса компании на премиальном рынке. Это означает, что мы должны поднимать планку от оптовых цен компании — преимущественно через розницу, бункеровку «в борт». Основной объем — до 90% реализуемого нами топлива — это ресурс, производимый на заводах «Газпром нефти», еще 10% мы приобретаем на свободном рынке.

— Какую долю рынка занимает «Газпромнефть Марин Бункер»?

— Весь российский бункерный рынок в 2010 году эксперты оценили приблизительно в 5,7 млн тонн судового топлива, доля наших розничных продаж составила порядка 17%. «Газпромнефть Марин Бункер» работает в 20 российских портах — 13 морских и 7 речных. Наибольшая доля продаж «Газпромнефть Марин Бункера» приходится на Северо-западный регион РФ — один из крупнейших рынков, где осуществляется треть всех российских продаж бункерного топлива. В 2010 году объем розничных продаж «Газпромнефть Марин Бункера» в Санкт-Петербурге, Калининграде, Мурманске и Архангельске составил 628 тыс. тонн. Из них 336 тыс. тонн были поставлены в Питере — по данным отраслевого агентства PortNews мы занимаем здесь долю в 19% рынка.

— Вы работаете как с российскими, так и с зарубежными партнерами?

— 80% наших клиентов иностранные судоходные компании. В России ведь осталось не так много флота — всего порядка 15 морских и речных пароходств. С большинством из них у нас заключены годовые договора на поставку бункерного топлива. Иностранцы в большинстве своем работают на споте, т.е. они каждый раз проверяют уровень цен на конкретную дату, и затем принимают индивидуальное решение по каждой бункеровке. Однако есть линейный флот, операторы которого заинтересованы в долгосрочных прогнозируемых отношениях, например в летнюю пассажирскую навигацию в петербургский порт заходят порядка 300 круизных лайнеров. Мы в прошлом году заправили около 100 таких лайнеров, причем на контрактной основе. Это выгодно и судовладельцам — они уверены, что получат бункер по понятной цене, и нам, как поставщикам — мы понимаем, что у нас есть гарантированные плановые поставки. А каждый такой лайнер берет бункера 1-1,5 тыс. тонн — это примерно 20-25 вагоноцистерн с топливом.

— Насколько активно компания расширяет географию своей деятельности?

— Активно — у нас уже четыре региональных офиса. В 2010 году мы открыли международное управление, что дало старт работе за рубежом: осуществлены первые бункеровки в Турции, в Стамбуле.

В этом году несколько новых портов добавятся в нашу географию речных бункеровок — мы выходим в Нижний Новгород, Самару, Астрахань и Таганрог. Последние вообще-то считаются морскими портами, но в нашей классификации они входят в речное управление, поскольку в основном там ходят небольшие суда, соответственно, и танкерыа-бункеровщики там маленькие, грузоподъемностью 200-300 тонн. Для сравнения — в Большом порту Санкт-Петербург грузоподъемность бункеровщика может составлять 4-5 тыс. тонн.

— Чем интересно развитие речного направления?

— Объем бункеровок на внутренних водных путях будет расти вслед за ростом объемов перевозок по рекам: речной транспорт дешевле автомобильного и железнодорожного. Сейчас мы ориентируемся где-то на 5%-ную долю речных бункеровок в общей структуре реализации, но намерены серьезно развивать этот сегмент. По сравнению с прошлым годом бъем реализации судового топлива на внутренних водных путях России в навигацию 2011 года мы планируем увеличить на 14%.

— Что из себя сейчас представляет флот «Газпромнефть Марин Бункера»?

— Сейчас мы ведем качественное обновление бункерного флота, избавляемся от возрастных судов, которые хоть и отвечают всем необходимым требованиям международной конвенции MARPOL, однако требуют больших затрат на ремонт и обслуживание. Поэтому в компании принято решение ограничить возраст приобретаемых судов 10 годами, и не эксплуатировать танкеры возрастом старше 25 лет. Сейчас флот, находящийся под управлением «Газпромнефть Шиппинга», состоит из семи бункеровщиков, четыре из которых отвечают всем международным конвенциям. До конца этого года мы планируем приобрести еще два подобных танкера. Могу с уверенностью сказать, что на сегодня из российских компаний, работающих в сегменте бункеровки, у нас самый современный флот. Мы рассчитываем, что к 2020 году у нас будет уже порядка 15 своих судов — то есть каждый год будем приобретать в среднем по два бункеровщика.

В тех портах, где есть качественная услуга баржинга, мы используем и суда сторонних организаций. К примеру, на Дальнем Востоке у нас два арендованных бункеровщика, на Черном море, помимо собственного, дополнительно фрахтуем бункеровщик в Туапсе, в порту Санкт-Петербург танкер в аренде уже два года. На внутренних водных путях мы также пользуемся флотом местных баржинговых компаний, мы посчитали, и выяснилось, что собственный флот на реке держать невыгодно — слишком много танкерного флота в поисках работы. Всего в работе «Газпромнефть Марин Бункер» сейчас использует 21 бункеровщик — 7 своих и 14 на договорах услуг.

— А каковы планы по развитию наземной инфраструктуры?

— Важная стратегическая инициатива 2011 года — развитие российской терминальной сети. Проект предполагает создание собственных или зависимых терминалов — сейчас мы как раз формируем целевую сетку, которая покажет, в каких точках и на каких условиях — приобретение, строительство или аренда — у нас будут действовать терминалы.

Основной показатель, на основании которого можно сделать вывод о степени эффективности работы терминала, — это количество оборотов резервуарного парка. К примеру, если объем нашего терминала в порту Санкт-Петербург составляет 10 тыс. тонн, а оборот за месяц составил 30 тыс. тонн — это нормальный среднеотраслевой показатель. Но вот, например, в мае у терминала было восемь оборотов. Я считаю, что наш пилотный проект — «Газпромнефть Терминал СПб», который был реализован на базе Кировского завода, — это очень удачное начало. Мы не ошиблись в выборе партнера, проект полностью доказал свою состоятельность. Петербургская модель работы себя оправдала, и этот опыт мы будем проецировать на другие точки присутствия, создавая полноценную терминальную сеть по всей России. Мы уже начали переговоры о совместном строительстве терминала с Мурманским пароходством, подписали соглашение с Калининградским рыбным портом.

— В ближайшей перспективе планируется реализация проектов за рубежом?

— Конечно. Во-первых, Балканы. В сербской NIS у нас уже есть функциональная бизнес-единица «Бункеровка». Сейчас там ведется восстановление инфраструктуры — раньше на Дунае были наливные пункты, которые необходимо привести к современным нормативам по экологии и технадзору. Наши сербские коллеги разрабатывают государственный техрегламент по бункеровкам. В Сербии нет таких документов, а это уже работа на уровне правительственных органов. В планах NIS на этот год — реализация первых 10 тыс. тонн бункерного топлива. Завод в Сербии налаживает выпуск судового топлива — за счет модернизации НПЗ увеличиваются мощности перерабатывающих активов, и в балансе появляется мазут. С этим ресурсом мы, кстати, планируем выходить на рынок Румынии: у «Газпромнефть Марин Бункера» есть планы по выходу в порт Констанца, который является морскими воротами Европы с Черного моря. Нам также интересна Прибалтика — это ближайший к нам рынок, который логично вписывается в стратегию развития «Газпромнефть Марин Бункера». Сейчас идет обкатка логистики поставки туда собственного ресурса. В принципе, успешная работа в нашей отрасли зависит от трех факторов: ресурс, инфраструктура и клиенты. Если компания обладает, хотя бы одним из этих условий, она может заниматься бункеровкой. Если мы пойдем в Прибалтику, у нас будет сразу два из трех моментов — своя клиентская база и собственный ресурс. А терминальную инфраструктуру мы предполагаем взять в аренду.

— В прошлом году была актуализирована стратегия «Газпромнефть Марин Бункера» до 2020 года. Каковы планы компании в долгосрочной перспективе?

— В первую очередь стратегия была скорректирована по срокам: выход на зарубежные рынки в предыдущем варианте стратегии планировался не раньше 2015 года, но мы уже сейчас активно работаем над развитием своего международного присутствия. Новый показатель актуализированной стратегии — 2% мирового бункерного рынка к 2020 году. Мы останемся всероссийским поставщиком, но при этом объем реализации за рубежом должен превысить российские объемы: он составит порядка 4,5 млн тонн при общей цифре годовых продаж 7 млн тонн.

ГАЗПРОМНЕФТЬ МАРИН БУНКЕР

Дочернее предприятие «Газпром нефти», осуществляющее поставки бункерного топлива. Создано в октябре 2007 года в Санкт-Петербурге. В состав предприятия входят пять обособленных подразделений в Москве, Новороссийске, Владивостоке, Калининграде и Мурманске, а также два дочерних общества: «Газпромнефть Шиппинг» — управляет флотом ГПН МБ и «Газпромнефть Терминал СПб» — эксплуатирует бункерную нефтебазу, расположенную на территории Кировского завода в Санкт-Петербурге.

В настоящее время компания «Газпромнефть Марин Бункер» представлена в большинстве основных морских и речных портов:

  • Северо-Запад: Санкт-Петербург, Мурманск, Приморск, Калининград,
    Архангельск, Усть-Луга;
  • Черное море: Новороссийск, Туапсе, порт Кавказ;
  • Дальний Восток: Находка, Владивосток, Восточный;
  • Внутренние водные пути: Ярославль, Самара, Нижний Новгород, Казань,
    Волгоград, Ростов-на-Дону, Астрахань, Иркутск.