Потребители против производителей

Потребители против производителей

Международное энергетическое агентство решило самостоятельно регулировать цены на нефть, не дождавшись необходимых решений от ОПЕК.



Международное энергетическое агентство решило самостоятельно регулировать цены на нефть, не дождавшись необходимых решений от ОПЕК.

Текст: Евгений Третьяков

Одним из важнейших событий лета на мировом нефтяном рынке стало решение Международного энергетического агентства (МЭА) продать из своих стратегических резервов 60 млн баррелей в течение 30 дней. С 23 июня стоимость черного золота начала резко снижаться, и многим аналитикам показалось, что это начало конца нынешнего сезона сверхвысоких цен на нефть. Но буквально через неделю все вернулось на круги своя. Эксперты считают, что таким способом невозможно повлиять на ценовой расклад в долгосрочной перспективе, поскольку спрос на нефть продолжает расти. В то же время эти события выявили огромное количество подводных течений на мировом рынке черного золота, большинство из которых имеет собственно к нефти весьма отдаленное отношение.

ЭР-РИЯД ПРОТИВ ТЕГЕРАНА

Спрос на черное золото в мире растет, а поставки нефти несколько снизились из-за фактического прекращения экспорта Ливией после начала там гражданской войны. По некоторым оценкам, рынку не хватает примерно 1,5 млн баррелей нефти в сутки. Этот фактор оказывает серьезное давление на нефтяные котировки, которые в отдельные периоды превышали уровень в $125 за баррель марки Brent.

Впрочем, как и в предыдущие периоды повышения цен на черное золото, эксперты отмечают, что дефицита углеводородов на рынке нет, нефтепродуктов потребителям хватает, запасы у развитых стран находятся на высоком уровне. Главным же остается спекулятивный фактор — на фоне долговых проблем Европы и США, сложной экономической ситуации в Японии биржевые игроки ищут объекты для вложений. По традиции это оказываются сырьевые товары, соответственно, растут цены на нефть, золото, базовые продовольственные товары.

В то же время почти все производители нефти признают, что цены выше $120 не выгодны им самим, поскольку могут спровоцировать замедление роста мировой экономики, которое, в свою очередь, при ведет к резкому обвалу котировок. Именно поэтому большинство наблюдателей рассчитывало, что 9 июня собравшиеся в Вене на очередную встречу министры стран-членов ОПЕК примут решение о повышении квот на добычу нефти участниками картеля, чтобы немного охладить рыночную ситуацию. Но этого не произошло. Вмешалась политика.

Уже давно в ОПЕК в частности и в арабском мире в целом идет борьба за лидерство между Ираном и Саудовской Аравией. Последняя является верным союзником США, а Тегеран сегодня — главный враг Вашингтона. Саудовцы ехали в Вену с установкой добиться увеличения квот. Это позволило бы не только повысить рыночное предложение, но и ослабить позиции Ирана, который сейчас работает на пределе своих возможностей, в то время как у остальных членов картеля есть немало свободных ресурсов.

Но на конференции в Вене Тегерану удалось склонить на свою сторону ряд других влиятельных членов ОПЕК (Алжир, Анголу, Венесуэлу) и заблокировать решение о повышении квот. На сторону Ирана встал даже Ирак, который раньше вел с Тегераном кровопролитные войны. Это решение, безусловно, подрывает авторитет Саудовской Аравии (как страны, управляющей нефтяными потоками) в глазах США, их союзников и основных потребителей нефти, таких как Китай и Индия.

Представитель Ирана в ОПЕК Мохаммад Али Хатиби заявил по окончании встречи, что «саудовцы были очень рассержены» таким исходом. А министр нефти Саудовского королевства Али Наими сказал, что июньская встреча стала «одной из худших встреч, которые у нас когда-либо были». Чтобы хоть как-то скрасить впечатление от этого провала, саудовцы сообщили, что увеличат добычу в одностороннем порядке.

РЕЗЕРВОМ ПО ДЕФИЦИТУ

Разочарование — пожалуй, только так можно охарактеризовать реакцию западного мира на решение ОПЕК оставить квоты в силе. Всего через неделю МЭА решило повысить прогноз потребления нефти в мире до 89,3 млн баррелей в сутки, тем самым про демонстрировав неправильность принятых (точнее, не принятых) картелем решений. По оценке агентства, после начала конфликта в Ливии рынок лишился 1,25 млн баррелей нефти еже суточно, что негативно сказывается на балансе спроса и предложения и толкает нефтяные котировки вверх.

МЭА заявило, что возможны «разрушительные последствия» для мировой экономики, если производители нефти не увеличат объемы поставок. Директор МЭА Нобуо Танака заявил, что из резервов стран-участников агентства могут быть выделены какие-то объемы для «затыкания ливийской дыры». «Мы готовы действовать в любой момент, когда наступит необходимость», — сказал он.

МЭА — это антипод ОПЕК, поскольку объединяет 28 странпотребителей нефти. Естественно, заявление о возможном использовании резервов было в штыки встречено картелем. «Стратегические резервы должны сохраняться для использования по своему назначению, а не в качестве оружия против ОПЕК», — подчеркнул генеральный секретарь Организации стран-экспортеров нефти Абдулла аль-Бадри.

Мало кто из экспертов верил, что МЭА исполнит свою угрозу. Поэтому решение о вбросе на рынок 60 млн баррелей из резервов стран-потребителей произвело эффект разорвавшейся бомбы. Цены резко пошли вниз — Brent устремилась к $100, а WTI к $90 за баррель.

Впрочем, по оценке самого МЭА, продажа нефти из стратегического запаса представляет собой временное решение на тот период, пока на рынок не поступит дополнительная нефть ОПЕК, прежде всего со стороны Саудовской Аравии.

Однако падение цен на нефть было недолгим — котировки вскоре отыграли большую часть из потерянных позиций. Этому способствовали данные об уменьшении запасов нефти и нефтепродуктов в США, а также урегулирование (пусть и временное) долговых проблем Греции, укрепляющее евро и ослабляющее доллар.

Главный вопрос текущей повестки дня: сможет ли интервенция, устроенная МЭА, действительно снизить цены. Аналити ки не имеют общего мнения по этому поводу, но даже пессимисты не видят причин для падения котировок ниже уровня в $90–100 за баррель. Правда, при этом эксперты перестали и делать шокирующие прогнозы о росте цен до $130 и выше. В частности, банки J.P.Morgan и Goldman Sachs пересмотрели свои прогнозы на третий квартал 2011 года, снизив ориентир на $20–30 — до уровня в $100. «Значимых фундаментальных данных, которые могут привести к снижению цен на нефть, пока нет», — полагает Александр Беляков из «Инвесткафе». Аналитики УК «АльфаКапитал» также считают, что «потенциал падения цены нефти в краткосрочном периоде очень невелик». При этом они отмечают, что на горизонте 1–1,5 года «будут сформированы фундаментальные предпосылки для дальнейшего роста цены нефти». Помощник президента России Аркадий Дворкович уверен, что решение МЭА не несет опасности для нашей страны, потому что все равно «цены на нефть находятся на высоком уровне». Российский бюджет на текущий год сверстан с учетом среднегодовой оценки в $105, на 2012–2014 годы — исходя из $93–97 за баррель.

Война между МЭА, США и Саудовской Аравией с одной стороны и Ираном и ОПЕК с другой набирает обороты. Борьба идет не только за цену нефти, но и за политическое влияние на Ближнем Востоке на фоне арабских революций. В такой ситуации не исключены колебания цен — как вниз, так и вверх. Но не стоит забывать, что в руках ОПЕК больше рычагов воздействия на рынок. Если цены начнут неконтролируемое падение, то поставки можно ограничить в любой момент.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ