Страна №196

Миллиарды баррелей нефти, полученные Южным Суданом вместе с независимостью, могут стать для страны даром небес или проклятием богов



















Миллиарды баррелей нефти, полученные Южным Суданом вместе с независимостью, могут стать для страны даром небес или проклятием богов.

Текст: Евгений Третьяков

В 2011 году на карте мира появилось новое государство. Южный Судан стал 54-й страной Африки и 196-й мира. «Мы, демократически избранные представители народа, провозглашаем Южный Судан независимым суверенным государством», — говорится в Декларации независимости, которую зачитал спикер южносуданского парламента Джеймс Вани Игга. А глава новой республики Салва Киир принес президентскую присягу перед десятками тысяч жителей страны. Референдум об отделении Юга от остального Судана прошел в январе нынешнего года под патронажем ООН. Поскольку большинство граждан страны неграмотные, в бюллетене для голосования были напечатаны картинки — открытая ладонь в графе за отделение и рукопожатие в графе за единое государство. Почти все голосовавшие южане высказались за независимость. Первым новую страну признал Судан, от которого, собственно, и отделились южные территории. Затем Южный Судан признали все ведущие мировые державы, в том числе и Россия.

Весь мир радуется, что многолетняя гражданская война между Севером и Югом, счет жертв в которой идет на миллионы, закончена. Но в том, что покой придет на эту землю, есть большие сомнения. Южный Судан обладает большими запасами нефти, и это может стать как фактором, который обеспечит развитие страны, так и спусковым механизмом новых междоусобных конфликтов за право обладать доходами от продажи черного золота.

НЕПРИМИРИМЫЕ

Юг и Север Судана никогда не сосуществовали мирно. На Юге живут в основном африканские племена и немного арабов. Они исповедуют христианство и разнообразные языческие культы. А Север населен преимущественно арабамимусульманами. При этом центральное правительство традиционно располагалось на Севере, в Хартуме. Своим появлением Судан фактически обязан Египту, Османской империи и Великобритании, которые управляли этой территорией.

Египет утвердил свои права на группу земель на южной границе в XIX веке. А поскольку сам являлся частью Османской империи, то эти земли также вошли в состав гигантского турецкого государства под названием Египетский Судан со столицей в основанном в 1822 году Хартуме. Позже в Судан пришли англичане, и с 1899 года страна находилась под совместным протекторатом — это называлось «англоегипетский кондоминиум». Независимость Судан получил 1 января 1956 года. С первых лет своего существования страна погрузилась в пучину войны Севера и Юга. Для арабов-мусульман африканцы были людьми второго сорта, источником бесплатной рабочей силы. Первая гражданская война началась в год обретения независимости и закончилась только в 1972 году. Поводом стал отказ правительства в Хартуме создать полноценную федерацию с Югом. После предоставления Югу автономии ситуация на 10 лет болееменее нормализовалась. Но политика исламизации страны, внедрение в законодательство норм шариата вновь взорвали Судан. С 1983 года началась вторая гражданская война, закончившаяся лишь в 2005 году. Правда, двумя годами ранее вспыхнул другой кровопролитный конфликт — провинция Дарфур подняла мятеж, недовольная тем, как Юг и Север делят доходы от нефтяного экспорта.

До сих пор разные эксперты спорят о том, сколько жертв принесли вооруженные столкновения в Судане. По международным оценкам, это 2 млн человек, большинство из которых проживало на Юге и в провинции Дарфур. Эти оценки, которые не признаются официальным Хартумом, дали основание западным странам ввести экономические санкции против Судана. В 2009 году Международный уголовный суд в Гааге выдал санкцию на арест президента страны Омара Башира, возглавляющего Судан с 1989 года.

Судан (как Южный, так и Северный) бедная страна. ВВП на душу населения (в обеих частях страны проживает около 50 млн человек) составляет немногим больше $2 тыс. в год. При этом Юг намного беднее Севера. Корреспондент РИА «Новости» Юлия Троицкая в репортаже из Мунуки — района на окраине южной столицы Джубы — пишет, что электричество есть только в центре города, где расположены правительственные здания, гостиницы, банки, больницы. «Блага цивилизации недоступны жителям Мунуки, где нет асфальтированных дорог, электричества, воды, газа и канализации. Они готовят на кострах и гладят чугунными утюгами, прогретыми на огне», — делится своими впечатлениями журналист. Нефть для Юга и Севера — единственное богатство, которое хоть как-то может изменить жизнь людей к лучшему.

КИТАЙСКАЯ ГРАМОТА

Введение экономических санкций привело к тому, что из Судана ушли практически все западные компании. Зато пришли китайцы и представители других стран азиатского региона. Нефть в Судане обнаружили уже после обретения независимости, а первые экспортные поставки начались лишь в 1999 году. Китайские компании благодаря практически полному отсутствию конкуренции со стороны других энергетических гигантов в настоящее время занимают лидирующее положение в суданской нефтяной промышленности.

Доказанные запасы черного золота в Судане составляют 6,7 млрд баррелей, добыча в 2010 году составила 486 тыс. баррелей в сутки. По запасам и добыче Судан занимает пятое место на Африканском континенте. При этом еще в 1998 году объем нефтедобычи измерялся всего 12 тыс. баррелей. Настоящий прорыв произошел на рубеже тысячелетий — в 2000 году в Судане производилось уже 174 тыс. баррелей в сутки.

В стране была построена современная отраслевая инфраструктура — трубопроводы, нефтеперевалочные терминалы в портах на Красном море, нефтеперерабатывающие заводы. Решающий вклад в формирование новой нефтяной державы внесли именно китайские компании. Это подчеркивается данными экспорта — две трети суданской нефти поставляется в КНР. Китай, в свою очередь, является главным кредитором Судана и основным его торговым партнером. Товарооборот Судана и КНР составил в 2010 году $8,6 млрд.

Несмотря на санкции и ордер на арест, в конце июня 2011 года Омар Башир посетил с официальным визитом КНР. Власти Поднебесной гарантировали ему неприкосновенность. «Китай не подписывал Римский статут, наделяющий Международный уголовный суд особыми правами, и мы придерживаемся своего взгляда относительно преследования президента Башира. Китай и Судан — давние друзья. Наше прагматичное сотрудничество уже дало огромные результаты. Например, Судан стал третьим торговым партнером Китая в Африке», — заявил представитель МИД КНР Хун Лэй.

По данным газеты «Коммерсант», китайский гигант CNPC пользуется в Судане невиданными привилегиями. По сведениям издания, разрабатываемые компанией месторождения охраняет почти дивизия китайских солдат, которые служат там под видом сотрудников охранных предприятий. Тяжелую же работу выполняют завозимые из Китая заключенные. На таких условиях, пожалуй, сегодня не работает ни одна нефтегазовая компания ни в одном регионе мира. Однако что будет с китайским «владычеством» в Судане в дальнейшем — сегодня совершенно непонятно.

УСЛОВИЯ РАЗДЕЛА

Проблема в том, что, по экспертным оценкам, около 75% нефтяных запасов страны сосредоточены на Юге, который стал теперь независимым государством. А вся инфраструктура для экспорта и переработки находится на Севере. По данным прессы, независимость Юг получил только после долгих переговоров с Китаем, а Омара Башира китайские лидеры убеждали в Пекине не подрывать стабильность в регионе. Чего стоят предварительные договоренности, мы узнаем уже очень скоро. Пока же ситуация остается, мягко говоря, неопределенной. Юг и Север не согласовали (на момент подготовки данного материала) принципы управления нефтяной индустрией и раздела нефтяных доходов — сейчас они просто все делят пополам. Это неудивительно. У Юга, кроме нефти, нет вообще ничего, а Север в результате отделения Юга, по оценке Международного валютного фонда, потеряет в ближайшие 4,5 года около $5,2 млрд. Источники, знакомые с ходом диалога между Севером и Югом, сообщают, что «несмотря почти на целый год напряженных переговоров, позиции сторон остаются диаметрально противоположными». Южане категорически отвергли предложение Норвегии о введении переходного периода, длительностью 5–7 лет, во время которого нефтяная промышленность останется единой, а делиться будут лишь доходы от совместной добычи, переработки и продажи нефти. Другой вариант — все, что находится на Юге, принадлежит Южному Судану, который продает нефть Северу со скидкой в 25% в течение ближайших трех лет, а также оплачивает прокачку экспортной нефти по нефтепроводам.

Позиции Юга в этом споре кажутся его властям сильнее, чем у северян. Поэтому глава Южного Судана Салва Киир позволяет себе немного покровительственный тон в обращении к Хартуму: «Мы не собираемся оставить Север без поддержки и забирать себе все доходы от нефтедобычи, мы должны оставить что-то Северу, чтобы помочь им перед лицом будущих экономических вызовов». Омар Башир же говорит, что если договориться не удастся, то Судан перекроет трубу для южной нефти. По его словам, у южан есть несколько путей решения проблемы: продолжать делиться добываемой нефтью с Севером, платить налоги и пошлины за использование северных нефтепроводов или искать другой путь экспорта нефти.

Сумеют стороны договориться или опять возьмутся за оружие, пока непонятно. Также нет гарантии того, что новое государство не скатится к внутренним междоусобицам. А поводов для этого немало. Многие считают, что Салва Киир узурпировал власть: он находится во главе страны уже шесть лет — и пока в отставку не собирается. Все ведущие посты распределены между членами его партии Суданского народно-освободительного движения (СНОД). Люди недовольны и тем, как распределяются нефтедоллары.

«Если сейчас провести выборы, Салва Киир не станет президентом. Условия жизни не улучшаются, диктатура. Если ты не состоишь в СНОД, невероятно сложно устроиться на работу в госструктуры, если ты не принадлежишь к стоящему у власти племени динка, даже не пробуй торговать в Джубе», — возмущается сотрудник правительства Южного Судана Мэри Альонг (ее слова приводит в своем репортаже Юлия Троицкая). «В Южном Судане все племена должны иметь равные возможности и одинаковый доступ к власти, а то поглядим, может, после независимости и нас через некоторое время настигнет волна революций», — говорит Мэри Альонг. Жителям Южного Судана предстоит пройти очень тяжелое испытание независимостью. Выдержат ли они его — покажет время.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ