Сверхприбыльная концепция

Сверхприбыльная концепция

Предложения по модернизации системы налогообложения отрасли.

Представители российских нефтекомпаний обсудили в Ханты-Мансийске принципы изменения налогообложения отрасли.

Казалось бы, ситуация в российской нефтянке более чем позитивна: по итогам 2010 года страна вышла на первое место в мире по объемам добычи нефти, обогнав даже Саудовскую Аравию. При этом рост добычи составил 2,2%. Однако если взглянуть на эту статистику чуть пристальнее, то становится ясно, что данный рост обеспечен почти исключительно за счет месторождений, имеющих адресные налоговые льготы. Без учета этих активов, «выведенных» за рамки действующей системы налогообложения, как всегда упрямая статистика покажет не рост, а падение объемов добычи — 0,2% со знаком минус в целом по стране. Главная проблема — истощение действующей ресурсной базы. А при действующей в отрасли фискальной системе вложения в значительную часть мероприятий по поддержанию базовой добычи, а тем более в освоение новых «тяжелых» месторождений, не окупаются.

Площадкой для обсуждения перспектив изменения самих принципов налогообложения в «нефтянке» председатель правления «Газпром нефти» Александр Дюков выбрал совещание в Ханты-Мансийске, организованное в феврале региональным правительством и собравшее представителей практически всех нефтяных компаний, работающих на территории округа.

СТАТИСТИКА ПАДЕНИЯ

По экспертным оценкам, при действующей налоговой системе объемы добычи нефти в России к 2020 году снизятся более чем на 20%. Если отталкиваться от инерционного сценария Генеральной схемы развития отрасли, прогноз еще хуже — минус 22% к 2020 году. Иглавным «потерпевшим» в этой ситуации окажется именно ХМАО: падение добычи здесь может составить 35%. С сегодняшних 53% в общероссийском объеме доля Югры может через 10 лет сократиться до 43%. Впрочем, негативные процессы в ХМАО уже идут: последние три года объемы добычи в округе снижались со среднегодовым темпом около 1,5%.

Проявление повышенного интереса «Газпром нефти» (ГПН) к процессам, происходящим в нефтегазовом секторе экономики Югры, вполне объяснимо. Ханты-Мансийский автономный округ — один из ключевых регионов добычи, здесь сосредоточена чуть ли не половина всех запасов компании (42%, около 1 млрд тонн по категории АВС1 + С2)*.

Однако если позиция государства в вопросах налогообложения «нефтянки» не изменится, сложности могут возникнуть и у «Газпром нефти», даже несмотря на значительный ресурсный потенциал. После выхода пока «молодого» Южно-Приобского месторождения — флагманского актива ГПН в регионе — на пик и при продолжающемся снижении показателей остальных крупных месторождений годовой объем добычи компании в ХМАО к 2020 году может сократиться на 36% — до 17,5 млн тонн.

«Даже без учета развития добычи в новых регионах, таких как Восточная Сибирь и ЯНАО, мы сталкиваемся со значительным ростом удельных издержек на тонну добытой нефти, — сообщил участникам совещания Александр Дюков. — Это связанно с истощением запасов относительно легкоизвлекаемой нефти в традиционных регионах нефтедобычи, где мы переходим к более глубоким и геологически сложным пластам залегания, менее продуктивным коллекторам, периферийным участкам, сталкиваемся с проблемой высокой обводненности — что в итоге приводит к снижению начального дебита скважин и к снижающейся отдаче на геолого-технические мероприятия».

Естественно, в таком положении находится не только «Газпром нефть», и при действующей налоговой системе из 22 млрд тонн общероссийского объема запасов категорий A, B, C1 и C2 экономически извлекаемы только 11,3 млрд тонн.

Конечно, существуют адресные льготы для отдельных месторождений, которые и маскируют тенденцию падения объемов добычи. Однако это не система, а «точечные удары», которые нередко «наносятся» исходя из достаточно субъективных соображений. При этом адресные льготы могут применяться лишь для узкого сегмента месторождений, обладающих сходными характеристиками, и их действие ограничено по времени. Решение проблемы давно найдено: переход от налогообложения, основанного на валовых показателях, на налогообложение прибыли.

* включая доли в совместных предприятиях

ПУТЬ К МИРОВОЙ ПРАКТИКЕ

В большинстве зарубежных стран суммарная ставка налогов на прибыль при добыче нефти находится на уровне около 50%, а роялти и подобные платежи составляют в среднем 10–13% от выручки. В России ставка налога на прибыль 20%, а налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и экспортная пошлина в сумме составляют до 75% от выручки за вычетом транспортных издержек. Разница более чем значительная. При этом больший «фискальный процент» совершенно не означает большего объема поступлений в казну — нерациональная структура налогообложения, сдерживающая инвестиции в нефтедобычу, наоборот в конечном итоге приводит к снижению доходов государственных бюджетов всех уровней.

Согласно данным Генеральной схемы, при полном переходе отрасли на налогообложение прибыли экономически извлекаемые запасы могут быть увеличены на 5,7 млрд тонн — до 17 млрд. ХМАО в этих условиях потенциально сможет компенсировать более половины общего падения добычи к 2020 году (т.е. около 50 млн тонн годовой добычи) за счет разработки запасов, рентабельной в новых налоговых условиях. Столь серьезные изменения в схеме налогообложения отрасли пока не вызывают особого оптимизма у Министерства финансов РФ. Опасения, в первую очередь, связаны с риском выпадения доходов бюджета из-за низкого качества администрирования налога на прибыль. Проще говоря, чиновники не уверены, что удастся оперативно наладить четкий контроль над тем, какие доходы и расходы декларируют нефтяники и какие получают и несут в реальности. Опасения для России объективно н е беспочвенные. Однако и существование в действующей системе с каждым годом влечет все большие бюджетные потери относительно потенциала отрасли. Поэтому Минэнерго России предложило постепенный переход на налогообложение прибыли.

ПЕРЕХОДНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

Новая система, в целом поддержанная представителями российских нефтекомпаний, разделяет активы на «действующие» и «новые» (с выработкой менее 5%). Для первых стимулирующие меры ограничиваются изменением экспортных пошлин. Предельную ставку пошлины на нефть предлагается снизить с 65 до 55% от выручки при повышении цены нефти на $1.

Для новых лицензионных участков изменения предлагаются более заметные. К корректировке ставок пошлин добавляется полная отмена НДПИ (сегодня около 20% от выручки), который, по сути, заменяется «налогом на сверхприбыль» со ставкой 27%. При этом действующая ставка налога на прибыль остается неизменной.

С точки зрения наладки системы администрирования схема логична. Из зоны риска на определенное время исключается одна из двух составляющих — контроль над доходами, которые новые месторождения на начальном этапе разработки и эксплуатации просто не приносят. Таким образом, остроту инструментов фискального контроля как минимум несколько лет можно оттачивать на капитальных расходах нефтекомпаний.

То есть переходная схема, запустить которую предлагается в 2012 году, позволяет без ущерба для государственного бюджета выстроить концептуально новый налоговый режим для новых месторождений при некотором снижении налоговой нагрузки для уже разрабатываемых месторождений. Расчетный эффект от ее внедрения — увеличение объема извлекаемых запасов в России до 15,6 млрд тонн.

«В ХМАО одно лишь снижение экспортных пошлин для существующих месторождений позволит нарастить объем извлекаемых запасов, увеличить объемы собираемого налога на прибыль и ежегодные поступления в бюджет региона на миллиарды рублей», — подчеркнул председатель правления «Газпром нефти».

Экономический эффект для округа может быть продемонстрирован на примере крупнейшего проекта компании в регионе: при введении новой налоговой системы накопленная добыча на Южно-Приобском месторождении до 2030 года может увеличиться с 81 до 113 млн тонн при росте налоговых поступлений более чем на 70 млрд рублей. Объем региональных налогов в бюджет ХМАО может вырасти на 90%: с 22 до 42 млрд рублей за весь срок реализации проекта.

В регионе есть и еще один источник поддержания добычи — вовлечение в разработку ресурсов нераспределенного фонда. В частности, серьезный потенциал у таких месторождений, как Эргинское, Имилорское, Шпильмана. Всего же в нераспределенном фонде ХМАО находятся 114 месторождений, извлекаемые запасы которых оцениваются в 500 млн тонн. Соответственно, импульс в их развитии при введении новой налоговой системы мог бы принести региону дополнительно около 25 млн тонн добычи к 2020 году.

При действующей налоговой системе доля федеральных налогов в общих платежах добычных предприятий «Газпром нефти» — более 96% (включая НДПИ, экспортные пошлины и федеральную часть налога на прибыль). Региональные налоги составляют около 3,3%. Для ХМАО это около 2,7 млрд рублей в 2010 году — только от 100%-ных дочерних предприятий «Газпром нефти».

Как между уровнями бюджета будет распределяться налог на сверхприбыль, если реформа фискальной системы все же станет реальностью, пока не решено. Но в любом случае наполнение бюджетов нефтедобывающих регионов вырастет — хотя бы только за счет роста налогооблагаемой базы для налога на прибыль.



ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ