Облака по заказу

Облака по заказу

Нефтегазовые доходы за несколько десятилетий превратили Катар в одну из самых процветающих стран мира.









Нефтегазовые доходы за несколько десятилетий превратили Катар в одну из самых процветающих стран мира.

Текст: Евгений Третьяков

Шок, возмущение, радость, недоумение — каждый человек в зале испытывал в этот момент разные чувства. Но теперь назад вряд ли отыграешь — решение принято, финальный свисток прозвучал, а глава ФИФА Йозеф Блаттер произнес ключевую фразу: «Чемпионат мира по футболу 2022 года достается Катару». Никогда раньше главный турнир планеты не проходил на Ближнем Востоке, и недовольных этим решением оказалось не меньше, чем тех, кто радостно вскинул руки, приветствуя выбор членов исполкома международной федерации футбола. Проигравшие Катару англичане устроили форменную истерику в прессе и до сих пор пытаются уличить футбольных чиновников в нечистоплотности. На Туманном Альбионе даже создана специальная парламентская комиссия, которая разбирается в том, почему провалилась британская заявка, а экс-глава английской футбольной ассоциации лорд Дэвид Трисман на последнем майском заседании выступил с обвинениями в адрес «продажных членов исполкома ФИФА». По его словам, члены исполкома требовали за свои голоса в пользу Англии разные «подарки»: Джек Уорнер из Тринидад и Тобаго попросил $2,5 млн, Ворави Макуд из Таиланда хотел получить контроль над телевизионными правами на товарищеский матч между Англией и Таиландом, парагваец Николас Леос желал рыцарский титул, а бразилец Рикардо Тейшейра якобы спросил Трисмана «А что бы вы могли мне предложить?» Член британского парламента Дамиан Коллинз заявил, что Исса Аяту (Камерун) и Жак Аноума (Кот-д’Ивуар) получили по $1,5 млн за поддержку заявки Катара.

Впрочем, пока никаких доказательств кроме слов Трисмана и Коллинза не существует, поэтому нынешний глава Футбольной ассоциации Англии Алекс Хорн считает, что нет оснований требовать пересмотра итогов голосования по выбору страны — хозяйки чемпионата мира. А Йозеф Блаттер подчеркнул, что «это очередной раунд информационной войны».

Господину Блаттеру есть из-за чего переживать. Сейчас он ведет предвыборную кампанию за кресло руководителя ФИФА. А соперник у него серьезный — президент Азиатской конфедерации футбола... гражданин Катара Мохамед бин Хаммам. Катар уже выиграл одно голосование, почему бы им не сделать это второй раз?

Но кто бы ни возглавил ФИФА, организационных проблем, связанных с проведением чемпионата мира 2022 года в Катаре, ему придется решать немало. Самая главная — очень высокие летние температуры, при которых играть физически невозможно. Катар предлагал перенести турнир на зимний период, но ФИФА на это не пошло, поскольку пришлось бы перекраивать календари национальных первенств по всему миру. Поэтому сейчас рассматриваются разного рода технические способы решения «температурного» вопроса.

Например, есть вариант создания искусственных облаков, которые будут парить над стадионами. «Искусственные облака будут двигаться с помощью дистанционного управления, — рассказал глава промышленного строительства в Катаре Сауда Абдуль Гани. — Они будут на 100% состоять из легких углеродистых материалов, питаемых четырьмя двигателями на солнечной энергии, и помогут защитить зрителей и участников матчей от прямых солнечных лучей, а также смогут регулировать температуру на открытых площадках». И, конечно, все стадионы будут оборудованы мощнейшими системами кондиционирования воздуха, которые, впрочем, еще только предстоит разработать.

Однако мало кто в мире сомневается, что катарцам под силу решить все проблемы — точнее, нанять тех, кто сможет это сделать. Ведь никаких финансовых затруднений эта страна Персидского залива не испытывает — по объему ВВП на душу населения Катар занимает лидирующие позиции в мире. Десятки миллиардов нефтедолларов дают возможность полутора миллионам катарцев жить, ни в чем себе не отказывая.

НЕФТЕГАЗОВЫЙ РЫВОК

Но так благополучно Катар живет лишь последние несколько десятилетий (рабство в стране было отменено только в 1952 году), хотя крупные месторождения углеводородов здесь были открыты еще в 30-х годах прошлого века. Естественно, все открытия сделали иностранцы — англичане, французы, американцы, которые к тому времени уже плотно оккупировали Ближний Восток. Первую скрипку играли британцы: они пришли сюда еще в начале XIX века, потом потеряли контроль над территорией, который перешел к Османской империи, а затем в 1913 году вернули Катар под свой протекторат.

Месторождения Катара были отданы в 1935 году в концессию англо-франко-американскому консорциуму «Петролеум девелопмент Катар» сроком на 75 лет. Но их разработке помешала Вторая мировая война. Нефть начали добывать только в 1947 году, а в 1960-м катарская «дочка» британского гиганта Shell приступила к работам на шельфе.

Месторождения Катара были отданы в 1935 году в концессию англо-франко-американскому консорциуму «Петролеум девелопмент Катар» сроком на 75 лет. Но их разработке помешала Вторая мировая война. Нефть начали добывать только в 1947 году, а в 1960-м катарская «дочка» британского гиганта Shell приступила к работам на шельфе.

Катар начал извлекать хоть сколько-нибудь существенную прибыль из своих ресурсов только с 1961 года, когда британцы были вынуждены отдать треть концессий государству. 1 сентября 1971-го Катар получил независимость и стал конституционной монархией. Во главе страны стоит династия Аль Тани. Эмиры в Катаре меняются в основном в результате «бескровных переворотов», когда один из членов династии свергает другого. Так в 1995 году пришел к власти нынешний монарх шейх Хамад бен Халифа Аль Тани. Монарх назначает правительство и часть членов парламента (другая часть выбирается всенародно). Основные посты занимают, естественно, члены правящей династии. Катарские монархи быстро поняли важность контроля над национальными ресурсами. В 1974 году была создана государственная компания «Катар Петролеум», а год спустя весь капитал нефтедобывающих и нефтеперерабатывающих предприятий в Катаре был выкуплен правительством страны. Сегодня «Катар Петролеум» контролирует весь нефтегазовый сектор, включая разведку, добычу, переработку, транспортировку и хранение. На госкомпанию приходится примерно половина добываемой в стране нефти.

Иностранцы работают в Катаре на основании договоров компенсации продукцией, при этом в большинстве проектов присутствует «Катар Петролеум», доля которой составляет не менее 50%. Глава «Катар Пертролеум» является также министром энергетики. Катар с помощью иностранцев (в стране работают практически все международные гиганты — ExxonMobil, Chevron, Total и др.) последовательно наращивает объемы запасов и добычи. Так доказанные запасы нефти выросли с 4,5 млрд баррелей в 1989 году до 26,8 млрд в 2009-м. Объем добычи увеличился за этот же период с 0,7 до 1,35 млн баррелей в сутки. Много внимания уделяется в катарской нефтянке внедрению новых технологий добычи, повышению отдачи на старых месторождениях.

В последние годы Катар делает ставку на развитие газового сектора. По объему запасов природного газа (около 26 трлн кубометров) страна уступает только России и Ирану. Добыча газа выросла с 22 млрд кубометров (1989 год) до 89 млрд (2009 год). Основную часть добываемого голубого топлива Катар экспортирует в сжиженном виде. Страна занимает одно из ведущих мест в мире по объемам мощностей для производства СПГ: суммарно на конец 2009-го они составляли 84,3 млрд кубометров газа в год. Государство обладает собственным флотом из 23 танкеров для перевозки СПГ. Главным газовым месторождением Катара (и одним из крупнейших в мире) является «Северное поле» (North Field), которое находится на континентальном шельфе в пограничной с Ираном зоне. Месторождение было открыто в 1971 году компанией Shell.

Катар является членом ОПЕК и Форума стран — экспортеров газа (ФСЭГ), в которую входят Россия, Иран, Венесуэла, Алжир и другие ведущие газовые державы мира. ФСЭГ, или, как его окрестили в прессе, газовая ОПЕК, был учрежден в Тегеране в 2001 году, а в декабре 2008-го форум приобрел юридический статус международной организации со штаб-квартирой в столице Катара Дохе. В декабре 2009 года генеральным секретарем форума был избран представитель России Леонид Бохановский.

УСТОЙЧИВЫЙ ЗАГОВОРЩИК

Катар в силу своего крайне устойчивого экономического положения приобретает все больший политический вес в регионе и мире. Помимо увлечения футболом катарские шейхи активно участвуют во всех политических разборках Ближнего Востока. Причем не только в качестве нейтральной стороны и некоего арбитра, а пытаются играть в собственную игру.

Шейхи являются союзниками Запада. Катар сделал самое щедрое пожертвование в адрес Японии, пострадавшей от землетрясения и цунами, перечислив $100 млн. Это значительно превышает общую сумму пожертвований других 76 государств. Влияние Дохи распространяется далеко за пределы Ближнего Востока. Например, именно Катар собирается финансировать строительство в столице Таджикистана Душанбе самой крупной мечети (на 150 тыс. верующих) Центральной Азии.

Именно Катару принадлежит ведущая роль в поддержке ливийских повстанцев, сражающихся против власти в лице Муаммара Каддафи. Катар покупает у повстанцев нефть, предоставляет свои базы для самолетов НАТО, его авиация участвует в боевых вылетах. Ливия даже была вынуждена пожаловаться в ОПЕК на Катар. Президент Йемена Али Абдалла Салех (в этой стране также не прекращаются массовые беспорядки) в одном из интервью даже обвинил Катар в заговоре против своего государства: «Сегодня Катар финансирует хаос и беспорядки в Йемене, Сирии, Египте, да и во всем арабском мире. Денег у них много, население маленькое, не знают, куда эти деньги деть, но хотят быть важной страной, важной державой в Персидском заливе и регионе в целом». По мнению йеменского лидера, для этой цели используется телеканал «Аль-Джазира», базирующийся в Дохе, — на сегодня самое известное в мире (и, пожалуй, самое влиятельное) арабское средство массовой информации. «Аль-Джазира» — один из главных брендов современного Катара наряду с деловым центром арабского мира Дохой и «авиакомпанией пятизвездочного сервиса» Qatar Airways. Однако минует ли сам Катар пожар арабских революций, пока неизвестно. Всегда найдутся те, кто захочет воспользоваться тотальной нестабильностью в собственных интересах. Особенно там, где власть передается в результате дворцовых интриг.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ