Конкурентные преимущества

Конкурентные преимущества

Александр Трухан



Масла, произведенные на заводе компании в Бари, поставляются на рынки большинства европейских стран

На месте, где заместитель генерального директора «Газпром нефти» по логистике, переработке и сбыту Анатолий Чернер и гендиректор «Газпромнефть — смазочных материалов» Александр Трухан заложили в прошлом году памятную капсулу, уже к концу 2011 — началу 2012 года начнет работу новый комплекс Омского завода смазочных материалов

Верно выбранная стратегия развития позволила «Газпром нефти» в текущем году укрепить свое положение на российском и зарубежных рынках смазочных материалов, при этом значительно повысив экономическую эффективность этого бизнеса. Генеральный директор компании «Газпромнефть — смазочные материалы» Александр Трухан в интервью «Сибирской нефти» рассказал о технологиях успеха в конкурентной борьбе, о планах по расширению производства масел и перспективах освоения новых рынков.

Интервью: Евгений Третьяков

— Каковы итоги работы компании в первом полугодии 2011 года?

— Прежде чем переходить к результатам, необходимо отметить, что российский рынок автомобильных и промышленных масел продолжает расти после падения в период кризиса. Это, безусловно, свидетельствует о восстановлении отечественной экономики. Мы работаем на 24 рынках, все они ведут себя по-разному, но везде чувствуется рост спроса на нашу продукцию. При этом меняется структура спроса, в которой существенно выросла доля высокотехнологичных масел, цена на которые сблизилась с ценами на обычные гостовские масла. Здесь очень важно отметить, что «Газпром нефть» во время кризиса продолжала инвестировать в развитие бизнеса масел. В результате мы очень серьезно перестроили нашу линейку, сумев нарастить производство продукции премиального сегмента. И это не только автомобильные масла семейства G-Family, но и промышленные масла. Например, мы построили в Омске цех по производству гидравлических, компрессорных и редукторных масел высочайшего качества, которые сейчас пользуются таким спросом, что нам фактически надо еще один цех строить. Все это позволило нам произвести в первом полугодии на 9% больше продукции, чем за первые шесть месяцев 2010 года, при этом нарастить объем продаж премиальных продуктов почти на 60%. В итоге мы за семь месяцев выполнили годовой план по прибыли.

— Позиции компании на рынке должен укрепить запуск нового завода в Омске по производству, смешению и фасовке масел. Каков на настоящий момент статус этого проекта?

— По плану мы должны были запустить первую линию в первом квартале 2012 года, но, видя повышенный спрос на рынке, попытаемся вместе с инжиниринговыми компаниями ускорить этот процесс. Возможно, нам удастся сделать это уже в декабре нынешнего года. Хотел бы также отметить, что завод будет включать в себя не только производственные линии, но и логистический комплекс, что также очень важно для нас. Стратегия компании подразумевает работу с большим количеством прямых потребителей, прежде всего промышленных масел. У нас много соглашений с крупными предприятиями — например, мы являемся основным поставщиком масел группе «Газпром». Комплекс позволит значительно улучшить нашу логистику и еще больше повысить качество обслуживания клиентов.

— Сейчас «Газпром нефть» производит базовые масла первой группы. Есть ли планы по организации выпуска более высоких категорий — второй и третьей?

— Я хочу отметить, что в марте этого года мы вовлекли все наши базовые масла в товарное производство и больше не являемся производителем полусырья, а поставляем на рынок только готовые продукты. Но вопрос на самом деле правильный: что дальше после группы один? Дальше, безусловно, требуется освоить производство базовых масел с более высокими характеристиками. Мы планируем приступить к инжинирингу установок по производству группы два на Омском заводе и надеемся получить первый продукт ориентировочно в 2015 году. А в 2014 году по плану должно начаться промышленное производство масел третьей группы в Ярославле. Напомню, что этот проект мы реализуем совместно с ТНК-ВР.

— Некоторое время назад для компании остро стоял вопрос с фасовкой готовой продукции. Были планы по приобретению неких специализированных активов. Этот вопрос остается актуальным?

— Проблема сейчас стоит не так остро, но она до конца не решена. На сегодня мы не можем удовлетворить весь спрос нашими мощностями и поэтому в рамках омского проекта строим комплекс фасовки, что позволит нам увеличить производство продукции в пластиковой таре в четыре раза, в бочках — в полтора-два раза. Но у России очень большая территория, а тарифы на железнодорожные перевозки только за последние три года выросли почти в три раза. Поставка фасованной продукции из Омска в европейскую часть страны часто оказывается весьма затратной. Поэтому мы ведем работу по приобретению мощностей фасовки именно в европейской части России.

— Каковы будут производственные мощности компании после запуска всех производственных проектов?

— Сегодня мы производим порядка 260 тыс. тонн. За четыре года планируется увеличить мощность практически в два раза — до 460 тыс. тонн. Если все сложится по оптимальному сценарию, то будут и все 500 тыс. тонн в год.

— Какова ситуация на зарубежных рынках, особенно в Европе?

— Давайте начнем с рынка Италии, где у нас производственный актив в Бари. Рынок не растет — более того, потребление продолжает сокращаться. По нашим оценкам, в прошлом году снижение составило 6%. В то же время продажи на итальянском рынке нашей «дочки» выросли на 30%.

— Мягко говоря, неплохой результат на падающем рынке. Как этого удалось добиться?

— Дело в том, что во время рецессии многие масляные компании приостановили инвестиции в развитие технологий, в разработку новых продуктов и сосредоточились на сокращении затрат, что также отразилось на сокращении расходов на продвижение продукции, работу с потребителями. Мы же, придя на этот рынок, наоборот наращивали производство новых продуктов, работали над совершенствованием рецептур, очень активно развивали работу с потребителями. И нам удалось нарастить свои объемы и долю рынка за счет тех, кто снизил активность. Сегодня мы поставляем на итальянский завод наши базовые масла, и он уже продает готовую продукцию не только в Италии, но снабжает дистрибьюторов в Греции, Испании, Бельгии, Голландии, Германии, Украине, Казахстане и т.д. Первые два контейнера недавно были отправлены в США. Я хотел бы отметить профессионализм наших итальянских сотрудников, которым удалось в два раза увеличить объемы производства при неизменной численности персонала. Мы сегодня перенимаем оттуда лучшие практики и внедряем их в России.

— Насколько успешным оказался проект G-Energy? Это, пожалуй, главный международный бренд компании на данный момент?

— G-Energy чувствует себя хорошо. Рост среднемесячных продаж в этом году в сравнении с прошлогодними показателями увеличился почти на 40%. Мы представили этот продукт только в прошлом году, а сейчас у нас в России уже около 4 тыс. точек продаж. На данный момент мы выпускаем уже целое семейство продуктов под этим брендом, в том числе и уникальных для российского рынка. Например, мы выпустили масла Far East специально для японских, корейских и китайских автомобилей. У нас есть линейка сервисных масел — очень редких продуктов с допусками от таких компаний, как «Фольксваген», «Мерседес» и так далее, целевая аудитория которых — дилерские центры и станции техобслуживания. Такой комплекс допусков есть, может быть, только у одной из иностранных компаний и у нас — больше ни у кого. Сегодня мы работаем примерно с 250 станциями технического обслуживания по всей стране. До конца года хотим довести число станций до 400. За рубежом G-Energy также пользуется хорошим спросом. Например, в Италии на него приходится четверть наших продаж.

— Насколько жестко приходится конкурировать с другими производителями, прежде всего на российском рынке?

— Меня удивили некоторые западные конкуренты тем, что используют иногда совсем нецивилизованные методы борьбы. Наверное, это признание наших успехов — они наконец-то увидели первую альтернативу себе в России. Мы с G-Energy работаем в том сегменте рынка, где раньше российских производителей вообще никогда не было. Наши конкурентные преимущества — это более привлекательная цена при очень высоком качестве. Но нам приходится доказывать свою состоятельность потребителям, поскольку не все верят в то, что отечественные компании могут выпускать высококачественный премиум-продукт. Поэтому мы запустили целый ряд программ-испытаний. И к удивлению многих, с точки зрения эксплуатационных характеристик и сроков пробега мы лучше наших импортных конкурентов. Менталитет меняется медленно, но ни одной рекламации, ни одного возврата по G-Energy не было.

— Насколько успешно идет модернизация производства масел в сербской NIS?

— Мы очень довольны. Уже налажено производство качественных масельных рафинатов (раньше все сбрасывалось в мазут). Сейчас проходит тендер на проект по развитию дальнейших переделов. Мы уже стали значимым игроком на местном рынке, увеличив свою долю где-то в пять раз за год. Подход в Сербии тот же, что и в целом по компании: мы инвестируем в технологии, работаем с потребителем.

— Есть ли планы по расширению бизнеса в Европе? Нет ли желания купить купить что-то еще?

— Интерес есть — вопрос в цене активов. Сейчас, я думаю, надо выждать хотя бы полгода, посмотреть: вдруг предприятия подешевеют в силу известных всем причин? В общем, мы сейчас присматриваемся, считаем, и, может быть, решение будет принято до конца текущего или в начале следующего года.

— Рассматривает ли компания возможность выхода на азиатский рынок?

— Мы над этим очень активно работаем. В этом году в Алма-Ате открыто представительство «Газпромнефть — смазочных материалов» в Центральной Азии. Там создан тренинговый центр для наших дистрибьюторов и потребителей, который работает на Казахстан, Кыргызстан, Туркменистан, Узбекистан и Таджикистан.

В Казахстане на сегодня у нас 45% рынка. В стране не было и нет собственного производства базовых масел. На сегодня мы бренд номер два в Монголии после Mobil. В Китае наши продажи пока незначительны, но мы уже нашли местного партнера и сейчас разрабатываем стратегию выхода на рынок. Предполагаем продавать готовую продукцию, прежде всего семейства G-Energy, потому что там тоже опережающими темпами растет спрос на премиальные продукты. Возможно, впоследствии мы сделаем следующий шаг и разместим в Китае какоето производство — смешение и фасовку, например. В Китае, кстати, мы столкнулись с тем, что там подделывают нашу омскую продукцию — и смазки, и масла, — что нас тоже подтолкнуло к более активным действиям на этом направлении.

— Отразится ли каким-то образом на зарубежных поставках компании изменение принципов формирования экспортных пошлин на нефтепродукты, которые утверждены недавно правительством России?

— Отразится, и очень негативно. Мы и другие отечественные производители масел можем стать неконкурентоспособными по цене при поставке нашей продукции на экспорт даже нашей «дочке». Надеюсь, что нам удастся убедить правительство скорректировать новые формулы пошлин, сделав их более дифференцированными, ведь речь идет не о вывозе сырья, а об экспорте продукции высокого передела, для организации производства которой многими компаниями были затрачены миллиарды рублей. Было бы очень обидно потерять внешние рынки, с учетом того что мы очень многого сумели добиться на них за последнее время.