Национальная нефтяная трансформация

Национальная нефтяная трансформация

Развитие национальных нефтяных компаний меняет ситуацию на глобальном энергетическом рынке.

Развитие национальных нефтяных компаний меняет ситуацию на глобальном энергетическом рынке.

Текст: Ольга Кирдей

Стратегическая цель «Газпром нефти» на ближайшие 10–15 лет — стать успешной международной компанией. Предполагается, что к 2020 году 10% объемов собственной добычи будут приходиться на зарубежные проекты. Однако, по оценке участников Мирового конгресса национальных нефтяных компаний (WNOC), прошедшего в нынешнем году в Лондоне, активно меняется и сам глобальный энергетический рынок. Возрастающая активность и, соответственно, роль национальных нефтяных компаний (ННК) в мировом топливно-энергетическом комплексе привели к появлению новой бизнес-формации, по сути являющейся переходным звеном между ННК и международными нефтегазовыми компаниями (МНК). Как считают специалисты, по многим критериям к этой формации принадлежит и «Газпром нефть».

РОСТ ВЛИЯНИЯ

Petrobras с годовым объемом добычи 2,3 млн баррелей нефтяного эквивалента в сутки (115 млн тонн в год) и годовым оборотом $71 млрд, третья по размерам энергетическая компания в мире, обеспечивающая 20% мировой добычи с глубоководного шельфа и присутствующая более чем в 20 странах мира, — это международная нефтяная компания или национальная бразильская компания? Petronas — компания из списка крупнейших корпораций Fortune Global 500, с годовым оборотом более $70 млрд и уровнем добычи 1,1 млн баррелей нефтяного эквивалента в сутки (55 млн тонн год), 58% из которых приходятся на международные проекты в более чем 30 зарубежных странах, — это малайзийская государственная компания или международный концерн? С каждым годом давать однозначные и единственно правильные ответы на подобные вопросы становится все сложнее. Тенденция очевидна: национальные нефтегазовые компании стремятся уйти от страновой привязки и стать глобальными игроками. Если в 70-х годах прошлого века международные нефтяные компании (МНК) контролировали приблизительно 85% доказанных запасов углеводородных ресурсов и доминировали в секторе разведки и добычи, то спустя всего 40 лет 58% мировой добычи обеспечивается ННК, и, согласно экспертным прогнозам, к 2035 году этот показатель может увеличиться до 66%.

На конгрессе WNOC в Лондоне представители одного из грандов мирового финансового рынка, группы UBS, обозначили четыре элемента, обеспечивающих успех нефтегазовым компаниям: доступ к ресурсам и капиталам, а также наличие развитых технологий и опыта реализации проектов. Если говорить о первых двух компонентах, то преимущества национальных нефтяных компаний перед международными холдингами очевидны. При этом национальные нефтегазовые концерны активно работают над совершенствованием и двух других составляющих успеха. Статистика показывает, что стоимость акций и капитализация ННК растет быстрее, чем МНК. Большинство национальных нефтяных компаний успешно использовали достаточно продолжительный период высоких цен на нефть на мировом рынке для инвестиций в развитие технологий и международную экспансию. При этом для наработки необходимого опыта реализуются именно международные проекты, и чаще всего — в партнерстве с другими ННК. Активный выход национальных нефтегазовых компаний на международный рынок ведет к изменениям в структуре мирового топливно-энергетического комплекса и появлению нового термина-понятия: I-NOС (International — National Oil Company — международная национальная нефтяная компания, МННК).

СТИРАЮЩИЕСЯ ГРАНИ

Яркие примеры такого «межвидового» развития — китайская CNOOC, португальская Galp Energia, индийская ONGC, корейская KNOC. По мнению заместителя генерального директора «Газпром нефти» по развитию международного бизнеса Владислава Барышникова, учитывая сегодняшний портфель проектов и планы по развитию бизнеса за рубежом, определение «международная национальная нефтяная компания» вполне корректно и для «Газпром нефти». «Накануне конгресса (WNOC. — Прим. ред.) я пообщался на Экономическом форуме в Санкт-Петербурге с основателем и председателем американской экспертно-аналитической компании IHS CERA (Cambridge Energy Research Associates) Даниелем Ергиным, — рассказал господин Барышников. — Мы как раз говорили о том, что крупные национальные нефтегазовые компании активно выходят за рамки традиционной сферы своей деятельности и превращаются в крупнейших участников экономических отношений. За счет этого существовавшие ранее отличия между национальными и международными компаниями постепенно стираются». В качестве примера такого выхода за рамки замгендиректора «Газпром нефти» назвал изучение альтернативных источников энергии, что раньше составляло исключительно сферу деятельности транснациональных корпораций. В частности, компания Sonangol (ангольская ННК) совместно с итальянскими и бразильскими партнерами занимается развитием проектов производства биотоплива, используя в качестве источника экспериментального сырья пальмовые плантации и плантации сахарного тростника. По мнению Владислава Барышникова, исходя из динамики международной экспансии национальных нефтяных компаний, географии международных проектов, в которых участвуют ННК, спектра партнерств в этих проектах, понятие «национальная» будет все меньше описывать особенность ННК, как и определение «международная» не ассоциируется теперь стойко с мейджорами: «Возможно, через 10–15 лет, то есть к тому времени когда „Газпром нефть“ подойдет к этапу подведения итогов своего международного развития, жесткой дифференциации уже не будет, а нефтегазовые компании на международном нефтяном пространстве будут идентифицироваться прежде всего своим брендом и тем, что за ним стоит».

ВОПРОСЫ НА БУДУЩЕЕ

Трансформация национальных нефтегазовых компаний в международные национальные сопряжена с решением сложнейших, зачастую разновекторных задач. С одной стороны, компании необходимо фокусироваться на своей эффективности, развитии технологических возможностей для добычи все более трудных углеводородов, наработке опыта международных проектов, что должно обеспечивать эффективность, доходность и конкурентоспособность. С другой стороны, МННК представляют интересы и должны обеспечивать экономическую выгоду и социальные преимущества прежде всего своему государству, и существуют примеры снижения эффективности международных национальных нефтяных компаний из-за неспособности политических сил внутри страны достичь согласия относительно направлений корпоративного развития.

Еще один вопрос на будущее, которым задаются специалисты: как будет меняться конкуренция в «модернизированной» структуре мирового топливноэнергетического комплекса? Столкнется ли «Газпром нефть», обладающая очевидными признаками МННК и нацеленная на то, чтобы в ближайшие 10–15 лет стать успешной международной компанией, с конкуренцией, прежде всего с такими же МННК? Впрочем, Владислав Барышников не ставит этот вопрос в ряд наиболее насущных. «Что касается конкуренции с другими международными национальными нефтяными компаниями, то я склонен думать, что сейчас необходимо настраиваться не столько на конкурентную борьбу будущего, сколько на формирование фундамента партнерских отношений с ННК, будущими МННК, — пояснил заместитель генерального директора „Газпром нефти“ по развитию международного бизнеса. — Мы уже делаем успешные шаги в этом направлении, исходя из динамики развития отношений с такими компаниями, как Petronas (Малайзия), KNOC (Корея), Sonangol (Ангола), JOGMEC (Япония), OEC (Ирак)».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ