Цели и средства

Цели и средства

Западные страны продолжают поиск нефтяных ресурсов и идут ради этого на весьма неоднозначные шаги.



Методы у президента США Барака Обамы и премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона разные, но цель схожая: снизить зависимость от импорта энергоносителей

Недоступный после аварии в Мексиканском заливе американский шельф снова открыт для нефтяных компаний

Решение британских властей выдать разрешение на разведку шельфа Фолклендов вызвало эскалацию конфликта с Аргентиной, начавшегося в 1982 году и унесшего жизни более 900 человек



Министр иностранных дел Аргентины Эктор Тимерман готов привлечь иностранные нефтяные компании не только к гражданской, но и к уголовной ответственности



Испанский министр промышленности, энер гетики и туризма Хосе Мануэль Сориа уверен, что ценность собственной нефти сейчас гораздо выше ценности канарских пляжей



Западные страны продолжают поиск нефтяных ресурсов и идут ради этого на весьма неоднозначные шаги.

Текст: Евгений Третьяков

Западные экономисты и политики в один голос утверждают, что развитые страны с течением времени будут все меньше и меньше нуждаться в нефти. По логике накал борьбы за доступ к месторождениям черного золота должен снижаться. Но этого не происходит. Напротив, США и Евросоюз идут на весьма рискованные шаги для получения хотя бы сотни тысяч баррелей в сутки собственной нефти. Главная цель — снизить зависимость от импорта энергоносителей, которые стоят сегодня дорого и добываются в странах с не всегда дружественными золотому миллиарду режимами. 2012 год уже принес горячие вести с нефтяных фронтов — из США, Испании, Великобритании и Аргентины.

КАК СОЗДАТЬ ПРОБЛЕМУ

Потребление нефти в развитых странах действительно немного снижается. По данным BP Statistical Review, США за первое десятилетие нового века сократили его с 19,7 млн баррелей в сутки в 2000 году до 19,2 млн баррелей в 2010‑м. Германия снизила потребление нефти с 2,7 до 2,4 млн баррелей в сутки, Великобритания с 1,7 до 1,6 млн баррелей в сутки. Но значительную лепту в этот процесс внес экономический кризис, который начался в США и Западной Европе еще в 2007 году. Впрочем, целый ряд развитых стран, напротив, увеличил потребление черного золота — это, например, Бельгия, Голландия, Испания, Чехия, Польша. Одновременно очень быстро растет спрос в развивающихся странах: в Азиатско-Тихоокеанском регионе за 10 лет нефти стали использовать больше на 6,6 млн баррелей, доведя потребление до 27,7 млн баррелей в сутки. В мире в целом рост превысил 10 млн баррелей в сутки и достиг 87,3 млн.

Рост мирового потребления сопровождался более чем трехкратным (с $28,5 за баррель в 2000 году) повышением цен. Этому немало способствовали сами западные державы, поскольку постоянно нагнетали напряженность вокруг нефтедобывающих регионов, пиком которой стали вторжение и оккупация Ирака коалиционными силами (война началась 20 марта 2003 года, а последние американские части вышли из страны только 18 декабря 2011‑го). Прошлогодние арабские революции (прежде всего, война в Ливии) еще подтолкнули нефтяные котировки вверх. В этом году США с союзниками начали активную кампанию против Ирана, желая заставить его отказаться от ядерной программы. Введенное эмбарго на поставки иранской нефти вновь подхлестнуло цены. Сейчас стоимость топлива в развитых странах находится на рекордных уровнях, и, чтобы хоть как‑то компенсировать экономические потери от своей же внешней политики, Запад ищет возможность расширения нефтедобычи. В ход идут все припасенные до поры до времени заначки.

ВПЕРЕД НА ШЕЛЬФ

У президента США Барака Обамы скоро новые выборы, и он пытается всеми силами продемонстрировать избирателям, что заботится о безопасности страны, в том числе энергетической. В послании Конгрессу 24 января 2012 года президент заявил, что «в течение последних трех лет мы разрешили бурение на миллионах акров нефтяных и газовых месторождений». «Сегодня вечером я даю указание своей администрации открыть более 75% наших потенциальных шельфовых ресурсов», — сказал господин Обама и добавил, что эти меры позволят снизить зависимость США от иностранных энергоресурсов и увеличить количество рабочих мест.

Это сообщение было весьма странно слышать от человека, чья администрация заблокировала после аварии на платформе Deepwater Horizon в Мексиканском заливе 20 апреля 2010 года глубоководное бурение даже на действующих участках шельфа. Причем сделала это дважды (27 мая и 13 июля 2010 года).

Второй мораторий был введен, несмотря на решение федерального суда Нового Орлеана о признании первого запрета незаконным. Министр внутренних дел Кен Салазар уверял, что второй мораторий основывается «на постоянно увеличивающемся количестве свидетельств того, что индустрия неспособна сдерживать катастрофические взрывы, реагировать на утечки нефти и осуществлять безопасную деятельность». А во время вынужденной паузы компании должны выработать «новые, более эффективные методы предотвращения утечек нефти». Удалось ли добиться этих целей, доподлинно неизвестно, но Барак Обама запреты снял. Кстати, не исключено, что американское правительство и жители прибрежных штатов завысили размер ущерба, чтобы подзаработать на штрафах, которые вынуждена платить ВР (выплачено $8 млрд из $17,6 млрд). В конце марта 2012 года адвокаты BP заявили, что правительство США скрывает информацию о разливе нефти в Мексиканском заливе. Примерно на 10 тыс. документов наложен гриф «Секретно». «Обращение правительства США к положению о защите информации в данном случае применяется слишком широко, так как позволяет скрыть точное количество нефти, попавшей в окружающую среду», — подчеркивают юристы ВР. А от этого зависит сумма штрафов. Но американская администрация не собирается раскрывать информацию.

Возвращаясь к теме открытия шельфа, стоит подчеркнуть, что вряд ли эта мера кардинально повлияет на процесс обретения США энергетической независимости. Проблема в том, что у Америки всего 2% мировых запасов нефти (31 млрд баррелей, по данным BP Statistical Review). Кроме того, Барак Обама как истинный демократ и антипод клана Бушей (замеченного в неприкрытой симпатии к американским нефтяным гигантам) не мог обойтись только пряником. Он попытался отобрать у нефтяников налоговые льготы, выданные предыдущей администрацией, но в марте нынешнего года Конгресс заблокировал эту инициативу. Обама также продолжает заявлять о необходимости развития альтернативной энергетики. Но пока — вперед на шельф.

БИТВА ЗА ФОЛКЛЕНДЫ

Аргентинцы захватили Фолклендские острова в апреле 1982 года, а в июне их выбили оттуда британцы. Стороны потеряли убитыми более 900 человек. Буэнос‑Айрес и сейчас уверен, что острова в Южной Атлантике принадлежат Аргентине, Лондон также не собирается сдавать позиции. Эскалацию конфликта в 2010 году вызвало решение британских властей выдать разрешение нескольким нефтяным компаниям на проведение разведочных работ на шельфе Фолклендов. На сегодня работы ведут (или только готовятся к ним) несколько компаний — Rockhopper Exploration, Falkland Oil & Gas, Borders & Southern Petroleum, Desire Petroleum и Argos Resources.

Министр иностранных дел Аргентины Эктор Тимерман на прессконференции, состоявшейся в середине марта 2012 года, назвал раз‑ ведку и бурение в районе островов незаконными, заявив: Аргентина будет требовать, чтобы компании понесли уголовную и гражданскую ответственность. «Нефть и газ в Южной Атлантике являются собственностью аргентинского народа», — подчеркнул он. Несколькими днями позже МИД Аргентины официально уведомил фондовые биржи в Лондоне и Нью‑Йорке о намерении предъявить административные, гражданские и уголовные претензии компаниям, участвующим в геологоразведке нефти в водах в районе Фолклендских (Мальвинских) островов. Компании обязаны своевременно сообщить своим акционерам о рисках, связанных с этой деятельностью. Возможно, Аргентину вывело из себя принятое в январе нынешнего года решение Великобритании об усилении военной группировки на островах. А в феврале туда для прохождения службы отправился принц Уилльям. Очевидно, что Аргентина, только начавшая выбираться из многолетнего тяжелейшего экономического кризиса, вызванного необдуманными либеральными реформами, не в состоянии воевать с Британией. Но нервов западным нефтяникам она попортит изрядно.

БУРОВЫЕ ВМЕСТО ПЛЯЖЕЙ

Эстафету борьбы за энергетическую независимость подхватила этой весной Испания. Власти страны приняли одно из самых спорных решений в сегменте upstream: в ближайшие два года должна начаться добыча на офшорных месторождениях вблизи Канарских островов (Лансароте и Фуэртевентура). Между тем Канары — один из самых посещаемых курортов мира: в прошлом году там побывало 12 млн туристов. Местные власти, естественно, категорически против нефтедобычи, которая, по их мнению, неизбежно снизит поток отдыхающих. В 2004 году им удалось заблокировать начало работ через суд.

Однако центральное правительство вновь вернулось к этому вопросу. И во многом вынужден но. Из‑за пролоббированного США эмбарго на поставки нефти из Ирана Испания недосчитается 15% нефти. Кроме того, страна находится в сложной экономической ситуации, когда рецессия сопровождается мерами бюджетной экономии и высочайшей безрабо тицей в 23%. Тут каждый евроцент на счету. А по подсчетам правительственных экономистов, разработка месторождений вблизи Канар позволит сэкономить миллиарды евро. «Если наши прогнозы подтвердятся и мы сможем начать разработку крупнейшего месторождения нефти вблизи Канарских островов, то покроем 10% потребления черного золота в Испании и сэкономим 28 миллиардов евро», — сказал испанский министр промышленности, энергетики и туризма Хосе Мануэль Сориа.

Речь идет о месторождении с запасами в 1 млрд баррелей, что позволит добывать 100–150 тыс. баррелей нефти в сутки. Разведкой будет заниматься СП, в котором 50% принадлежит испанской Repsol, 30% — австралийской Woodside Petroleum, 20% — немецкой RWE. Глава испанской компании Антонио Бруфау оценивает инвестиции в проект в €9 млрд в течение 20 лет. В ближайшее время Repsol должна предоставить испанскому правительству отчет о возможных экологических последствиях разработки этих месторождений.

Еще раз отметим, что власти Канар даже не допускают мысли о возможности разработки нефтяных месторождений рядом с островами. «Экономический актив Канарских островов — это солнце, пейзажи, белые песчаные пляжи и кристально чистая вода. Это совершенно несовместимо с нефтедобычей», — уверен представитель местного правительства Фернандо Риос Руль. Мадрид эту точку зрения столь же категорически не разделяет. «Испания не может позволить себе роскошь пренебрегать природными богатствами. Добыча нефти поможет создать рабочие места и уменьшит энергозависимость страны», — подчеркнул Хосе Мануэль Сориа.

Кто выиграет на сей раз — неизвестно. Но эти столь разные истории четко демонстрируют: все слова о том, что нефть уходит в прошлое, не более чем благие пожелания. Пока мир не нашел реальную альтернативу черному золоту, борьба за обладание ресурсами будет продолжаться.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ