«NIS намерена агрессивно инвестировать в разведку и добычу»

«NIS намерена агрессивно инвестировать в разведку и добычу»

Алексей Овечкин

1,5 млн тонн нефтяного эквивалента составляет годовой объем добычи NIS

50% добычи NIS к 2020 году должны обеспечивать проекты на территории сопредельных стран

Об основных направлениях развития и важнейших проектах Naftna industrija Srbije (NIS) в сегменте upstream «Сибирской нефти» рассказал Алексей Овечкин, до 13 февраля занимавший должность исполнительного директора Блока разведки и добычи сербской компании, а сейчас — генеральный директор предприятия «Газпромнефть-Оренбург».

Интервью: Анатолий Поморцев

— Каковы стратегические задачи, стоящие перед Блоком разведки и добычи в рамках стратегии развития NIS до 2020 года?

— Ключевая задача — выйти на уровень добычи в 5 млн тонн нефтяного эквивалента (т н.э.) в год. Напомню, сегодня NIS добывает 1,5 млн т н.э. ежегодно, добыча при этом ведется не только на территории Сербии, но и в Анголе, где мы работам по концессионным соглашениям. Для поддержания ресурсной базы необходимы агрессивные инвестиции в геологоразведку как в Сербии, так и в соседних с ней странах, чем мы уже некоторое время активно занимаемся. К 2020 году мы хотим добиться того, чтобы не менее 50% добычи компании обеспечивали наши проекты на территории сопредельных стран, аналогичный показатель должен быть и по подтвержденным запасам.

Хочу подчеркнуть: наша задача — не просто рост объемов добычи, а повышение экономической эффективности этого процесса. В последние годы нам удалось переломить ряд негативных тенденций внутри компании, внедрить наш сибирский опыт, и, по моему мнению, есть все возможности для того, чтобы добиться решения поставленных перед нами задач.

— Насколько важны с этой точки зрения региональные проекты, которые в настоящее время активно реализует NIS?

— Перспективы развития, прежде всего, основываются на нашем сотрудничестве с партнерами в регионе. В Боснии и Герцеговине это «НефтегазИнкор» (дочернее предприятие НК «Зарубежнефть»), с которым у нас создано и работает совместное предприятие (СП) «Ядран-Нафтагас». В настоящее время там проводится сейсмика, идет подготовка разведочных скважин. Надеюсь, что уже к концу текущего года подготовительные работы будут завершены и в 2013-м начнется бурение первой из них, тогда же рассчитываем получить и первую нефть. Вторая площадка — Венгрия, где мы в 2011 году подписали соглашение с компанией RAG Hungary Kft (дочернее предприятие австрийской компании Rohöl-Aufsuchungs Aktiengesellschaft). Формат сотрудничества — равноправное партнерство, где RAG является оператором, а мы согласовываем и утверждаем динамику работ. Разведочное бурение на участке Кишкунхалаш, расположенном в южной части Венгрии, началось не так давно — 31 января. В 2012 году планируем пробурить еще как минимум две разведочные скважины. Если все получится, то коммерческая добыча углеводородов может начаться уже в 2013 году.

Кроме того, в Венгрии у нас есть еще один потенциальный партнер: сейчас мы ведем переговоры с международной компанией Falcon Oil & Gas Ltd, которая обладает правами на ведение геологоразведочных работ (ГРР) на одном из блоков на территории Венгрии. Вариант взаимодействия аналогичен тому, который мы использовали в случае с RAG: равные доли в совместном предприятии, они ведут операторскую деятельность, мы ее контролируем. Надеюсь, что переговоры завершатся успешно — и тогда уже в мартеапреле 2012 года мы начнем работать, а к концу года возможно получение первых коммерческих объемов природного газа.

Третье направление — это Румыния. Мы подписали все необходимые документы с канадской компанией East West Petroleum — в настоящий момент идет процесс переоформления лицензий на работающую в Румынии дочернюю структуру NIS. Рассчитываем, что до конца февраля все формальности будут улажены и мы начнем работать. План-максимум на 2012 год по этому сегменту — пробурить две разведочные скважины и начать бурение еще не меньше двух, так что первую румынскую нефть предполагаем увидеть уже в конце текущего года. При этом мы не намерены ограничиваться партнерством только с East West Petroleum — сейчас идут переговоры с несколькими компаниями, работающими в Румынии.

Определенный интерес представляет для нас Греция — там мы ведем переговоры с Hellenic Petroleum о возможном участии в проектах по ГРР на шельфе. Смотрим в сторону Хорватии: правительство этой страны в ближайшие месяцы должно объявить тендер по геологоразведке и добыче на ряде месторождений — и мы намерены в нем участвовать.

В рамках зарубежной деятельности нам крайне интересен не только формат СП, но и приобретение добывающего актива в регионе. Сейчас по этому направлению мы совместно с «Газпром нефтью» рассматриваем возможность приобретения одного из таких активов в Албании.

— Есть ли перспективные территории в Сербии?

— NIS — монополист по разведочным лицензиям в Сербии: вся территория страны закрыта семью нашими лицензиями, других игроков просто нет. Сейчас мы активно изучаем центральные районы Сербии и Воеводину — проводим 2D- и 3D-сейсмику, ведем разведочное бурение. О том, насколько активно идет этот процесс, говорит следующий факт: инвестиции NIS в геологоразведку ежегодно удваиваются начиная с 2010-го, мы намерены такой темп сохранить и в 2012 году. Кроме того, повышается эффективность работы и в традиционных для Сербии районах нефтедобычи — я имею в виду автономный край Воеводина, где находится основная часть наших скважин.

При этом хотел бы отметить факт наличия у нас эффективной коммуникации с местными органами власти: они всегда поддерживают наши проекты, согласования, разрешения выдаются в срок, все потенциальные проблемы решаются еще в зачаточной фазе. Рецепт в данном случае прост: мы активно объясняем местному руководству все преимущества сотрудничества с NIS, проводим презентации, демонстрируем наши планы и практически в 100% случаев встречаем на этом уровне полное понимание и готовность к совместной работе. К тому же нельзя забывать, что наша деятельность на территории муниципалитета приносит ему еще и финансовую прибыль в виде налога на добычу полезных ископаемых, что в нынешних непростых экономических условиях является очень серьезным стимулом.

Мы понимаем, что есть политические риски и для наших проектов на территории ЕС. Именно поэтому в качестве партнеров подбираем компании, обладающие определенным политическим ресурсом, налаженными отношениями с местными правительствами — такой вариант нам кажется наиболее эффективной страховкой от возможного давления. Рисков такого рода не стоит бояться — их необходимо своевременно просчитывать и грамотно минимизировать, чтобы в итоге можно было избежать потерь.

— Какими финансовыми ресурсами располагает блок, который вы возглавляете?

— В развитие деятельности Блока разведки и добычи у NIS есть возможность вкладывать до €500 млн ежегодно — я имею в виду как приобретение активов, так и инвестиции в ГРР и добычу. После того как НПЗ «Панчево», который сейчас реконструируется и модернизируется, заработает на полную мощность, объем финансовых средств, предназначенных для инвестиций в развитие, может достичь уровня €1 млрд в год, и upstream готов освоить большую часть этих средств. Именно поэтому мы рассматриваем варианты выхода за пределы Балкан — например, в ту же Грецию, страны Северной Африки и т.д.

Наши аппетиты сдерживают специфические местные факторы: региональный рынок слабый, готовых месторождений продавать никто не хочет, поэтому сейчас инвестиционный акцент делается на ГРР, то есть выявление перспективных участков с их последующей разработкой.

— Масштабное расширение деятельности требует создания новых рабочих мест. Откуда привлекается кадровый ресурс на новые проекты?

— Кадровый вопрос для нас очень важен. Чтобы было понятнее, дам несколько цифр: в самом начале нашей работы в Сербии численность персонала Блока разведки и добычи составляла порядка 2,2 тыс. человек, а объем добычи был менее 1 млн т н.э. Сейчас ситуация поменялась — добыча выросла почти в два раза, а численность персонала сократилась вдвое. Добиться этого эффекта удалось с помощью двух инструментов. Во-первых, мы активно автоматизируем и модернизируем оборудование, на котором работаем, за счет чего появляется возможность сокращения штата. Во-вторых, повышаем качество подготовки наших управленцев — уже сформирована мультинациональная команда опытных инженеров и менеджеров, которым вполне по силам справиться с поставленными перед ними амбициозными задачами.

Понятно, что начало коммерческой добычи нефти в соседних странах потребует увеличения численности наших сотрудников в региональных «дочках». Решать этот вопрос планируется не только за счет сербского или российского трудового рынка — уже сейчас мы активно работаем со специалистами европейского уровня. В целом, к кадровому обеспечению наших проектов мы подходим очень серьезно: брать будем не количеством рабочих рук, а их качеством.

— Амбициозные планы блока, который вы возглавляете, подразумевают наличие современной технической базы. Как решается этот вопрос?

— Как всем уже, вероятно, известно, в период до 2009 года в развитие технологий добычи NIS инвестиций практически не было. За последние три года мы разработали и внедряем комплексную программу технического перевооружения: ведется реконструкция и модернизация инфраструктуры, на скважинах устанавливается самое современное оборудование. Разумеется, для России в наших технологических решениях нет чего-то нового и революционного, однако мы реализуем программу технического перевооружения ускоренными темпами, где-то перескакивая через ступеньки эволюции оборудования: с техники второго поколения сразу переходим на уровень пятого. В результате наши месторождения выглядят так, как выглядят самые современные российские скважины, что позволяет серьезно снижать собственные затраты и увеличивать рентабельность добычи.

— Есть ли планы по расширению профильного сотрудничества с «Газпром нефтью»?

— В ближайшее время наши специалисты вместе с коллегами из «Газпром нефти» намерены посетить Анголу, где совместно проведут оценку ряда проектов, представляющих потенциальный интерес для обеих компаний. Кроме того, именно с «Газпром нефтью» мы собираемся заходить в Грецию и Албанию — без их помощи сделать это самостоятельно, как NIS, нам будет труднее.

— Может ли мировой финансовый кризис отразиться на планах NIS по разведке и добыче?

— Безусловно, если кризис будет серьезным, то коррективы в наши планы он внесет. Однако не думаю, что они будут какими-то экстраординарными: условия работы в Сербии, я говорю сейчас в первую очередь о налоге на добычу полезных ископаемых, выгодно отличаются от тех условий, в которых работают российские нефтяные компании. В целом, если внешние условия начнут ухудшаться, мы пересмотрим показатели рентабельности ряда проектов, возможно, какие-то из них заморозим, однако о возможности радикальной корректировки наших планов из-за кризиса я бы говорить не стал.