Страховка для бизнеса

Страховка для бизнеса

«Газпром нефть» разрабатывает программу по управлению коррупционными рисками.

Текст: Ирина Ерлинекова

Коррупция* — одна из самых актуальных проблем современного мира. И речь идет не только об органах власти, но и о большом бизнесе. А четко прописанные меры противодействия коррупции теперь — очевидное конкурентное преимущество на мировом рынке.

КОРРУПЦИОННЫЕ РЕГУЛЯТОРЫ

Воспринимать коррупцию как способ конкурентной борьбы транснациональных корпораций в борьбе за ресурсы и проекты стали во второй половине XX века. Следствием этого стал закон о коррупционных практиках за рубежом (FCPA), появившийся в 70-х годах прошлого века в США и направленный на запрет коррумпирования чиновников иностранных государств. Под этот запрет подпадали в основном американские лица и компании, а также иностранные компании, прошедшие листинг в США. К ним предъявляются особые требования в части прозрачности отчетности. Иные иностранные компании по тексту закона подпадают под его юрисдикцию, если совершат правонарушение на территории США, что на практике трактуется очень широко и может включать в себя не только физическое нахождение на территории США в момент совершения правонарушения, но и использование американских банковских счетов или средств коммуникации в процессе его осуществления. Расследованиями в рамках этого закона занимаются два уважаемых органа — Министерство юстиции США и Комиссия по ценным бумагам и биржам США. На сегодня правоприменительная практика по этому закону сверхуспешна для США: в 2010 году в отчете о взыскании в бюджет США по этому закону значится сумма $1,8 млрд.

В системе Организации объединенных наций схема регулирования проблемы коррупции развивалась достаточно долго. Сначала через акты мягкого права, резолюции, декларации. Причем сначала были приняты европейские конвенции о противодействии коррупции, позднее соответствующие конвенции государств на Американском и Африканском континентах. Конвенция же ООН была принята лишь тогда, когда на это зло закрывать глаза стало невозможно. Произошло это в 2003-м (в силу вступила 14 декабря 2005 года). 9 декабря конвенция была открыта для подписания, и с тех пор к ней присоединились 159 государств — членов ООН, в том числе и Россия.

Еще одним ключевым международным документом в этой сфере является конвенция Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц при осуществлении международных коммерческих сделок. Государства — участники этой конвенции обязуются предусмотреть в своем законодательстве уголовную ответственность за «умышленное предложение, обещание или предоставление любых неправомерных имущественных или иных преимуществ» иностранному должностному лицу в целях содействия или противодействия заключению международной коммерческой сделки. Россия присоединилась к конвенции ОЭСР в начале февраля 2012 года, выполнив условия о введении уголовной и административной ответственности за коррупционные правонарушения в мае 2011 года.

МИЛЛИОНЫ ЗА ВЗЯТКИ

За примерами действия иностранных барьеров для коррупции далеко ходить не надо. В США во многом переломным в применении закона о коррупционных практиках за рубежом (FCPA) стал 2010 год: в десятке самых серьезно оштрафованных компаний стали доминировать не американские, а европейские компании. «Лидерами» стали всего по одной компании из Америки и Японии и целых восемь из Западной Европы. Не обошлось и без скандалов в нефтегазовой отрасли: Eni и Shell в 2010 году подписали соглашения об отложении судебного преследования сроком на два года в связи с практиками взяток при реализации проектов в Нигерии. Eni и ее бывшее дочернее общество Snamprogetti уплатили $365 млн за то, что Snamprogetti наряду с другими участниками консорциума по проекту добычи газа в дельте Нигера через посредников в течение девяти лет уплатила порядка 120 млн взяток нигерийским чиновникам в обмен на получение четырех строительных контрактов общей стоимостью $6 млрд. Бюджет США со всех участников консорциума получил $1,25 млрд.

Shell заплатила около $50 млн за то, что посредники компании — экспедиторы, занимавшиеся таможенным оформлением оборудования, — использовали взятки для ускорения ввоза и уменьшения размера официальных пошлин. Сотрудники Shell заметили подозрительные платежи в графе «прочие расходы», но тем не менее их согласовали. Сумма взяток составила порядка $2 млн, а прибыль за счет сокращения срока ввоза оборудования на два месяца — $14 млн.

В октябре 2010 года швейцарский экспедитор Panalpina и шесть его клиентов из сырьевого сектора согласились уплатить суммарно $236 млн в связи с обвинениями в подкупе сотрудников таможен Анголы, Азербайджана, Бразилии, Казахстана, Нигерии, России и Туркменистана.

БРИТАНСКАЯ СТРАХОВКА

В Старом Свете законодательство также адаптируется под новые реалии. Принятый в июле 2011 года в Великобритании закон о взяточничестве («Bribery Act 2010») содержит серьезный вызов для компаний, бизнес которых связан с Великобританией хотя бы частично. Возможные санкции за нарушение этого закона не менее суровы, чем в США, и включают в себя лишение свободы до 10 лет, неограниченные штрафы, конфискацию дохода, полученного в результате дачи взятки, а также запрет на заключение контрактов в государственном секторе Великобритании и ЕС. В этом законе сформулирован принципиально новый состав правонарушения, который не имеет аналогов в российской регуляторной среде. Статья 7 закона устанавливает ответственность коммерческих организаций за «неспособность предотвратить взяточничество, связанное с деятельностью таких организаций». Ответственность наступает, если ассоциированное с компанией лицо подкупает кого-либо, чтобы получить или сохранить для нее какие-либо благоприятные условия.

Однако компания может избежать ответственности, предъявив в свою защиту доказательства того, что на момент дачи взятки ассоциированным лицом в компании существовали адекватные процедуры, разработанные для целей предупреждения взяточничества среди ассоциированных с ней лиц.

«Нет такой политики или процедуры, которые бы полностью устранили риски взяточничества... Но компания может обеспечить себе защиту, доказав, что, несмотря на отдельный инцидент, в ней имеются адекватные процедуры предотвращения взяточничества», — гласит руководство Министерства юстиции Великобритании по применению данной статьи.

ОСВЕДОМЛЕН — ЗНАЧИТ, ВООРУЖЕН

Собственной внутренней системой противодействия коррупции, или, как ее по-другому называют, системой соответствия антикоррупционным требованиям, сейчас обзаводятся многие крупные западные компании. С началом активного освоения зарубежных рынков стало понятно, что «Газпром нефти» без такой страховки также не обойтись.

Кроме того, наличие корпоративной системы противодействия коррупции является и достаточно важным фактором повышения конкурентоспособности. Так, для компаний, подпадающих под действие законов США и Великобритании, к числу которых относится большинство технологических лидеров нефтегазовой отрасли мира, проверка контрагентов на прозрачность бизнеса становится необходимым требованием, условием, ограничивающим их потенциальную ответственность — а значит, важным фактором при выборе партнеров. Учитывая изменения, происходящие сегодня в мире, через несколько лет соответствие международным антикоррупционным стандартам станет конкурентным преимуществом при работе во многих странах.

Не стоит забывать и о сохраняющемся на Западе мнении, что главный инструмент развития бизнеса российских компаний — взятки. В этом случае наличие антикоррупционной программы станет одним из факторов формирования положительной репутации.

Исходя из всего этого, в 2010 году «Газпром нефть» начала работу на упреждение — был запущен совместный проект дирекции по правовым вопросам и департамента внутреннего аудита по дополнению корпоративной системы противодействия мошенничеству программой по управлению коррупционными рисками. Планируется, что утверждена руководством «Газпром нефти» эта программа будет уже весной нынешнего года.

«Речь не идет о том, что в компании зафиксированы случаи взяточничества, — подчеркнула заместитель генерального директора „Газпром нефти“ по правовым и корпоративным вопросам Елена Илюхина. — По мере становления группы „Газпром нефть“ в качестве серьезного игрока на зарубежных рынках, вхождения в новые страны все более актуальным становится вопрос о соответствии внутренних процедур предотвращения коррупции международным требованиям и стандартам. В современных условиях с учетом жесткого антикоррупционного законодательства ряда государств активная позиция бизнеса в части нулевой толерантности ко взяточничеству становится не просто необходимостью, но и конкурентным преимуществом».

* Общепринятое определение коррупции — злоупотребление доверенной властью ради личной выгоды и выгоды компании