Фактор 223

Федеральный закон № 223 «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» обсуждается не один месяц. Документ, являющийся логическим продолжением работы государства над выстраиванием бюджетных финансовых потоков, в отличие от ФЗ № 94* помимо госкомпаний и их дочерних обществ распространяется и на субъекты естественных монополий с «дочками». Но эти изменения не всегда согласуются с рыночными реалиями.

Текст: Сергей Орлов

ДОЛГИЕ ПЛАНЫ, ЖЕСТКИЕ СПОСОБЫ

«Газпром нефть» не подпадала под действие 94-го ФЗ, поскольку гос компанией не является: прямое участие государства в уставном капитале компании составляет менее 50%. А в периметр 223-го ФЗ вошла как дочернее общество субъекта естественной монополии — «Газпрома». Вот только рынок, на котором работает компания, совсем не монопольный — конкуренция в нефтянке высока. И с вступлением в силу нового закона преимущество окажется на стороне частников, таких как ЛУКОЙЛ, ТНК-ВР, «Сургутнефтегаз» и другие. «Складывается достаточно странная ситуация. Рынок товаров, работ, услуг у нас с этими компаниями один, а входы на этот рынок разные: у них свободный, а у нас через ФЗ-223», — обрисовала ситуацию начальник отдела поддержки бизнес-процессов дирекции по материально-техническому обеспечению и капитальному строительству «Газпром нефти» Ирина Москвитина.

В дирекции по МТО и КС выделили несколько направлений, по которым компания оказывается в заведомо проигрышном положении по сравнению с конкурентами. Во-первых, законом устанавливается долгосрочное планирование закупочной деятельности без учета оперативных данных: 223-й ФЗ вводит необходимость формирования плана закупок товаров, работ, услуг сроком на год, а плана закупок высокотехнологичной и инновационной продукции — на 5–7 лет. При этом план закупок — документ установленной формы, который размещается на сайте правительства РФ, а механизмы его корректировок на сегодня еще не прописаны. Однако изменения производственной программы в нефтянке часто требуют корректировки запланированной потребности в товарах, работах, услугах. Например, изменение ковра бурения, основанное на получении новых геологических данных, может вызвать резкое снижение или, напротив, повышение потребности в трубной продукции. Современные подходы к строительству уста новок на НПЗ предполагают возможность оперативного внесения изменений в проекты, а соответственно — и в план закупок. Частные нефтяные компании будут решать эти вопросы исходя из пользы бизнесу, а так называемые государственные — опираясь на букву закона, разрабатывавшегося без учета отраслевой ситуации, к тому же с не до конца прописанными процедурами.

Еще одна важная составляющая закупочной деятельности — оптимальные способы закупки в зависимости от текущей ситуации. Согласно 223-му закону для определенных видов товаров, работ, услуг применение тех или иных способов закупочных процедур вправе будет жестко устанавливать правительство РФ. Но какие-то виды товаров, какие-то виды работ и услуг «Газпром нефть» не сможет закупать четко установленными способами, потому что в каждом конкретном случае способ закупки выбирается исходя из совокупности сложившихся текущих рыночных условий и требований производства. Например, многие контрагенты-производители могут отказаться от участия в длительных по времени конкурентных процедурах, в которых необходимо оформление большого количества сопутствующей документации. Им проще направить коммерческое предложение и работать по своей типовой форме договора или отослать клиента к дилерам, что, соответственно, потенциально может повлечь за собой рост цены на соответствующий вид товаров, работ, услуг. В то же время нефтяные компании, которые не подпадают под действие 223-го, по-прежнему могут сами выбирать оптимальный способ закупки в каждом конкретном случае.

ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПОД ВОПРОСОМ

Привязка к жестко определенным способам закупки влечет за собой еще и повышение косвенных затрат за счет роста документооборота, увеличения штата, фонда оплаты труда. Есть у «Газпром нефти» и персональная трудность. В компании существует единая информационная система на базе SAP, сопровождающая процесс закупочной деятельности, от стадии планирования до момента полного исполнения контрагентом договорных обязательств. Стоимость доработки этой системы под требования ФЗ № 223, по заключению IT-специалистов компании, составит где-то 20–30% от стоимости внедрения самой системы. Беспокойство у специалистов, отвечающих за закупочную деятельность, вызывает и необходимость согласно 223-му раскрывать корпоративную информацию коммерческого характера. По закону компании обязаны размещать на сайте правительства РФ сведения о количестве и общей стоимости заключенных договоров. Эта информация станет доступной — в том числе и конкурентам, которые смогут, опираясь на нее, строить свою рыночную политику. А контрагенты, в свою очередь, при такой открытости вряд ли пойдут на заключение с надежным партнером крупных долгосрочных контрактов по низким ценам, так как стоимость этого договора станет для них барьером при торге с другими покупателями.

Помимо основных проблем, которые может принести «Газпром нефти» работа в рамках 223-го закона, есть масса иных подводных камней. Например, закон гласит, что правительство вправе установить приоритет закупки товаров, работ, услуг отечественных производителей. Однако доля отечественных товаров в общем объеме закупок компании и ее «дочек» и так составляет порядка 85%, а применение товаров, работ, услуг зарубежного происхождения вызвано невозможностью (отсутствием) или крайней нецелесообразностью использования отечественных аналогов.

При этом административные способы защиты отечественных производителей от акул мирового бизнеса никогда ни к чему хорошему не приводили: создание тепличных условий для бизнеса во многих случаях заканчивается снижением качества, замедлением модернизации производств и ростом цен. Государственным же нефтяным компаниям будет ограничен доступ к высокотехнологичному, энергосберегающему оборудованию и новейшим технологиям, что может привести к снижению их конкурентоспособности на международном рынке.

Конечно, в сложной ситуации с введением закона «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» оказалась не одна «Газпром нефть». Серьезные проблемы возникают у металлургов, под действие 223-го, разумеется, попадает «Роснефть». Способы решения проблемы выбираются компаниями разные, «Газпром нефть» пока остановилась на успешно использовавшихся инструментах: диалоге с властью, законотворчестве. Уже разработан законопроект о внесении изменений и дополнений в федеральный закон № 223, направленных на обеспечение равенства всех нефтяных компаний на конкурентном рынке нефтегазового комплекса, как частных, так и государственных. Для «Газпром нефти» закон вступает в силу с 1 января 2013 года. Почти год на то, чтобы доказать, что бизнес может быть прозрачным и эффективным без ограничений и санкций. «Основные цели закона — эффективное использование денежных средств, развитие добросовестной конкуренции, обеспечение гласности и прозрачности закупки, предотвращение коррупции и других злоупотреблений. Но система закупочной деятельности, созданная в нашей компании, и так уже обеспечивает достижение этих целей, — полагает глава дирекции по материально-техническому обеспечению и капитальному строительству „Газпром нефти“ Абдулла Караев. — Нас не раз признавали одним из лидеров в стране с точки зрения прозрачности закупочной деятельности. И занимаем такие же позиции в отрасли по эффективности. Сумеем ли мы сохранить лидерство, если будем работать в рамках 223-го закона, — большой вопрос».

* Федеральный закон № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд»

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ