Меняя правила

Эпоха легкой нефти закончилась, резерв мировой и отечественной нефтянки — в работе с нетрадиционными и трудноизвлекаемыми запасами. «Газпром нефть» начинает активное движение вверх по технологической лестнице.  

Текст: Сергей Орлов

Эпоха легкой нефти закончилась, резерв мировой и отечественной нефтянки — в работе с нетрадиционными и трудноизвлекаемыми запасами. «Газпром нефть» начинает активное движение вверх по технологической лестнице.

Нефтяная отрасль для многих невовлеченных наблюдателей представляется отраслью технологически консервативной. Действительно, какие образы вызывает словосочетание «добыча нефти»? Буровая вышка и насос-качалка — как и десятки лет назад.

Но за традиционными вышками сегодня скрываются сложнейшие по геометрии скважины, бурение которых по точности проходки без особой натяжки можно сравнить с запуском на орбиту спутника. А качалки для большинства современных месторождений уже артефакт: штанговые насосы давно заменили электроцентробежные. Легкой нефти в мире осталось очень мало, и в такой ситуации лидерами становятся компании, обладающие самыми совершенными технологиями и возможностями для их развития.

АМЕРИКАНСКИЙ ПРОРЫВ

Ситуацию для развития технологий лучшую, чем та, что сложилась сегодня в мировой нефтянке, трудно представить. Эпоха легкой нефти закончилась, что вынуждает нефтяные компании заниматься разработкой трудноизвлекаемых и нетрадиционных запасов. В то же время спрос на нефть в мире растет, и сопровождающий этот рост уровень цен дает возможность вкладывать достаточно средств в технологическое развитие.

То, к чему приводит такое положение дел, хорошо видно на примере развития нефтегазовой отрасли США. По существу, технологическая революция грянула с разработки технологии добычи сланцевого газа в 1977 году. Однако промышленное вовлечение запасов в разработку началось лишь после отработки технологии проведения многостадийного гидроразрыва пласта на горизонтальных скважинах. Первые опытно-промышленные работы были проведены в 1991-м, а с начала массового применения технологии в 2000 году объемы добычи выросли в 15 раз.

Сегодня во многом за счет разработки нетрадиционных месторождений по объемам добычи газа (больше 600 млрд кубометров в год) Соединенные Штаты догнали Россию. Предполагается, что к 2030 году в США будет добываться более 1 трлн кубометров газа в год, что позволит полностью удовлетворить внутренний спрос и, скорее всего, уже в ближайшее время начать экспортные поставки.

С началом промышленной добычи сланцевого газа настал черед и разработки залежей сланцевой нефти. При этом цикл от первого применения технологий до достижения существенных промышленных объемов добычи сократился с 25 до 8–10 лет. Что объяснимо: технологии применяются во многом те же — бурение скважин с длинным горизонтальным стволом, многостадийное ГРП. На крупнейшей залежи сланцевой нефти — Бакен — годовой объем добычи с 2005 по 2011 год увеличился в 150 раз — до 25 млн тонн, а к 2020 году его предполагается довести до 50 млн тонн в год. В то же время растут не только масштабы — одновременно совершенствуются и технологии. Длительность цикла бурения сократилась на 30–50%, стоимость строительства — на 20–30%, а технологическая сложность операций увеличилась. Согласно прогнозам аналитиков, к 2030 году нетрадиционная нефть станет основным источником добычи в США, уже сейчас на это направление приходится около четверти объемов.

Примеры, когда технологии существенно меняют правила игры, значительно повышая привлекательность активов, есть и в России. В частности, применение технологии гидроразрыва пласта на Приобском месторождении кратно увеличило объем извлекаемых запасов. А разбуривание Ачинского месторождения «Славнефти» двуствольными горизонтальными скважинами позволило на 70% сократить инвестиции на тонну запасов и уровень добычи по сравнению с традиционной схемой бурения повысить более чем в два раза.

ДОСТУП К ТЕХНОЛОГИЯМ

Значимость проблемы внедрения новых технологий в добыче для «Газпром нефти» очевидна даже исходя из ситуации на традиционных активах. Объем рентабельных запасов на сегодня составляет 500 млн тонн. Достижение положительной рентабельности при вовлечении в разработку такого же объема запасов при существующем уровне технологий сегодня невозможно. «Таким образом, применение современных технологий, поиск решений, потенциал эффекта, который мы имеем, только на традиционных активах составляет дополнительно 500 млн тонн нефти», — сделал вывод первый заместитель генерального директора «Газпром нефти» Вадим Яковлев. Еще не менее 150 млн тонн могут дать запасы баженовской свиты, проходящей по территории деятельности компании, — залежи, достаточно близкой по характеристикам к американским сланцевым месторождениям. Пока эти запасы не поставлены на баланс компании, так как из-за отсутствия технологий разработки они до сих пор считаются некоммерческими.

Одно из ключевых направлений технологического развития — повышение коэффициента извлечения нефти. Повышение целевого КИН с 32 до 40% принесет дополнительно 300 млн тонн извлекаемых запасов.

Итог: 900 млн дополнительных тонн рентабельных запасов только на действующих активах в ЯНАО, ХМАО и Томской области. При этом Вадим Яковлев напомнил, что новые технологии начинают работать только тогда, когда становятся массовыми (а значит — доступными и надежными), отметив, что такие ключевые для отрасли разработки, как бурение горизонтальных скважин и использование в добыче электроцентробежных насосов, родом из России: «Блоху тоже Левша подковал в России, но настоящую промышленную революцию совершил Форд, установив конвейер на своих заводах».

«Газпром нефть» — компания молодая и по количеству, по объему применения высокотехнологических операций пока отстает не только от западных, но и от некоторых российских ВИНКов, начавших движение по этому пути гораздо раньше. Например, в активе компании 15 пробуренных в прошлом году горизонтальных скважин против 200 у «Роснефти». Что уж говорить о горизонтальных скважинах с многостадийным ГРП — пока для «Газпром нефти» это фактически эксперимент.

Однако есть все возможности для организации технологического рывка, во многом обусловленные существованием доступа к инновационным идеям и опыту отраслевых лидеров: доля, приходящаяся на совместные предприятия в сегменте добычи «Газпром нефти», высока. Например, у компании Salym Petroleum Development — совместном проекте с Shell — разработка баженовской свиты является частью стратегии. За счет применения таких прогрессивных технологий, как, например, полимер-ПАВ-щелочное заводнение, которое, по оценкам специалистов SPD, позволяет увеличить коэффициент извлечения нефти примерно на 15% за счет работы с затратами, проведения большего количества рентабельных геолого-технических мероприятий и работы с баженом, в «Салыме» планируют дать своим месторождениям вторую жизнь.

ТЕХНОЛОГИИ ПО СИСТЕМЕ

Исходя из анализа трудноизвлекаемых запасов, которыми сегодня располагает «Газпром нефть», специалисты компании сделали вывод, что основная их часть — запасы с низкими фильтрационно-емкостными свойствами, коллекторы с малой толщиной. Основные технологии вовлечения этой категории запасов в разработку — высокотехнологичное горизонтальное бурение и многостадийный ГРП. В 2012 году планируется пробурить более 50 горизонтальных скважин. С опытом растет и точность проходки: если в прошлом году 46% горизонтального ствола не попадали в продуктивный коллектор, то сейчас эффективность проходки составляет 87%. Средний дебет на таких скважинах вырос с 60 до 190 тонн в сутки. Важную роль в приобретении необходимого опыта играет технологическое сотрудничество «Газпром нефти» с одним из лидеров мирового нефтесервисного рынка — Schlumberger.

«Если в целом оценивать наше местоположение в работе с технологиями, то это начало пути, — считает Вадим Яковлев. — Мы прошли первый уровень — освоили технологии прошлой волны и сейчас вместе с осознанием технологических вызовов фрагментарно внедряем новые технологии. Но у нас очень амбициозные планы, и за год-два мы планируем пройти следующий уровень, характеризующийся полным пониманием всех имеющихся на рынке технологий и позволяющий системно и масштабно их внедрять. Ну и наконец, наши амбиции — разрабатывать и коммерциализировать собственные технологии».

К управлению внедрением технологий в «Газпром нефти» планируют подходить системно. После достижения понимания технологических вызовов следуют второй шаг — поиск технологических решений и третий — получение доступа к технологиям через партнерства за счет взаимодействия с нефтесервисными компаниями, с российскими и зарубежными университетами, участие в работе научных и инженерных сообществ, в конференциях, строительстве технологических платформ. Для отработки технологий будут реализовываться пилотные проекты, а обеспечить масштабное внедрение технологий с получением стабильного результата должно создание центра компетенций.

Основные направления развития технологий на традиционных активах уже определены. Это строительство высокотехнологичных скважин, внедрение технологий разработки нетрадиционных запасов, технологий повышения КИН и управления фильтрационными потоками, использование методов комплексного физико-химического воздействия на пласт, таких как, например, полимер-ПАВ-щелочное заводнение. Новые месторождения предполагается изначально разрабатывать с применением самых современных технологий.

Не стоит забывать и о том, что новые технологии — это не только вывод бизнеса на новый уровень, это новый виток развития для всех регионов добычи, где за счет вовлечения сложных запасов жизнь градообразующих предприятий может увеличиться не на один десяток лет.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ