Чистая выгода

Реализация природоохранной политики в «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегазе»

Добыча и транспортировка нефти всегда связаны с определенными экологическими рисками — от возможности порывов нефтепроводов до проблем с утилизацией попутного нефтяного газа. При этом для северной экосистемы, в которой реализуется большая часть проектов «Газпром нефти» в сфере добычи, характерны долгие процессы самовосстановления. Исходя из этого в «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегазе» (ННГ) применяют особые подходы к формированию и реализации природоохранной политики.

Текст: Ефим Дубинкин

Для северной экосистемыхарактерны долгие процессы самовосстановления

Начало XXI века с точки зрения внимания к вопросам охраны окружающей среды стало для российской нефтедобывающей отрасли переломным. По оценке начальника отдела экологической безопасности и охраны окружающей среды «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаза» Александра Макарчука, свою роль в изменении ситуации сыграли и административный фактор, и, как ни странно, развитие бизнеса нефтяных компаний. «Законы, регулирующие экологическую ситуацию, были всегда, другой вопрос, как они исполнялись, — пояснил свою мысль главный эколог ННГ. — Сейчас в этом вопросе наметилась стабильность, активно стал действовать Росприроднадзор, усилив контролирующие и надзорные функции. В то же время сегодня компания позиционирует себя как одного из лидеров нефтедобычи, что невозможно в отрыве от понятия „социальная ответственность“, включающего, в том числе, и реализацию природоохранных программ». В экологических программах добывающих предприятий «Газпром нефти» акцент сделан на реабилитацию нефтезагрязненных земель, рекультивацию шламовых амбаров, оставшихся после бурения кустовых площадок, а также переработку нефтешламов и нефтезагрязненных грунтов.

ПО АМБАРАМ ПОМЕСТИ...

«Газпромнефть-Ноябрьскнефтегазу» досталось «богатое» историческое наследие — на территории деятельности предприятия рекультивировано около 20 кустовых площадок, оставшихся с 1980-х годов. Сегодня к вопросу рекультивации шламовых амбаров подходят более ответственно.

Это касается и технологических подходов к процессу. Существующие технологии позволяют исключить миграцию вредных компонентов в грунты и грунтовые воды как на этапе строительства объектов, так и при рекультивации шламовых амбаров. При строительстве буровой площадки проводится гидроизоляция шламового амбара — полотнища из нетканых материалов укладываются на дно накопителя для бурового шлама и породы, а при рекультивации применяются методы обезвреживания бурового шлама при помощи цементного раствора.

Возможно и внедрение более прогрессивных технологий — например, переработки шлама в строительный материал, который можно использовать при возведении кустовых площадок. «Газпром нефть» выступила инициатором запуска нескольких научных программ по разработке эффективных методов рекультивации. Ведется кампания по разработке технологии получения грунта для формирования почв при переработке буровых шламов. Проект уже получил одобрение администраций муниципальных образований ЯНАО в ходе общественных слушаний. Технология уже апробирована в полевых условиях на объектах «Газпром нефти», получены положительные результаты. В настоящее время эта научная разработка проходит государственную экологическую экспертизу. По словам специалистов, новый метод более экологичен, в первую очередь за счет применения природных материалов: торфа, песка, гуминоминерального концентрата.

Приносит реализация экологических программ и экономический эффект. К примеру, если в течение полугода рекультивировать шламовый амбар, то плата за размещение бурового шлама на территории предприятия не взимается. А это 500 тыс. рублей с кустовой площадки за разовое образование и ежеквартальные отчисления за загрязнение окружающей среды. «Более того, после реабилитации земель, занятых шламовыми амбарами, эти территории возвращаются государству, — рассказал Александр Макарчук. — Таким образом мы избавляемся от арендной платы за землю. На сегодня наше предприятие рекультивировало 190 шламовых амбаров».

НАЙТИ И ОБЕЗВРЕДИТЬ

Не менее актуальна в нефтедобывающих регионах и проблема нефтезагрязненных земель: полностью избежать порывов на трубопроводах не может ни одна компания, даже вооруженная самыми передовыми технологиями. Основная сложность заключается в труднодоступности некоторых аварийных участков. Одно дело, когда нефть попадает на сухую почву, где можно оперативно локализовать разлив и вывести на полигон загрязненный грунт, другое — разлив на болоте или озере, где не всегда сможет пройти даже спецтехника.

В простых случаях ставится задача максимального сбора нефтепродуктов. Сначала ликвидируется сам порыв, затем рекультивация проходит по классической схеме: после зачистки и технического этапа на участке загрязнения проводится биологический этап с применением торфопесчаной смеси и посевом районированных трав, а загрязненный грунт при этом вывозится на полигон промышленных отходов — сегодня у ННГ их два. Там же, где из-за бездорожья полноценный сбор нефти невозможен, применяются методы биологической рекультивации, которые позволяют максимально разложить углеводороды, не снимая при этом верхний слой грунта. По словам экологов, эффективнее всего биопрепараты, содержащие живые культуры, — с их помощью расщепляются до 95% нефти. Правда, работает эта технология при определенных условиях: высокой влажности воздуха и температуры окружающей среды не ниже 10 градусов. «Конечно, с каждым годом услуги по реабилитации земли дорожают, — говорит А.Макарчук, — если еще два года назад стоимость рекультивации одного гектара составляла 700 тыс. рублей, то сейчас — около 1,2 млн рублей. Но оно того стоит».

Ну а самый эффективный метод борьбы с разливами нефти — заблаговременное выявление дефектов трубопроводов и их своевременная замена. Для этого разработаны специальные программы, решением этой задачи активно занимаются и специалисты управления эксплуатации трубопроводных систем в Корпоративном центре и профильных подразделений всех добывающих предприятий компании.

ЯМАЛЬСКИЙ ПРИМЕР
После зачистки и технического этапа рекультивации проводится биологический этап с применением торфопесчаной смеси и посевом районированных трав

Особое место в экологической политике «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаза», как, впрочем, и всей «Газпром нефти», занимает утилизация попутного нефтяного газа. Сегодня, по данным Всемирного фонда дикой природы (WWF), объем сжигания ПНГ в России составляет 35,2 млрд кубометров в год (26% от мирового объема сжигания ПНГ). ЯНАО в числе «лидеров», занимая по этому показателю второе место в стране: ежегодно здесь сжигается до 1,9 млрд кубометров ПНГ.

Согласно существующему законодательству, для каждого месторождения разрабатывается норма предельно допустимых выбросов, которая утверждается территориальными органами Существующие технологии позволяют исключить миграцию вредных компонентов в грунты и грунтовые воды Росприроднадзора. Впрочем, седьмое постановление правительства РФ от 8 января 2009 года, ограничивающее предельно допустимый объем сжигания попутного газа пятью процентами, по сути, перечеркивает этот лимит, принося нефтяникам, не достигшим 95%-ного рубежа утилизации, серьезные штрафы.

Примером решения проблемы стал совместный проект «Газпром нефти» и СИБУРа, реализованный в сентябре в Ноябрьском регионе (см. материал на стр. 38). Модернизация газоперерабатывающего завода нефтехимического холдинга и нефтетранспортной системы нефтяной компании позволила и серьезно повысить уровень утилизации ПНГ и оказалась экономически выгодной для всех участников проекта.

Подобные начинания уже получили положительную оценку экологов. В частности, руководитель программы по экологической политике нефтегазового сектора Всемирного фонда дикой природы (WWF) Алексей Книжников считает, что опыт Ямало-Ненецкого автономного округа наглядно иллюстрирует тот случай, когда бизнес может решать экологические проблемы. «Если говорить о „седьмой поправке“ — прогресс в этом направлении есть, но в целом по всей отрасли программа правительства была провалена, — заявил он. — Поскольку проблема утилизация ПНГ касается всех нефтедобывающих регионов, опыт ЯНАО (в частности — сотрудничество „Газпромнефти“ и „СИБУР-Ходинга“) для нас очень важен. При таком подходе проблему утилизации ПНГ можно решить за несколько лет. Конечно, каждые регионы и месторождения требуют индивидуального подхода, но это все решаемо — была бы политическая воля».

Опыт Ямальского региона показывает, что при консолидации усилий властей и бизнеса экологические проблемы вполне решаемы. Причем экология может быть рентабельной.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ