Под ключ

Опыт работы по EPC-контрактам на Ближнем Востоке компании
Gazprom Neft Badra B.V.

Текст: Анна Данилушкина

В нефтяной отрасли все чаще применяются EPC-контракты (англ. Engineering Procurement Construction — «инженерные работы, закупки, строительство»), предполагающие оказание подрядчиком полного комплекса услуг при строительстве объектов — от проектирования до пусконаладки. В «Газпром нефти» пионером освоения этого метода контрактования стала Gazprom Neft Badra B.V., разрабатывающая месторождение Бадра в Ираке.

ОДИН ВМЕСТО ДЕСЯТИ

За рубежом практика заключения EPC-контрактов широко распространена. Очень популярен такой вид сотрудничества и на Ближнем Востоке, в первую очередь, конечно, в богатых государствах. В таких странах, как Объединенные Арабские Эмираты, Кувейт, Катар, бизнес предпочитает заключить крупный контракт с подрядчиком, который построит новое предприятие под ключ, возьмет на себя все проблемы и риски.

Однако российские компании пока располагают довольно скромным опытом заключения EPC-договоров, поэтому неудивительно, что EPC-контракты как основную форму отношений с сервисными компаниями в «Газпром нефти» первой стала использовать команда крупного международного проекта по разработке месторождения Бадра в Ираке (Gazprom Neft Badra B.V.).

Идея проста: на весь комплекс работ, от инженерного проектирования до закупок материалов и оборудования, а также непосредственно на строительство привлекается один подрядчик — следовательно, контролировать нужно только одну сервисную организацию. Учитывая большое количество разноплановых работ при строительстве объектов на новых месторождениях, затрата собствен ных ресурсов на синхронизацию действий подрядчиков даже в элементарных вопросах, например, правильном размещении линии электропередач, в случае заключения договоров на каждый вид работ становится необоснованной.

Кроме того, по словам управляющего директора Gazprom Neft Badra B.V. Александра Коломацкого, EPC-контракты удобны и с точки зрения распределения ответственности: «При наличии только одного подрядчика ответственность не размывается. А если все-таки возникает ситуация, когда к ответственности необходимо призвать, то рассмотрение дела происходит в Международном арбитраже с применением цивилизованных способов решения юридических споров».

Основа для формирования пакета ЕРС-контрактов — PDPи FEED-документы*, данные из которых трансформируются в контрактные технические задания. Неотъемлемая часть пакета ЕРС-соглашений — контрактная стратегия, в которой реализация каждого ЕРС-проекта отнесена на конкретные технологические соглашения с плановыми сроками реализации. Оговариваются и общие требования, предъявляемые к компетенциям потенциальных ЕРС-подрядчиков для выполнения производственных задач. Кроме того, при заключении EPC-контракта желательно заключение PMC-договора (Project Management Consultancy) на услуги сопровождения соглашения, в рамках которого отслеживается согласованность «внутренних» договоров контракта между собой и контролируется приемка определенных работ. Такие договоры крайне важны, например, при поставках сложного оборудования, которое может производиться в любой точке мира. Основа всего — отбор самого исполнителя EPC-контракта. В Ираке он осложнен еще и страновыми особенностями.

ИГРА НА ПОНИЖЕНИЕ

Административная система Ирака централизованна, что обуславливает жесткий контроль государства над бизнесом в сфере природопользования. Лишь для заключения контрактов стоимостью до $100 млн достаточно решения Управляющего комитета**. Контракты, стоимость которых превышает $100 млн, выносятся на обсуждение Министерства нефти Ирака. При еще более высокой стоимости договора — от $250 млн долларов — необходимо согласование Совета министров на очном совещании. К примеру, один из контрактов Gazprom Neft Badra B.V. потребовал восьми месяцев согласований и рассмотрений в различных инстанциях.

Сама процедура выбора подрядчика состоит из двух этапов. Сначала оценивается готовность компании к выполнению заявленных работ: выясняется, участвовала ли ранее организация в таких подрядах, есть ли у нее опыт деятельности именно в Ираке. На этапе экономического отбора рассматриваются ценовые предложения.

По словам Александра Коломацкого, в регионе к настоящему моменту уже сложился пул EPC-подрядчиков, конкуренция в среде которых позволяет заказчикам успешно играть на понижение — разница между стартовым предложением и конечной стоимостью контракта иногда может быть очень велика. К примеру, в ходе конкурса на строительство центрального пунк та сбора на месторождении Бадра цену удалось снизить на 80%. Российских участников в иракских EPC-конкурсах нет — услуги россиян дороги из-за того, что в свои проектные расчеты они закладывают довольно высокие риски. По оценке менеджеров Gazprom Neft Badra B.V., меньше всего рисков «зашивают» в свои предложения азиатские подрядчики.

Впрочем, конкуренция на ближневосточном рынке EPC-подрядов зависит еще и от вида услуг. «Когда мы искали подрядчика на бурение, то очередь из компаний, прямо скажем, не стояла — на конкурс заявилась всего пара компаний, — рассказал Александр Коломацкий. — В случае с контрактом на строительство трубопровода и газового завода была достойная конкуренция среди азиатских подрядчиков, требования к вопросам безопасности труда у которых намного ниже, чем у европейских или российских компаний».

Управляющий директор Gazprom Neft Badra B.V. объяснил такую разницу особенностью самого проекта освоения Бадры. Во-первых, месторождение удалено от основных нефтедобывающих районов Ирака, где подрядчики уже создали базы, настроили логистику, решили вопросы обеспечения временным жильем рабочих. Кроме того, сложность конструкции самих скважин может приводить к растяжению сроков исполнения контракта, а работать дольше оговоренного периода за те же деньги готовы далеко не все.

КАДРЫ ДЛЯ БАДРЫ

Отдельная и крайне важная задача — формирование команды для сопровождения EPC-контрактов, особенно в условиях международного проекта. Для «Газпром нефти» — это первый зарубежный опыт, поэтому специалистов, принятых на проект из периметра компании, в Ираке не много. На начальной стадии реализации проекта комплектование штата Gazprom Neft Badra B.V. шло в основном за счет рекомендаций сотрудников. Сейчас в процессе подбора кадров используются различные ресурсы: профессиональные международные кадровые агентства, интернет-площадки, публикация вакансий на корпоративном портале и в корпоративных СМИ и рассылка предложений по дочерним компаниям «Газпром нефти».

Как выяснилось, профессионалы-нефтяники высокой функциональной квалификации с хорошим знанием английского языка в России наперечет. Зачастую кандидаты обладают хорошими профессиональными знаниями, но не знают языка, или, наоборот, хорошие навыки международной коммуникации не подкреплены опытом в профессии. Иракская нефтяная отрасль, располагавшая раньше большим количеством высококвалифицированных опытных специалистов, из-за политической нестабильности отброшена далеко назад и испытывает острый дефицит кадров. Gazprom Neft Badra B.V. запустила проект по профессиональной подготовке местного, иракского персонала для дальнейшей работы на месторождении. Сейчас отобраны и проходят обучение около 100 иракцев, проживающих в регионе деятельности компании. Как ни странно, опыт Gazprom Neft Badra B.V. показывает, что если нужных специалистов в России практически нет, то, например, в Казахстане их достаточно. Сейчас в команде Бадры помимо россиян работают казахи, украинцы, австралийцы, канадцы, иракцы, индийцы, сербы и другие — всего порядка 15 национальностей, поэтому рабочий язык на проекте — английский. Впрочем, HR-службы «Газпром нефти» уделяют сегодня подготовке кадров для международных проектов повышенное внимание, что должно обеспечить специалистами будущие проекты. Для привлечения и подготовки специалистов для работы в Ираке в компании был запущен специальный проект «Кадры для Бадры». Опыт работы Gazprom Neft Badra B.V. по EPC-контрактам позволит повысить эффективность реализации других крупных проектов «Газпром нефти», причем не только в сфере разведки и добычи.

* FEED — англ. Front End Engineering Design — подготовка предпроектной документации, PDP — англ. Preliminary Development Plan — предварительный план разработки

** В УК по разработке Бадры входят Иракская геологоразведочная компания (Oil Exploration Company), которая представляет интересы правительства Ирака, «Газпром нефть» и ее партнеры: корейская Kogas, малайзийская Petronas и турецкая ТРАО

Денис Cугаипов,
глава дирекции по крупным
проектам «Газпром нефти»
У компании есть потребность в применении EPC-практики. К нам обращаются коллеги из других подразделений и из других компаний. Речь идет о внедрении EPC-контрактования в российские проекты. EPC-договоры уже использовалась при реконструкции НПЗ в Панчево (Сербия), заключен контракт на проектирование, поставку, строительство отгрузочного арктического нефтеналивного терминала в Новом Порту.