Зачем нам Арктика?

Зачем нам Арктика?

Известные российские ученые-полярники о будущем Арктики и значении региона для России

С этим вопросом «СН» обратилась к знаменитым российским ученым, путешественникам. К тем, кто в экспедициях провел годы и десятилетия. К тем, для кого возвращение внимания к арктической теме — по сути доказательство правильности выбранного пути, оценка дела всей жизни.

АРТУР ЧИЛИНГАРОВ
Известный советский и российский исследователь Арктики и Антарктики, крупный российский ученый-океанолог, государственный и политический деятель. Герой Советского Союза и Герой Российской Федерации (один из четырех человек, удостоенных этих высших званий как СССР, так и России). Доктор географических наук, член-корреспондент РАН. Президент Государственной полярной академии.
Я уверен, что надо думать об экономике в первую очередь. За полярным кругом огромные запасы полезных ископаемых. Если есть технологические возможности добывать, не влияя на окружающую среду, то нужно это делать. В Канаде и Норвегии давно работают десятки платформ на континентальном шельфе. Риски, конечно же, имеются, но при соблюдении всех норм безопасности, трепетном отношении к экологии их можно свести к минимуму.

Есть Северный морской путь, который нужно использовать. Есть возможности арктического туризма, представляющего ценность прежде всего в культурном, в патриотическом отношении.

Что касается экологических рисков, то на форуме Русского географического общества «Арктика. Территория диалога», который проходил в Салехарде, Владимир Путин показал, что занимает жесткую позицию по этому поводу независимо от структур, которые будут работать в Арктике. Уже реализуется проект по генеральной уборке Арктики, на острове Александра нет бочек, а было 50 тысяч.

Зачем тогда какие-то экстремальные акции протеста? «Приразломная» еще не добывает нефть, но есть жесткий контроль за экологической безопасностью. Хотя для подхода к морским охраняемым районам, конечно, нужно серьезное научное обоснование.

ВИКТОР БОЯРСКИЙ
Легендарный российский полярный путешественник, почетный полярник России, вице-президент Ассоциации полярников России, председатель Полярной комиссии Русского географического общества, директор российского Музея Арктики и Антарктики. В 2007 году отметил своеобразный юбилей — 50 раз на Северном полюсе, за что получил статус «Самый полярный петербуржец».
Россия и Арктика — синонимы, ведь Россия — это в первую очередь Север, а не Запад или Восток. В Советском Союзе изучению и развитию этого региона уделялось очень много внимания. В 90‑е по Арктике, как и по всей стране, прошелся мощный молот разрухи, и все пришло в запустение. Сейчас регион медленно, но восстанавливается.

Интерес к Арктике проявляют такие страны, как США, Китай, Норвегия, Канада. На исконно наших северных территориях находится четверть мировых запасов углеводородов, почему мы должны терять то, что даровано природой?

Конечно, с точки зрения здравого смысла огромное внимание должно уделяться экологической составляющей проектов. Это не пустые слова — при низких температурах углеводороды ведут себя по-другому, степень риска значительно возрастает. 100% гарантии безопасности дать никто не сможет.

Но это касается не только арктических проектов.

И больше всего возможностей для эффективного и безопасного освоения Арктики именно у России. У нас есть уникальные наработки в военной навигации, гидрографии, океанографии, которые могут использоваться при реализации экономических проектов. А мощным стимулом для формирования инфраструктуры в арктическом регионе может стать развитие туризма.

ОЛЕГ АЛИЕВ
Исследователь, кинодокументалист. В 1991 году основал проект «Исчезающий мир». Снял более 25 документальных фильмов, автор более 70 статей в российских и международных СМИ. Профессор кафедры ЮНЕСКО Российской международной академии туризма. Почетный член Европейской академии выживания (Италия), член Евразийской академии телевидения и радио, член Азиатского географического общества.
Арктика не просто нужна России, она необходима! Наша Арктическая зона — это 21% территории России, здесь проживает 2,3 миллиона человек, и мы уже сегодня интенсивно осваиваем ее. Здесь добывается 75% газа, 20% нефти — это почти 25% всего объема экспорта России. Нужно помнить, что континентальный арктический шельф площадью 27 миллионов квадратных километров содержит 70% биологических и минеральных запасов Мирового океана. В Арктике пересекаются экономические и геополитические интересы крупнейших мировых держав.

По оценкам европейских и американских ученых, в Арктике сосредоточены запасы не только нефти и газа, но платины, золота, никеля, хрома, олова, и этот список можно продолжить. Такие не огромные, а просто гигантские запасы ископаемых уже сегодня интересуют страны, далекие от этого региона. Арктика в ближайшее время станет основной ареной борьбы не только арктических держав, но и других стран.

Россия должна активно отстаивать свои интересы в Арктике, а также наращивать объемы добычи углеводородов на континентальном шельфе или заниматься разработкой морских склонов. Арктика — гарантированное будущее России!

ДМИТРИЙ ШПАРО
Путешественник и писатель, чья экспедиция 1979 года первой в мире достигла Северного полюса на лыжах. Достижение Дмитрия Шпаро занесено в лондонскую Книгу рекордов Гиннесса, в СССР он был удостоен высшей награды — Ордена Ленина. Основатель клуба «Приключение», который имеет статус благотворительного оздоровительного фонда. С 1991 года клуб занимается спортивной реабилитацией инвалидов.
Арктика — это фасад России, часть дома, в котором мы живем. Дома, о котором мы должны заботиться и который должны любить. В 2012 и 2013 годах состоялись две превосходные экологические акции Русского географического общества. С островов архипелага Земли Франца-Иосифа вывезены десятки тысяч тонн бочек и другого мусора. Этого события ждали десятилетиями.

Арктика — это великая история. Семен Челюскин, братья Дмитрий и Харитон Лаптевы, Фердинанд Петрович Врангель, Витус Беринг...

Арктика — это Великий Северный морской путь. Можно из Атлантики в Тихий океан пройти двумя способами: вдоль Гренландии, Канады и Аляски — это Северо-Западный путь, а можно по русским морям, наш путь — Великий.

Хорошо понимаю слова из президентских документов, что стратегические ресурсы Арктики должны быть выявлены и государство должно быть готово к их использованию. Когда и как их использовать — вот главный и сложный вопрос, который требует государственного стратегического анализа.

Я раз 15 побывал на Северном полюсе и каждый раз восхищался арктической природой. Как важно эту природу сохранить! Северный полюс — истинная роскошь. Нельзя сказать, что полюс принадлежит России. Но мы чувствуем себя хозяевами Северного полюса.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ