Умножение делением

Умножение делением

Отраслевой опыт реорганизации нефтяных компаний









Американская ConocoPhillips — яркий пример масштабных реорганизаций нефтяных компаний: созданная в 2002 году из «осколков» разделенного в начале XX века Standard Oil, сегодня СР делит бизнес на две части

Фото: Fotobank

Мировая история знает немало случаев разделения крупного бизнеса, в том числе и на нефтегазовом рынке. Вызывалось это различными причинами — от государственного давления до естественного желания бизнеса больше зарабатывать. Большая реорганизация теперь предстоит и российской нефтянке. Изучив мировой опыт, «Сибирская нефть» попыталась разобраться, чем грозит перестройка сбытовой составляющей нефтяным компаниям, работающим на российском рынке.

Текст: Дмитрий Аркатовский

ЗАПАДНЫЙ ОПЫТ

История развития крупных компаний в нефтегазовой отрасли — это череда интеграций и разделений, вынужденных и добровольных. Изначально создание вертикально интегрированных компаний (ВИНК) было вызвано стремлением в том числе защитить бизнес нефтяных гигантов от колебаний цен на нефть. Поскольку при росте цен растет маржа добычи, а при падении — переработки, ВИНКи всегда оставались в выигрыше. Однако развитие биржевой торговли и других финансовых инструментов сегодня позволяет хеджировать риски в каждом сегменте. В то же время вертикальная интеграция зачастую тормозит рост отдельных направлений. Подобная ситуация заставила совет директоров американской ConocoPhillips, одной из крупнейших нефтегазовых компаний мира, в 2011 году заявить о разделении бизнеса. Теперь одна из вновь образованных независимых компаний занимается геологоразведкой и добычей, а другая — нефтепереработкой и сбытом. Подобная стратегия, по мнению руководства ConocoPhillips, позволит сосредоточиться на достижении лучших результатов в каждой из отраслей.

Впрочем, американская история знает и другой пример: основанная в 1870 году Джоном Рокфеллером корпорация Standard Oil в 1911-м по требованию антимонопольных властей США была разделена и распалась на 38 различных компаний. Семь из этих компаний, в том числе и ConocoPhillips, впоследствии сами превратились в мировых гигантов. А семья Рокфеллеров лишь выиграла от разделения, получив долю во всех новых компаниях.

Другим глобальным примером попытки регулировать рынок, разделяя крупный бизнес, может служить ситуация в Евросоюзе. Еще в середине 1990-х в Европе появились планы по либерализации энергетического и газового рынков во имя развития конкуренции, снижения цен на энергоресурсы для граждан Евросоюза и повышения конкурентоспособности европейской промышленности. В итоге в марте 2011 года был принят Третий энергетический пакет, главным тезисом которого стало отделение производства и поставок энергоресурсов от управления сетью транспортировки энергии.

Пакет определяет три возможных модели разъединения компаний. Первая — полное разделение монополиста, то есть создание на его основе компании, владеющей ресурсами, и компании, владеющей инфраструктурой. Вторая — создание так называемого независимого оператора: инфраструктура продолжает находиться в собственности исходной компании, но ее эксплуатация, поддержка и инвестиции должны осуществляться независимым игроком. Третья модель предполагает создание дочерней компании, которая будет полностью независимой в финансовых, технических и прочих решениях. Сегодня на какую-либо из трех моделей перешли практически все энергетические компании Европы.

РОССИЙСКАЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ

В России основным инициатором разделения ВИНК выступает Федеральная антимонопольная служба (ФАС). Впервые антимонопольное ведомство предложило разделить торговые подразделения вертикально интегрированных нефтяных компаний на розничные и оптовые еще в 2010 году. Глава ведомства Игорь Артемьев тогда заявил, что необходимо в кратчайшее время сильно ограничить розничный компонент ВИНК, чтобы они не могли занимать на региональных рынках долю более 35%. Свое предложение господин Артемьев мотивировал тем, что крупные нефтяные компании продают своим структурам нефтепродукты существенно дешевле, чем независимой рознице.

Антимонопольщики тогда разработали два законопроекта, которые, по их мнению, должны были изменить ситуацию на рынке, — «Об особенностях оборота нефти и нефтепродуктов» и «О рыночном ценообразовании на нефть и нефтепродукты в РФ», — но столкнулись с сопротивлением Минэнерго, разрабатывающим собственный закон «О нефти».

Однако от идеи создать правовые рамки для взаимоотношений ВИНК и независимых операторов топливного рынка в ФАС не отказались. В начале 2013 года заместитель главы ведомства Анатолий Голомолзин заявил, что не позже сентября в правительство будет направлена новая редакция проекта закона «Об особенностях оборота нефти и нефтепродуктов», включающая норму об организационном разделении оптового и розничного бизнеса нефтекомпаний. «Нет никакого сомнения в том, что совмещение двух видов бизнеса мешает конкуренции, — заявил господин Голомолзин. — В частности, крупные компании зачастую устанавливают более высокие цены независимым компаниям, предоставляют худшие условия по объемам поставок».

В ФАС уверены, что введение такой нормы позволит создать равные условия деятельности для независимых АЗС и для розничных сетей, входящих в ВИНК. В новой версии документа антимонопольщики предлагают реализовать механизм «мягкого разделения». Речь идет только о том, чтобы организационно выделить розничную реализацию, после чего АЗС, входящие в структуру ВИНК, будут на равных условиях конкурировать с независимыми игроками. В законопроекте будет предусмотрен переходный период от года до двух лет, на протяжении которого компании должны обособить виды деятельности. В случае если они не успеют этого сделать, к ним будет применена процедура принудительного разделения, которая предусмотрена уже другим законом — «О защите конкуренции».

Впрочем, «Газпром нефти» это не грозит — компания (первой из ВИНК) уже запустила процесс разделения сбытового сегмента, причем руководствуясь не столько пожеланиями ФАС, сколько собственными бизнес-интересами. По инициативе компании с Федеральной антимонопольной службой были подписаны торговые практики, выделяющие опт и розницу в отдельные структуры, что, по оценке руководства «Газпром нефти», позволит повысить эффективность продаж и корпоративного управления, сделав сбытовую деятельность более прозрачной.

ПЛЮСЫ И МИНУСЫ

Эксперты подтверждают, что на бизнесе ВИНК «мягкое разделение» сбытовых подразделений, скорее всего, особо не скажется. Однако, по оценкам аналитиков, невысоки и шансы того, что ожидаемые антимонопольщиками рыночные изменения от нововведений действительно произойдут. Например, заместитель начальника отдела анализа и маркетинговых исследований ИАЦ «Кортес» Александр Шкурин в интервью информационному агентству РБК предположил, что эта мера приведет лишь к удобству контроля со стороны ФАС розничного сектора компаний, которые будут выделены в отдельное юридическое лицо. При этом нефтепродукты не подешевеют, так как АЗС останутся зависимыми от головных структур. Аналитики из «ВТБ-Капитала» заявили «Известиям», что нововведения поспособствуют более прозрачному ценообразованию, но вряд ли существенно отразятся на операционных показателях компаний.

Примерно в той же тональности в интервью СН об инициативах ФАС говорил и аналитик ИХ «Финам» Анатолий Вакуленко: «Инициативу по разделению ВИНК на оптовые и розничные компании для создания конкурентного рынка можно назвать как минимум спорной. Во-первых, непонятен механизм разделения, ведь по формальным признакам различные структурные подразделения ВИНК и так нередко являются отдельными юридическими лицами. Во-вторых, неочевидно, что разделение обязательно приведет к созданию эффективного рынка и, как следствие, к снижению цен на нефтепродукты. Дело в том, что именно за счет вертикальной интеграции бизнеса многие нефтяные компании в состоянии субсидировать низкомаржинальные направления бизнеса за счет более прибыльных. И не исключено, что наценка свежесозданных компаний на базе разделенных ВИНК может оказаться существенно выше той, которая формируется в структуре вертикально интегрированных нефтяных компаний».

Выиграют ли от разделения опта и розницы конечные потребители — зависит от того, каким образом будет реализовано разделение бизнеса существующих ВИНК, считает господин Вакуленко, отмечая, что сегодня совсем не очевидно, что итогом действия новых норм станет повышение уровня конкуренции на рынке в результате его демонополизации. Как неочевиден и рост конкурентоспособности АЗС независимых операторов на обновленном рынке — не стоит забывать, что для многих автовладельцев подтверждением качества реализуемой продукции становится известный и раскрученный бренд, а конкурировать с федеральными операторами по объективным причинам независимые трейдеры на этом поле не в состоянии.

Тем не менее процесс разделения сбыта в ряде нефтяных компаний уже запущен. Планируется, что реорганизация структуры продаж «Газпром нефти» завершится уже к концу следующего года.

В целом преобразования коснутся 23 тысячи человек и затронут компании с EBITDA на общую сумму более $1 млрд.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ