Курдская модель

Курдская модель


Масуд Барзани,
Президент Курдского Автономного района Ирака


Ашти Хаврами,
Министр природных ресурсов правительства КАР


Хериш Мухарам,
Министр по инвестициям правительства КАР

Освоением месторождений, расположенных на территории Курдского автономного района Ирака (КАР), сегодня занимаются нефтяники из более чем 20 государств мира. О том, за счет чего в регионе удалось создать столь благоприятный инвестиционный климат, СН рассказали первые лица КАР в ходе Санкт-Петербургского экономического форума.

— Каковы основные точки соприкосновения между Россией и Курдским автономным районом?

Масуд Барзани (М.Б.): Мы считаем, что Российская Федерация — страна, которая одной из первых открыла генеральное консульство в КАР, — является нашим главным союзником, поэтому очень внимательно относимся к отношениям с Россией. В первую очередь сфера нашего сотрудничества — это сфера энергетики. Хотя, конечно, есть и другие темы для обсуждения и сотрудничества.

— На каких принципах строятся отношения с иностранными нефтяными компаниями?

Ашти Хаврами (А.Х.): Мы делим с ними и ответственность, и преимущества — есть зарекомендовавшая себя взаимовыгодная модель, которая закреплена в соглашениях о разделе продукции. Подрядчик берет на себя все риски, но все это компенсируется, если разведка дала результат и началась добыча. Работоспособность схемы подтверждена масштабом такого сотрудничества: в нефтегазовый сектор Курдистана вкладывают инвестиции 50 компаний более чем из 20 стран. За последние пять лет в геологоразведку было инвестировано около $20 млрд. При этом уровень успешности разведочных проектов по нефти и газу в регионе превышает 70%, а объем ожидаемых запасов сегодня подошел к отметке 55 млрд баррелей. В 2008 году в регионе работали всего три буровых станка — сегодня их более 40. Пять лет назад у нас не было добычи, а сейчас мы добываем 400 тыс. баррелей в день. Четверть объема идет на переработку, а остальное реализуется в рамках общего объема экспорта иракской нефти.

— Пять лет — маленький срок. За счет чего удалось добиться таких результатов?

А.Х.: Курдистан богат природными ресурсами, но предыдущие режимы этого не учитывали, а мы создали привлекательную для иностранных компаний финансовую модель. Если говорить о геологоразведке, то нас можно считать лидирующим регионом мира, хотя мы и начали позже всех. Сейчас приходится ускорять развитие инфраструктуры, и мы над этим работаем. Правительство КАР ценит, что «Газпром нефть» пришла в Курдистан, у компании есть вполне заслуженный шанс занять достойное место среди международных компаний, которые уже получают преимущества от работы в Курдистане.

— Есть ли разница в отношении к инвесторам в зависимости от национальной принадлежности компании, ее размера, статуса?

А.Х.: У нас нет дифференцированного подхода — ко всем одинаковое отношение, мы всем предлагаем одну и ту же модель.

— Самая серьезная проблема в развитии нефтегазовой отрасли Курдистана — транспортировка нефти. Как продвигается работа в этом направлении?

А.Х.: Это было сложно, и пока нельзя сказать, что все проблемы решены, — мы находимся в переходном периоде. Но с Турцией подписан договор по экспортным трубопроводам, и мы надеемся получить транспортную инфраструктуру уже к концу этого — началу следующего года.

— В регионе, где ведет работу «Газпром нефть», тоже нет нефтепроводов. Там предполагается реализация каких-либо транспортных проектов?

А.Х.: У меня для вас хорошие новости. После завершения строительства экспортной магистрали от Так‑Така к турецкой границе, к блоку Гармиан, где работает «Газпром нефть», будет со оружен отвод к основному трубопроводу. То есть инфраструктура будет готова до того, как вы начнете добывать нефть в проектном объеме.

— Турция — основное экспортное направление для КАР. Недавние волнения в этой стране не вызвали опасения, что сотрудничество с соседями будет как минимум осложнено?

М.Б.: Мы, конечно, очень внимательно следили за событиями в Турции, однако считаем, что это сугубо внутреннее дело соседнего государства, поэтому мыслей, что эти события, как бы они ни развивались, повлияют на наши отношения с Турцией, не было.

— Гораздо более сложный вопрос — сирийский...

М.Б.: Конечно, ситуация в Сирии в корне отличается от турецкой, она действительно очень сложная. То, что происходит в Сирии, непосредственно влияет на ситуацию в Ираке в общем и в частности — на регион Курдистан. В Сирии живут миллионы курдов, и их судьба нам небезразлична. Мы надеемся, что кровопролитие вскоре прекратится и сирийский народ сможет решить свою судьбу самостоятельно.

— В чем может быть выход из этой ситуации?

М.Б.: Я уверен, что решать сирийскую проблему нужно политическим, а не военным путем.

— В то же время Курдистан, по самым разным оценкам, один из самых безопасных регионов Ирака. За счет чего этого удалось добиться?

М.Б.: Причин много. Во‑первых, народ Курдистана этого захотел, народ с очень тяжелой историей, очень многое переживший, народ, дорого заплативший за свою свободу и знающий ей цену. Во‑вторых, культура курдского народа подразумевает мирное сосуществование с соседями, независимо от их традиций и религии. Именно это помогло воспрепятствовать проникновению в наш регион организованного терроризма, в том числе «Аль‑Каиды». После революционных событий 1991 года в Курдистане мы перелистнули страницу в истории взаимоотношений с нашими соседями. Мы решили восстановить нашу страну, были приняты постановления и законы, которые помогли прийти к стабильности и безопасности. Немалую роль в этом играет и взаимодействие между обычными гражданами и силами безопасности в регионе. В результате люди поняли, что взаимодействие с властями — это в их интересах.

— Речь идет и о решениях в сфере энергетики?

А.Х.: Конечно. А основной закон, который нам сейчас нужен, — это закон о нефти, регламентирующий разделение прибыли от экспорта нефти, ведь к концу 2015 года мы планируем оправлять уже 1 млн баррелей на экспорт, а к 2019‑му увеличим эту цифру до 2 млн баррелей.

— Эти цифры основываются на существующих контрактах или также на перспективах заключения новых контрактов?

А.Х.: Это цифры, основанные на планах компаний, инвестирующих в регион, — и это реалистичные цифры.

— Как предполагается распоряжаться газом — как природным, так и попутным нефтяным, которого с развитием месторождений будет все больше?

А.Х.: Для нас нет различия между природным и попутным газом. С помощью этого ресурса хотим решить все проблемы, связанные с генерацией электроэнергии, производством тепла, энергоносителей для промышленности региона, и помочь прилегающим провинциям. А то, что останется, пойдет на экспорт — сначала в Турцию, а потом, возможно, и дальше. Но приоритет — решение внутренних проблем. Газа у нас много, так что опыт и знания «Газпрома» нам пригодятся.

— Экономика автономии строится не только на нефти и газе. Каковы основные сферы вложе- ния инвестиций помимо энергетики?

Хериш Мухарам (Х.М.): Мы пытаемся принять всеобъемлющее решение, чтобы инвестиции шли диверсифицированно. Для нефти есть закон, который регулирует этот сектор, но есть и другие сектора, для которых существует общий инвестиционный закон. Он считается самым дружественным к инвестору и либеральным законом, по крайней мере на Ближнем Востоке, и строится на стратегическом партнерстве между государственным и частным сектором. Закон предлагает иностранцам точно такие же меры защиты, какие получают жители Курдистана, предусмотрены серьезные преференции для иностранных инвесторов, рассчитанные минимум на десятилетие. На сегодня объем инвестиций превысил $28 млрд — это не считая нефти и газа.

— Можете назвать основные достижения и, возможно, ошибки в инвестиционной политике региона последних лет?

А.Х.: Трудный вопрос, потому что большинство людей не признает ошибок. Мне кажется, по инвестициям все же были приняты правильные решения — я имею в виду решение о том, что надо базироваться на рыночной модели экономики при минимуме каких‑то препятствий и бюрократических препонов.

— Чего конкретно удалось добиться за счет развития нефтегазовой отрасли?

А.Х.: Пока нефть еще не принесла доход, но уже пришли инвесторы, которые начали разведочные работы, появились рабочие места, и появляется синергия: за счет развития нефтегазового сектора развиваются и другие секторы экономики. Благодаря очень осторожному, тактичному руководству нашего президента мы создали работающие рыночные модели.

— То есть удалось найти необходимое равновесие между политикой и бизнесом?

М.Б.: Я считаю, что в создавшихся условиях политика должна быть сама по себе, а экономика — сама по себе. И руководитель страны или региона должен быть свободен в принятии решений, которые влияют на уровень жизни народа. Добиться экономической независимости можно, только соблюдая основополагающие принципы, среди которых и независимость в принятии решений, и уважение национальных особенностей, которое вообще должно быть выше политики и выше экономики.

— Каким вы видите Курдистан через 5–10 лет?

М.Б.: Если мы вернемся на 10–15 лет назад и сравним с нашим сегодняшним положением, можно будет сказать, что это был большой прыжок в будущее. Первое, что я вижу в будущем Курдистана, — отсутствие жестокости. Я надеюсь, что мы добьемся полного восстановления прав курдского народа мирным путем. Способы достижения этой цели — приверженность нашим основным принципам: терпимость к другим народам, к другим религиям, неприятие любых видов фундаментализма, будь то религия или отношения с другими людьми. И, естественно, строительство гражданского общества, гражданских институтов, уделение особого внимания области здравоохранения и образования. Но самое главное — это безопасность и стабильность региона.

— А на каких принципах планируется развивать нефтегазовую отрасль?

А.Х.: Наша программа заключается в очень быстром наращивании инфраструктуры, скорейшем выводе нефти на рынок и достижении с помощью этого независимости экономики — это наша основная цель. Как минимум мы должны выйти на цифру добычи 500 тыс. баррелей нефти в сутки к концу 2014‑го, в конце 2015 года это будет 1 млн баррелей ежедневно. И абсолютно понятно, что этого не достичь разговорами, — нужно сотрудничать и с нефтяными компаниями, с соседями, с Багдадом — в этом залог успеха.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ