Еврорецессия: норвежский рецепт

Еврорецессия: норвежский рецепт

Использование нефтегазового финансового резерва правительством скандинавского государства.

Приоритет финансированию проектов добычи углеводородов в Северном море тормозит развитие других секторов экономики, но позволяет Норвегии чувствовать себя уверенно даже в период рецессии



Эксперты не видят особого смысла в росте заимствований в бюджет из Пенсионного фонда при существующей экономической ситуации в стране, где не ощущается рецессия и низок уровень безработицы

Фото: FOTOBANK

Норвежское правительство приняло решение о покрытии бюджетных расходов с помощью средств фонда, аккумулирующего доходы нефтегазовой отрасли. Власти объясняют этот шаг борьбой с рецессией, а параллельное с этим повышение налогов на добывающий сектор — необходимостью оздоровления экономики. Эксперты сомневаются в целесообразности этих мер и обращают внимание на общую для всех богатых сырьем государств тенденцию эксплуатации отраслей-доноров с повышенной интенсивностью

Текст: Евгении Третьяков

ПЕНСИОННЫЙ РЕЗЕРВ

Правительство Норвегии решило потратить в 2013 году свыше $21,4 млрд (125 млрд норвежских крон) из Государственного пенсионного фонда на покрытие бюджетных расходов. Это примерно 3,3% от общего размера фонда, превышающего $700 млрд. Средства вложены в ценные бумаги, преимущественно акции разных предприятий (по некоторым оценкам, фонд владеет 2,5% каждой торгующейся на бирже европейской компании). По закону правительство страны имеет право тратить каждый год 4% доходов фонда, однако на практике такие траты совершаются крайне редко.

Критики нынешнего решения о наращивании расходов бюджета за счет нефтегазовой «кубышки» отмечают, что в этом году размер средств, которые будут взяты из доходов фонда, примерно на 20% больше, чем в 2012-м. В целом расходы бюджета станут самыми большими за последние 10 лет, за исключением кризисного 2009-го (в России пик расходов из отечественного Стабилизационного фонда также пришелся на этот год). При этом экономическая ситуация в стране, мягко говоря, далека от критической. В отличие от остальной Европы рецессии в Норвегии нет, а безработица находится на очень низком уровне.

По итогам марта в Евросоюзе (27 государств-членов) численность безработных составляла 11% от трудоспособного населения, в зоне обращения евро (17 государств Евросоюза) — 12,1%, а в Норвегии — всего лишь 3,7%. У соседних скандинавских стран положение гораздо хуже: в Швеции, Дании и Финляндии число безработных примерно в полтора-два раза выше, а в прибалтийских республиках (Эстония, Латвия и Литва) в среднем в три раза больше тех, кто сидит без работы. В Норвегии относительно низкий уровень безработицы и среди молодежи (граждане в возрасте до 25 лет) — 9,4%, тогда как в остальной Европе без работы каждый четвертый, а в таких странах, как Греция и Испания, более половины молодых людей не могут найти работу.

В Норвегии нет и экономического кризиса. В остальной Европе рецессия длится уже давно, прошлый год ЕС закончил с показателем минус 0,3% ВВП, а еврозона — минус 0,6%. Норвежская экономика выросла на 3,1% (Швеция — плюс 0,7%, Дания — минус 0,5%, Финляндия — минус 0,2%). В 2013 году, по прогнозам всех крупнейших международных организаций (Всемирного банка, МВФ, Организации экономического сотрудничества и развития), а также Еврокомиссии и Европейского центрального банка, рецессия продолжится и в ЕС, и в еврозоне. В Норвегии ожидается рост ВВП более 2%.

Экономисты скандинавской страны не довольны планами правительства нарастить доходы. «Мы никогда столько нефтяных денег не тратили, — возмутилась профессор экономики Норвежской бизнес-школы Хильда Бьернланд (ее слова приводит британская газета Financial Times). — Экономика растет высокими темпами, уровень безработицы низкий, рост зарплат опережающий, но это не улучшит этих пунктов». — «Всегда бывают корректировки, — флегматично возразил министр финансов Норвегии Сигбьерн Йонсен (его слова приводит агентство Bloomberg). — Появились расходы, которые мы не предусмотрели в бюджете осенью». Злопыхатели уверены, что планы нарастить бюджетные расходы связаны с парламентскими выборами в сентябре 2013 года, на которых правящей лейбористской партии придется отстаивать свои позиции в борьбе с консерваторами. Дополнительные рабочие места и, например, рост зарплат в бюджетном секторе стали бы отличным аргументом в предвыборной гонке. Об озабоченности правительства предстоящим голосованием косвенно говорит и еще один шаг лейбористов — повышение налогов на нефтегазовый сектор.

ФИСКАЛЬНОЕ ОЗДОРОВЛЕНИЕ

Премьер-министр Норвегии Йенс Столтенберг предложил повысить налог на прибыль нефтегазовых компаний с 2014 года с 50 до 51%, а налог на прибыль для норвежских компаний в других отраслях снизить с 28 до 27%. Увеличение налога на нефтяников, по расчетам правительства, будет приносить в бюджет около $520 млн ежегодно. К 2050-му власти рассчитывают собрать дополнительно $12 млрд. По словам премьер-министра, повышение налогов вызвано тем, что нефтяники слишком много средств тратят на новые проекты, а поскольку ключевой игрок в норвежском нефтегазовом комплексе — госкомпания Statoil, то в итоге эти расходы перекладываются на плечи простых налогоплательщиков. По данным правительства, по 24 проектам, реализуемым на норвежском шельфе, перерасход средств составил около $8,5 млрд (49 млрд норвежских крон). Йенс Столтенберг подчеркивает, что 90% этого перерасхода «заплатило общество». В Statoil и других компаниях отрасли быстро откликнулись на планы кабинета министров. В заявлении Норвежской ассоциации производителей нефти и газа говорится, что действия властей «подрывают стабильность и предсказуемость норвежского нефтегазового рынка».

В определенной степени нефтяное благополучие действительно начинает играть с этой страной злую шутку. Большинство экспертов уверено, что для сохранения конкурентоспособности любому государству необходимо развивать высокотехнологичные секторы экономики, а с этим в Норвегии дела обстоят совсем не здорово. По данным Европейской ассоциации прямого и венчурного капитала, в 2012 году 31% всех инвестиций в стартапы ушел в энергетический сектор, тогда как в соседних Швеции и Финляндии в ТЭК пошли только 4 и 15% соответственно. «В ситуации, когда стране придется возобновлять экономический рост, нам прежде всего нужен будет эффективный бизнес-сектор, который сможет адаптироваться к меняющейся ситуации, — заявил глава Центробанка Норвегии Ойстен Ольсен. — На данный же момент мы видим явный недостаток в норвежских инвестиционных проектах, за исключением нефтяных, которые в перспективе смогут приносить прибыль». — «Финансирование добычи в Северном море — самая безопасная и прибыльная инвестиция, стартапы не в силах конкурировать с ТЭКом», — отметил Фредерик Сиверсен из IKT-Norge (его цитирует газета «Ведомости»).

Однако никто в европейском экспертном сообществе не спорит и с тем, что именно за счет богатства недр и мощного нефтегазового сектора норвежцы не ощущают кризиса, накрывшего Европу. Последние предложения норвежских властей стали наглядной демонстрацией и общего тренда для всех богатых сырьем государств (в том числе и России): отрасли-доноры эксплуатируются с повышенной интенсивностью, а национальные правительства при необходимости спокойно распечатывают свои «кубышки».

Обеспечить баланс в развитии всех отраслей экономики сложно, особенно когда существует «простой нефтяной путь» к процветанию. Меры, которые предложило правительство Норвегии, вряд ли помогут стране решить стоящие перед ней глобальные задачи. И уж точно не оздоровит экономику страны отказ Statoil из-за угрозы повышения налогов от принятия инвестиционного решения по проекту Johan Castberg в Баренцевом море, который включает в себя освоение нефтяных месторождений Скругард и Хавис с запасами 600 млн баррелей. Возможно, лейбористы получат шанс выиграть очередные выборы и будут несколько сглажены последствия глобальной европейской рецессии. Но не более того.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ