Путь к светлым

Путь к светлым

Проблемы российских нефтяных компаний, вызванные включением
масел в категорию темных нефтепродуктов при расчете
экспортных пошлин.

Иллюстрация: Дмитрий Коротченко

Российское правительство второй год не может исключить смазочные материалы из категории темных нефтепродуктов и продолжает взимать с них экспортную пошлину, нанося отечественным производителям ущерб

Текст: Евгений Третьяков

БОРЬБА С ВЫПАДЕНИЕМ

В апреле Министерство финансов РФ выступило с рядом предложений, направленных на увеличение доходов федерального бюджета. По традиции, главным донором государства остается нефтяная отрасль. В пакете мер, озвученных главой ведомства Антоном Силуановым, оказались: рост акцизов на бензин четвертого и пятого классов, увеличение налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) на нефть на 5%, а также повышение ставки экспортных пошлин на темные нефтепродукты до 70–80% от ставки пошлины на сырую нефть (ранее предполагалось довести пошлину на мазут до 100% с 2015 года). Все эти фискальные инициативы могут начать действовать уже со следующего года. «В связи с переходом на 4-й и 5-й классы бензина общий объем поступлений в дорожные фонды за три года может сократиться на 100 млрд рублей, — заявил Антон Силуанов. — Нам необходимо подумать над комплексным решением этого вопроса не только путем повышения ставок акцизов на нефтепродукты, но и с помощью других механизмов — модификации экспортной пошлины на нефтепродукты. Возможно повышение и некоторых иных налогов на нефтяной сектор».

ПОД ОДНУ ГРЕБЕНКУ

В вопросе повышения экспортных пошлин на темные нефтепродукты есть еще один подводный камень. Сейчас к категории темных отнесены также смазочные материалы, нефтяные битум и кокс. И при их экспорте взимается такая же пошлина, как и с мазута (66% от ставки пошлины на сырую нефть). Между тем в отличие от мазута это конечные товары с высокой добавочной стоимостью. В первую очередь это относится к маслам, часть из которых можно считать высокотехнологичной продукцией, как, например, моторные масла классов API SL, SM (моторные масла современных категорий по классификации Американского института нефти). В их цену заложено менее 10% стоимости сырых нефтепродуктов, остальные 90% составляют стоимость технологий, синтетических компонентов, стоимость российских брендов, которые так же многократно облагаются экспортными пошлинами.

Проблема в том, что сегодня на российском рынке существует профицит мощностей по производству масел: при потреблении в районе 1,8 млн тонн в год российские компании производят около 2,5 млн тонн масел, еще примерно 400 тыс. тонн импортируется. До введения в прошлом году экспортной пошлины получающаяся разница экспортировалась. Сейчас же эта возможность фактически закрыта.

«Экономика бизнеса смазочных материалов складывалась из продаж на внутреннем рынке и экспорта, — рассказал генеральный директор компании „Газпромнефть — смазочные материалы“ Александр Трухан. — Сейчас у нас одно крыло, по сути, отрезали, сделав доходность экспорта отрицательной, поскольку пошлина съедает то ценовое преимущество, которое раньше имели российские производители на зарубежных рынках. Из-за наличия „полузаградительных“ пошлин значительная часть этого экспорта осталась в России и была использована самым разным способом, вплоть до сжигания». Александр Трухан подчеркнул, что такая ситуация крайне негативно сказывается и на инвестиционном процессе. Российский рынок масел сегодня занимает пятое место в мире и является единственным в Европе, где в прошлом году был зафиксирован рост объемов продаж (примерно на 3,6%). Пока в структуре рынка большое место занимают базовые масла первой группы, а также простые товарные продукты гостовских спецификаций. Но доля высокотехнологичной продукции, производимой на основе базовых масел второй и третьей групп, растет быстрыми темпами из-за частого обновления автопарка, замены старого промышленного оборудования на современное. Чтобы наладить в России производство такой продукции, нужны средства. «Но с введением экспортных пошлин у нас фактически отобрали источник для финансирования инвестиционных программ», — отметил Александр Трухан. В итоге растет доля импорта.

БАРЬЕР ДЛЯ РАЗВИТИЯ

Для «Газпромнефть-СМ» положение дел не столь критично, как для многих других производителей, поскольку у компании диверсифицированный продуктовый портфель, в котором достаточно много премиальной продукции, не имеющей проблем со сбытом внутри страны и за рубежом. В 2012 году ассортимент продукции был расширен в 1,5 раза — до 1300 товарных позиций, насчитывающих более 400 наименований. На рынок выведены новые продуктовые линейки: судовые масла под брендом Texaco, синтетические масла для коммерческого транспорта. Доля масел производства «Газпромнефть-СМ» на российском рынке в 2012 году увеличилась с 10 до 14%. Объем реализации премиального бренда G-Energy в России достиг 10 тыс. тонн в год. За 2012-й компания нарастила производственные мощности для фасовки продукции в 1,7 раза — до 172 тыс. тонн. Инвестиции в развитие производства в 2008–2012 годах составили 5,5 млрд рублей. Планы так же амбициозны: к 2025 году нарастить общий объем производства масел до 633 тыс. тонн, из которых 330 тыс. тонн будут приходиться на долю высокотехнологичных фасованных масел. В среднеи долгосрочной перспективе «Газпромнефть-СМ» завершит реализацию ряда крупных инвестпроектов, среди которых создание на Омском заводе смазочных материалов собственного производства базовых масел второй и третьей группы. Также компания планирует расширение мощностей Московского завода смазочных материалов, модернизацию производства смазок. Суммарный объем инвестиций в инфраструктуру для производства смазочных материалов с 2013 по 2025 год составит 20,8 млрд рублей. К этому времени «Газпромнефть-СМ» рассчитывает занять порядка 18% российского рынка смазочных материалов.

«Единственным барьером, который сдерживает развитие отрасли смазочных материалов, является система экспортных пошлин», — резюмировал Александр Трухан. Стоит отметить, что мнение по поводу ситуации с пошлинами едино для всей отрасли. «В отличие от мазута, из которого можно и нужно „выжимать“ тот же бензин или дизтопливо, эти три продукта (масла, кокс и битум. — СН) являются конечными и не подлежат дальнейшей переработке, — заявил первый вице-президент ЛУКОЙЛа Владимир Некрасов (его мнение приводит „Независимая газета“). — Для этих нефтепродуктов было бы целесообразно сохранить льготные коэффициенты, тем более что предложение масел, кокса и битума на отечественном рынке превышает спрос. Экспорт же этих продуктов помог бы сохранить прибыльность их производства».

НЕОКОНЧЕННЫЙ ДИАЛОГ

Безусловно, нефтяники и эксперты пытаются доказать правительству, что необходимо вывести масла (а также битум и кокс) из категории темных. Но диалог длится уже второй год. В конце прошлого года наметился прогресс в этом вопросе. Заместитель министра энергетики Павел Федоров признал, что «масла относятся к светлым нефтепродуктам, они попали в этот список случайно, как и кокс с битумом». «Решением проблемы может стать реклассификация базовых масел и масел второй и третьей категорий как светлых нефтепродуктов», — говорил он. Но в настоящий момент Павел Федоров в Мин энерго уже не работает, и дискуссию с чиновниками приходится начинать практически с нуля. Будут ли повышены пошлины на мазут (или все темные нефтепродукты) со следующего года — пока неизвестно. Антон Рубцов отмечает, что это противоречит взятым на себя Россией обязательствам по вступлению в ВТО. Так что, вероятно, правительство оставит в силе действующую схему — рост пошлины на мазут с 2015 года на 100%, — но пойдет на повышение акцизов на топливо. «Следует отметить, что Энергетический центр бизнесшколы „Сколково“ представил Минэнерго России расчеты возможных вариантов повышения пошлин и акцизов. При этом в случае повышения пошлин на темные нефтепродукты предлагается как минимум сохранить на текущем уровне пошлины на смазочные масла, битумы и кокс. По каждому из этих продуктов целесообразно устанавливать отдельные специальные ставки экспортных пошлин, в некоторых случаях вплоть до нулевых. Будем проводить расчеты и убеждать в этом правительство», — говорит Антон Рубцов.

Когда верстался номер, вопрос по акцизам на бензин и пошлине на темные нефтепродукты решен не был, как не поступало и предложений по разделению мазута и готовых продуктов в фискальной системе.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ