Источник технологий

Источник технологий

Совместный поиск новых технологий разведки, разработки и эксплуатации месторождений в партнерстве с нефтесервисным холдингом Halliburton



Halliburton

Одна из крупнейших мировых сервисных компаний, предоставляющих весь спектр услуг для нефтегазовой отрасли. Компания ведет деятельность в более чем 80 странах мира и насчитывает свыше 75 тыс. сотрудников. Подразделения Halliburton предоставляют услуги и технологические решения на протяжении всего периода эксплуатации месторождений — от разведки до бурения, оценки параметров пласта и оптимизации добычи.





Фото: Евгений Уваров, Александр Таран
Инфографика: Алиса Бережная

Сегодня самочувствие нефтяных компаний на местных и мировых рынках во многом зависит от технологий разведки, разработки и эксплуатации месторождений, которые способны предложить им нефтесервисные компании. «Газпром нефть», постоянно находясь в поиске новых эффективных технологий, активно сотрудничает с крупными западными сервисменами. Примером такого сотрудничества стало недавно подписанное соглашение с компанией Halliburton.

Текст: София Зорина

ПОХОД ЗА ТЕХНОЛОГИЯМИ

Halliburton не первая иностранная сервисная компания, технологическое сотрудничество с которой официально оформила «Газпром нефть». Соответствующее соглашение в 2011 году было заключено с Schlumberger. А в январе 2012 года стартовал проект по созданию Центра геологического сопровождения строительства высокотехнологичных скважин: с горизонтальным окончанием, многоствольных, с последующим проведением многостадийного ГРП и пр. В 2012 году консультанты из Schlumberger сопровождали строительство более 150 высокотехнологичных скважин, в 2013 году эти объемы планируется увеличивать.

Подписанное в августе соглашение о технологическом сотрудничестве, конечно, не стало и стартовой точкой во взаимоотношениях «Газпром нефти» с Halliburton. Компания уже проводит различные работы (буровые сервисы, освоение, ГРП, концептуальное проектирование) на нескольких месторождениях группы, включая иракскую Бадру. Тем не менее для реализации стратегических планов «Газпром нефти» обычных отношений «заказчик-подрядчик» недостаточно, и рамки существующего взаимодействия было решено значительно расширить.

Новые отношения будут строиться на постоянном обмене информацией для поиска оптимальных технологических решений наиболее актуальных задач, в числе которых — работа с трудноизвлекаемыми запасами (ТРИЗ), нетрадиционными ресурсами, глубоководное бурение и т.д.

В первую очередь в центре внимания будут находиться ТРИЗы. Напомним, соответствующая программа «Газпром нефти» подразумевает вовлечение в разработку 300 млн тонн трудно извлекаемых запасов к 2020 году (в частности, с бажено-абалакской свиты в ХМАО). Ее реализация потребует применения передовых технологий для раскрытия потенциала сложных месторождений и обеспечения рентабельности таких разработок. «До недавнего времени в Западной Сибири, имеющей очень сложную геологию, осуществлялась добыча только легкоизвлекаемых запасов, составляющих зачастую около 20–30% от общей ресурсной базы — в то время как остальные 70–80% остаются недоступными для стандартных методов добычи из-за их низкой эффективности, — рассказал менеджер компании Halliburton по развитию бизнеса с ОАО „Газпром нефть“ Александр Агапитов. — Снижение производительности зрелых месторождений — существенная проблема для нефтяных компаний, потому что такие активы являются, как правило, основными источниками денежных потоков, несмотря на постепенное истощение ресурсной базы легкоизвлекаемых углеводородов. Решение этой проблемы — один из основных аргументов для технологического партнерства двух компаний».

Как рассказал глава дирекции по крупным проектам «Газпром нефти» Денис Сугаипов, фактически соглашение позволяет специалистам компании ставить перед западными коллегами конкретные задачи на примере конкретных месторождений. «Мы предоставляем информацию о сложных месторождениях, они — варианты, как эти запасы можно извлечь», — пояснил Денис Сугаипов.

Также соглашение предусматривает проведение специальных технических семинаров для знакомства сотрудников «Газпром нефти» с инновационными технологиями; поддержку научноисследовательских работ в области новых технологий разведки и разработки месторождений, проводимых российскими исследовательскими центрами и университетами; обучение сотрудников нефтяной компании в научном центре Halliburton в Хьюстоне по программе «Добыча неконвенциальных ресурсов».

Технологическое сотрудничество с лидерами мирового нефтесервисного рынка — объективная необходимость для российских нефтяных компаний. Когда времена «легкой добычи» заканчиваются, нефтяники нуждаются в инновациях, а российский сервис предложить их сегодня не в состоянии. «Для нас это, прежде всего, получение не сервисных услуг, а новых технологий, — подтвердил Денис Сугаипов. — Именно на это направлено наше соглашение с Halliburton».

РАЗДЕЛЕНИЕ ТРУДА

В целом ситуация на российском рынке нефтесервисных услуг вполне благополучна. Проведенное компанией RPI в начале 2013 года исследование показало, что в период 2005–2012 годов совокупный объем рынка в денежном выражении (рублевом) увеличился на 122%, с 232,8 млрд рублей в 2005 году до 516,2 млрд рублей в 2012 году. Основными драйверами роста среди сегментов сервиса стали: эксплуатационное бурение, гидроразрыв пласта (ГРП) и капитальный ремонт скважин (КРС).

При этом ситуация балансирует между двумя составляющими: западными технологиями и системами управления — и предложением более дешевых мощностей российскими операторами. «Российские компании лучше знают геологию страны, условия залегания нефти в том или ином регионе, привыкли работать в непростых климатических условиях. Иностранцы обладают серьезными финансовыми ресурсами и вкладывают значительные средства в разработку новых технологий», — уточнил аналитик инвестиционного холдинга «Финам» Анатолий Вакуленко. Баланс сил российских и западных сервисменов обусловлен, прежде всего, экономическими условиями, в которых оперируют нефтегазовые компании, считают в консультационноаналитической компании REnergyCO. По мнению ее директора Дмитрия Лебедева, с одной стороны, высокие налоги и увеличивающаяся себестоимость, а с другой стороны, растущая сложность добычи требуют от нефтекомпаний комбинирования дорогостоящих технологий и постоянного контроля общих затрат.

В этой ситуации вполне объяснима характерная для российской нефтянки практика работы по коротким контрактам и отсрочки платежей. Которая, конечно, не способствует наращиванию технологических компетенций российскими сервис менами, часто не обладающими мощным ресурсным запасом и работающими с невысокой рентабельностью. Это создает условия отложенного спроса на буровые технологии, считает Дмитрий Лебедев из REnergyCO: «Для сравнения: три крупнейших буровых компании в США за пять лет (2007–2011) вложили почти $15 млрд в оборудование и новые приобретения по сравнению с $3 млрд капвложений, сделанных практически всеми крупнейшими российскими компаниями за это же время».

Такое положение дел уже сегодня четко разделило нефтесервисный рынок по типам работ. В сегментах с низкой капиталоемкостью и условно низкой технологической насыщенностью, таких как капитальные и текущие ремонты скважин, доминируют российские поставщики услуг, отмечают в REnergyCO. Из западных компаний в этом сегменте присутствует только Weatherford, причем после приобретения активов ТНК-ВР. К сегментам с высокой капиталоемкостью и средними требованиями к уровню технологий относится в первую очередь бурение и услуги по гидроразрыву пласта и колтюбингу. Однако если в бурении доминируют российские компании, то более дорогие услуги по ГРП и колтюбингу в основном предоставляют западные компании и международные корпорации. Роль западных технологий также очень высока в сегментах с низкой капиталоемкостью и высокой технологической насыщенностью, таких как сопровождение горизонтального бурения, цементирование, долотный бизнес, сервисы буровых растворов.

РЫНОЧНАЯ ЧИСТКА

По разным оценкам уже сейчас доля «иностранцев» в сервисе составляет от 20 до 40%. По оценке аналитика РБК Марины Карнауховой, малые и средние российские нефтегазосервисные компании в большинстве своем ничего не могут противопоставить нефтесервисным грандам, способным оказать нефтедобывающим компаниям весь спектр услуг.

Хотя гипотезы экспертов о дальнейшем развитии российского рынка нефтесервиса различаются, но все они, так или иначе, предполагают, что роль западных компаний, обладающих высокими технологиями, сохранится как минимум в ближайшие 5–10 лет.

«Крупные международные сервисные компании расширяют свое присутствие как за счет предложения более совершенных технологий, так и за счет скупки российских активов. В будущем их доля на рынке, скорее всего, еще более возрастет в связи с увеличением объема работ по освоению шельфовых месторождений и месторождений баженовской свиты, которые требуют применения сложных технологий», — констатирует Максим Матук из RPI. Впрочем, и потребители услуг нефтесервисных компаний, и аналитики не рекомендуют бить тревогу по поводу западной экспансии, связывая происходящее с проблемами роста рынка.

«Исторически российские нефтегазовые компании пользовались услугами собственных нефтесервисных подразделений. Тенденция вывода нефтесервисных активов наблюдается в течение последних 10 лет», — напомнил руководитель практики по работе с компаниями нефтегазовой отрасли KPMG в России и СНГ Антон Усов. Часть нефтесервиса по-прежнему принадлежит ВИНКам, что существенно ограничивает возможности независимых нефтесервисных компаний в расширении масштабов бизнеса и формировании относительно устойчивой структуры рынка.

По мнению экспертов из RPI, итогом процессов, происходящих сегодня, может стать формирование ограниченного пула мощных специализированных холдингов, так как большинство мелких и средних компаний под давлением соперников уйдут с рынка или будут поглощены. При этом аналитики также допускают, что в конце концов на нефтесервисном рынке может появиться крупный независимый российский игрок, консолидировавший слабые активы, либо государственный холдинг. «В сложившихся условиях только государству под силу лимитировать участие зарубежных игроков на российском нефтесервисном рынке», — объясняет Марина Карнаухова. Также, по мнению эксперта, государство могло бы предпринять ряд мер для оказания нефтесервису существенной поддержки. Например, предоставлять кредиты на модернизацию по сниженным процентным ставкам, пересмотреть сроки выплаты НДС, снизить налоги на реинвестируемую прибыль и т.п.

Как бы то ни было, программы освоения сложных запасов российские нефтяники уже запустили, а значит, современные технологии нужны здесь и сейчас. И приход инноваций с Запада в Россию несет изменения не только нефтедобыче — в технологическую сторону, вероятнее всего, будет смещаться и баланс нефтесервисного рынка. «Приход глобальных иностранных компаний в Россию дает положительные результаты и работает на развитие российского рынка нефтесервиса, — уверен Денис Сугаипов. — Сервисные гиганты приносят свой опыт, менеджмент, финансовые средства и новые технологии. Все это идет на пользу не только нефтедобывающим компаниям, но и российским сервисменам, заставляя их развиваться». Что касается «Газпром нефти», то компания свой выбор уже сделала, и этот выбор — современные технологии, кто бы ни был их автором. «По нашим расчетам, более половины нефти будет добываться с применением инновационных технологий, — отметил первый заместитель генерального директора „Газпром нефти“ Вадим Яковлев. — Повышение эффективности разработки зрелых месторождений и реализация новых крупных проектов связаны с технологическими вызовами. Для решения задач мы активно сотрудничаем с российскими и иностранными сервисными компаниями, выбирая подходящие для наших месторождений современные технологии».