«Простых месторождений не бывает»

«Простых месторождений не бывает»

Главный геолог «Газпром нефть Оренбурга» Александр Хальзов


Фото: Александр Мирзаханов

Предприятие «Газпром нефть Оренбург», владеющее лицензиями на разработку четырех нефтегазоносных месторождений в Оренбургской области, в конце 2014 года пополнило свой портфель активов двумя участками — Ягодным и Кувайским. Это еще один шаг в реализации стратегии увеличения объемов добычи оренбургским кластером с нынешних 3 млн до 8,5 млн т.н.э. к 2020 году. Ключевая роль при решении этой задачи отводится геологическим службам, которым предстоит превратить лицензионные участки в полноценные месторождения, определить реальные извлекаемые запасы, разработать планы по их разведке и освоению. О сегодняшнем состоянии оренбургских активов «Газпром нефти» и о планах их развития — в интервью заместителя генерального директора — главного геолога «Газпром нефть Оренбурга»

Интервью: Антон Цепилов

— Можно ли сегодня говорить о том, что в Оренбуржье, как и планировалось, создан новый добывающий кластер «Газпром нефти»?

— Думаю, что об этом можно было уверенно говорить уже в 2012 году, когда мы включили в единую организационную структуру и полностью интегрировали наши самые «старые» активы — восточную часть Оренбургского нефтегазоконденсатного месторождения, Капитоновское и Царичанское месторождение. Хотя, конечно, называть эти промыслы «старыми» — откровенное преувеличение: первый актив мы развиваем с 2008 года, остальные — с 2011‑го. Дальше шла последовательная работа по росту бизнеса в регионе. В октябре 2012 года «Газпром нефть» получила контроль над компанией «Живой исток», владеющей лицензиями на разведку и добычу нефти на Балейкинском месторождении и на геологическое изучение Уранской площади, в октябре 2014‑го завершена сделка по приобретению 100% компании «Югра-Интэк», которой принадлежит лицензия на поиск, разведку и добычу нефти на Кувайском лицензионном участке. И буквально три недели назад «Газпром нефть Оренбург» победил в аукционе на право геологического изучения, разведки и добычи углеводородов на Ягодном лицензионном участке.

— Что представляют собой новые участки?

— Ягодный участок большой — почти 500 кв. км на территории Переволоцкого и Новосергиевского районов, при этом достаточно хорошо изученный: еще в 1978 году на участке было открыто Землянское месторождение, велось поисковое и разведочное бурение, 2D- и 3D-сейсморазведка.

Кувайский участок сравнительно небольшой, его площадь 140 кв. км. Он находится в Переволоцком районе, чуть севернее Царичанского месторождения, и гораздо слабее изучен, чем Ягодный. Хотя геологические данные и на Кувае достаточно неплохие.

В целом же если посмотреть на карту Оренбургской области, то видно, что все наши лицензионные участки (кроме восточного участка ОНГКМ — «СН») расположены рядом друг с другом. Таким образом, мы рассчитываем на синергетический эффект от разведки и добычи: налаженная инфраструктура позволит более эффективно и с меньшими затратами вести их разработку.

— На Ягодном все геологические исследования уже проведены до вас? Больше изучать там нечего и новых открытий ждать не стоит?

— Это, конечно, не так. Работы очень много и там. Нужно понимать, что технологии не стоят на месте и те карты, которые были составлены по результатам проведения разведки даже 8–10 лет назад, гораздо менее точны и детальны, чем те, которые позволяет получить современное оборудование. Это же касается и 3D-моделирования: чувствительность приборов, которые принимают сейсмоволны, мощность компьютеров, обрабатывающих информацию, выросла многократно, так что мы постоянно уточняем имеющиеся данные.

— Геологоразведочные работы на других участках уже завершены?

— Активная фаза геологоразведочных работ в нашей компании началась во второй половине 2012 года, когда мы приобрели Царичанское, Филатовское и Балейкинское месторождения, которые были довольно плохо изучены. Мы были вынуждены очень быстро наращивать объемы разведки, чтобы реализовать планы по добыче. За два с небольшим года практически все участки «Газпром нефть Оренбурга» удалось покрыть высокоплотными сейсморазведочными работами 3D. Суммарный объем полевых работ превысил 1,4 тыс. кв. км, что значительно больше, чем предусмотрено лицензионными обязательствами.

— Месторождения нефти в Оренбурге можно оценить как сложные?

— Я считаю, что простых месторождений не бывает. У каждого свои особенности, и каждое требует своего, вдумчивого подхода. Поэтому я бы охарактеризовал оренбургские месторождения как очень интересные и неоднородные. Здесь нельзя работать по каким-то единым, универсальным лекалам. Геологическая структура двух скважин, расположенных буквально в 300–400 м друг от друга, может отличаться разительно. Наверное, это и есть главная оренбургская особенность — «кустовое» строение недр. На том же Самотлоре, условно говоря, почти все скважины — как близнецы, поскольку нефтеносные залежи сравнительно однородны. А у нас они напоминают гроздь винограда, где каждая «ягодка» — место нефтегазоносного скопления. Именно поэтому чрезвычайно важно построить как можно более точную модель участка, чтобы не промахнуться при бурении.

— «Газпром нефть Оренбург» — одна из первых нефтяных компаний в стране, которые стали применять для добычи нефти технологию многостадийного кислотного гидроразрыва пласта. Эта технология будет применяться и на новых участках?

— Я думаю, что будет. Но надо понимать, что гидроразрыв пласта, тем более многостадийный, — это не панацея и применять его бездумно нельзя. Проще говоря, если у вас есть малодебитная скважина, то совершенно не факт, что, применив ГРП, вы резко увеличите ее нефтеотдачу. Поэтому, прежде чем увлекаться высокими технологиями, необходимо все оценить и просчитать. Вполне возможно, что две-три классические вертикальные скважины дадут больший эффект и окажутся в итоге дешевле, чем одна с проведенными многостадийными ГРП.

Впрочем, и недооценивать возможности, которые предоставляет нам прогресс, тоже нельзя. Есть примеры, когда на безнадежных, казалось бы, скважинах кислотный ГРП давал более чем двукратный прирост дебита.

— Нет опасений, что масштабная программа освоения новых участков в Оренбургской области будет скорректирована или даже свернута из-за внешних факторов, таких как западные санкции, снижение цен на нефть?

— Такой сценарий развития ситуации мы пока не рассматриваем. Более того, в планах даже увеличение темпов работ, несмотря на кризис.

— Но цена отсечения на нефть существует?

— Вопрос не совсем ко мне — все же дело экономистов определять цены отсечения. С точки зрения развития наших активов могу сказать, что существующий уровень цен далек от критического, оренбургские проекты при таких показателях остаются востребованными и будут развиваться. Мое личное мнение, что объективная цена нефти, которая складывается из себестоимости добычи, баланса спроса и предложения, сегодня гораздо выше $60 за баррель.

— Существуют пути снижения себестоимости оренбургской нефти?

— Конечно, и мы активно занимаемся их поиском. В частности, сейсморазведочные работы, выполненные в 2013–2014 годах с применением современной методики 3D-моделирования, позволят уже в первом квартале 2015 года выделить наиболее приоритетные участки для разбуривания, тем самым сняв риски и сократив затраты. Кроме того, компания проводит обширный комплекс других геолого-геофизических исследований, без которых невозможно качественное выполнение геологоразведочных работ. Особо отмечу такие методы, как непродольное вертикальное сейсмическое профилирование (НВСП) и пассивные микросейсмические исследования (МСИ). НВСП выполняется в каждой поисковой и разведочной скважине, а в отдельных случаях — и в эксплуатационных скважинах и позволяет получить качественную скоростную характеристику разреза. С 2012 года мы выполнили НВСП в 13 скважинах, а проведение этих операций перед обработкой и интерпретацией данных сейсморазведки позволило получить на выходе надежную структурную основу для последующего бурения.

— Перед «Газпром нефть Оренбургом» стоит сложнейшая задача — увеличить объем добычи почти втрое всего за пять лет. Это действительно реально?

— Мы не ставим перед собой невыполнимых задач. И для их решения компания сейчас вкладывает серьезные инвестиции как в приобретение новых лицензионных участков, так и в геологоразведку — на основе долгосрочных планов развития ресурсной базы в регионе.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ