Еще по сто

Прогноз развития нефтяной отрасли в 2014 году

Иллюстрации: Дмитрий Коротченко

Факторов давления на нефтяные котировки в 2014 году ожидается немало, но цены вряд ли сдадут 100‑долларовый рубеж

Текст: Евгений Третьяков

В январе 2014 года министр финансов России Антон Силуанов заявил, что есть существенные риски снижения цен на нефть до $80–90 за баррель, тогда как федеральный бюджет посчитан исходя из прогноза в $101. Однако, по мнению большинства рыночных аналитиков, это слишком консервативный прогноз, и такой глубокой ценовой коррекции произойти не должно. Например, по достаточно пессимистичному прогнозу российского подразделения Deutsche Bank, средняя цена барреля нефти должна опуститься до $100 уже в первом квартале 2014 года и до $95 во втором квартале. Впрочем, наибольшая масса прогнозов колеблется в рамках среднегодового показателя $95–105 за баррель Brent. При этом мало кто предполагает, что цена на черное золото вырастет с нынешнего уровня в $106–108 за баррель. На первый взгляд, факторов, которые сегодня давят на нефтяные котировки, более чем достаточно. Но на деле все очень неоднозначно.

В ОЖИДАНИИ «КАМБЭКОВ»

В качестве ключевых факторов грядущего снижения цен сегодня называются частичное снятие экономических санкций с Ирана и возобновление поставок нефти из Ливии. Напомним, что в прошлом году множество объектов ливийской нефтяной инфраструктуры были заблокированы из-за разногласий между различными группировками. Страна перестала экспортировать нефть. Иран же не поставлял в полном объеме черное золото из-за международных санкций, наложенных на него в связи с реализацией ядерной программы, которая, как считает Запад, направлена на создание ядерного оружия.

В нынешнем году, как ожидают наблюдатели, оба государства вернутся со своей нефтью на рынок. Ливия постепенно разблокировала месторождения и порты, а Иран пошел на уступки международной «шестерке» (Россия, США, Германия, Франция, Великобритания и Китай). Президент США Барак Обама постоянно подчеркивает, что против новых санкций в отношении Ирана до тех пор, пока тот выполняет свои обязательства.

Но в иранском «камбэке» есть свой нюанс, который почему-то предпочитают не замечать многие аналитики, — никакого роста поставок на рынок со стороны Тегерана не будет. Ослабление санкций заключается в том, что «власти США приостановят усилия, направленные на дальнейшее сокращение продаж иранской нефти, позволив ее покупателям сохранить текущий объем закупок» (цитата из официального сообщения американского Минфина). По данным ведомства, это позволит на период реализации совместного плана действий «шестерки» и Ирана сохранить объем поставок иранской нефти в Китай, Индию, Японию, Южную Корею, Турцию и на Тайвань. В сообщении отмечается, что в этой деятельности не смогут участвовать граждане США.

Иран до применения к нему санкций поставлял на мировой рынок в среднем 2,5 млн баррелей нефти в сутки. В прошлом году, по подсчетам Международного энергетического агентства (МЭА), Иран в среднем экспортировал 1,07 млн баррелей. Сам Тегеран при этом регулярно давал данные о поставках примерно 1,5 млн баррелей, но США и его партнеры считают эту цифру искусственно завышенной и вряд ли позволят Тегерану увеличить свои реальные поставки даже до такой величины, не говоря уже о возврате к прежним объемам экспорта.

Что касается Ливии, то здесь тоже не все очевидно. Порты действительно начали разблокировать, но ситуация в стране пока нестабильна, и жестких гарантий сохранения позитивного тренда не даст, наверное, никто. Например, уже в январе нынешнего года исламистские партии попробовали добиться объявления вотума недоверия кабинету министров, но, не сумев отправить в отставку премьера Али Зейдана, отозвали пятерых своих министров из правительства. И это, в общем, не самая тревожная новость из Ливии.

Роста добычи ждут еще и от Ирака. Внутри этой страны существуют определенные политические разногласия, но ее нефтяная промышленность на части территорий (в том числе в регионах работы российских ЛУКОЙЛа и «Газпром нефти») функционирует исправно. Фактор Тегерана, Триполи и Багдада мог бы иметь весьма серьезные последствия, если бы не одно «но» — все они члены ОПЕК. Поначалу страны картеля в штыки восприняли потенциальную необходимость «подвинуться», но в конце января 2014 года генеральный секретарь ОПЕК Абдалла аль-Бадри дал понять (его слова приводит агентство «Прайм» со ссылкой на Reuters), что организация не допустит избыточного предложения на рынке: «Когда они (дополнительные объемы) появятся, мы сможем найти для них место, и ОПЕК будет такой же, как и раньше. Когда мы договорились об этих 30 миллионах баррелей в день (текущий объем поставок ОПЕК на рынок — „СН“), каждый знал свою долю. Поэтому, когда Ливия и Ирак вернутся к прежним объемам, каждый также будет знать свою долю». Что касается места для Ирана, то этот вопрос, на его взгляд, возникнет не раньше следующего года.

АМЕРИКАНСКИЕ ГОРКИ

Внимательно смотрят в ОПЕК на новости из США. За счет продолжения бума добычи сланцевой нефти объем добычи в прошлом году перевалил за 8 млн баррелей в сутки — это рекордный уровень за последние четверть века. Из-за этого Штаты сокращают импорт черного золота и, соответственно,

создают переизбыток нефти на рынке, который, впрочем, пока компенсируется ростом спроса со стороны развивающихся стран (Китая, Индии и пр.). К тому же в самих США, вопреки многолетнему тренду, неожиданно стал расти спрос на нефть. По данным МЭА, в прошлом году рост составил 390 тыс. баррелей в сутки (2%). Динамика спроса стала положительной впервые с 2005 года, и впервые за много лет Америка обогнала по этому показателю Китай, нарастивший потребление всего на 295 тыс. баррелей.

Экономика США действительно чувствует себя неплохо — по предварительным статданным, рост ВВП в прошлом году составил 1,9%. Стабильные внутренние цены на нефть и нефтепродукты повышают спрос на них, а постоянный рост добычи не дает разгоняться ценам на энергоносители. Но уже скоро Штаты могут столкнуться с переизбытком сырья, предупреждают местные аналитики, поскольку в стране действует законодательный запрет на экспорт нефти. Ряд компаний, работающих на сланцах, уже начали лоббировать отмену этого запрета, но пока инициатива встречает отпор конгрессменов, ратующих за дешевый бензин для американцев и недорогое сырье для промышленности.

И все же, насколько сильно американский фактор может повлиять на нефтяные котировки? Часть прироста добычи «съест» растущая американская экономика (МЭА прогнозирует рост потребления в США в 2014 году с 18,9 млн баррелей в сутки до 19 миллионов). Остальное компенсирует рост спроса в мире — МЭА в январе этого года повысило свой прогноз мирового спроса на нефть в 2014 году с 92,1 млн баррелей в сутки до 92,5 млн. «Большинство стран, входящих в ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития, объединяет наиболее экономически развитые державы — „СН“), преодолели препятствия рецессии. Некоторые страны демонстрируют рост в энергоемком производстве и нефтехимическом секторе», — отмечают в МЭА.

Большинство ведущих международных экономических организаций также достаточно оптимистично смотрит на перспективы этого года. Например, Всемирный банк повысил прогноз по росту мирового ВВП с 2,4% до 3,2%. В материалах ВБ отмечается уверенный экономический рост в развивающихся странах, драйвером которого является как восстановление экономик развитых стран, так и замедляющийся, но по-прежнему значительный рост экономики Китая. Что касается стран с высоким уровнем дохода, то налогово-бюджетная консолидация и политическая неуверенность продолжат смягчаться, в результате чего экономический рост ускорится с 1,3% в 2013 году до 2,2% в 2014‑м. Любопытные данные по рынку нефти обнародовали аналитики Commerzbank. По их оценке, отклонение от пятилетнего среднего уровня коммерческих запасов нефти в странах ОЭСР в конце прошлого года достигло 99,5 млн баррелей, что указывает на самый значительный дефицит с мая 2003 года. Дефицит наблюдается в Азии и Европе, а значительный избыток, наблюдавшийся ранее в США, сильно сократился. На низких уровнях находятся запасы нефтепродуктов. Здесь отклонение от пятилетнего среднего уровня составляет 115,6 млн баррелей — это максимальное значение с февраля 2003 года. Значит, нефти на рынке намного меньше, чем полагало большинство аналитиков. С учетом тренда на восстановление мировой экономики американские нефтяные излишки рынок в этом году спокойно переварит. К тому же и сами американские производители не заинтересованы в обрушении цен, ведь себестоимость добычи нефти из сланцев в разы выше, чем на традиционных месторождениях.

Гораздо опаснее и менее предсказуемо выглядят последствия сокращения программы количественного смягчения, которую проводит Федеральная резервная система США. Значительная часть из $85 млрд, которые ФРС ежемесячно тратила в прошлом году на выкуп ценных бумаг у американских банков, шла на сырьевой рынок и поддерживала котировки. Но в конце прошлого года Федрезерв решил, что американская экономика показывает устойчивый рост, и начал сокращать объемы эмиссии — в январе он снизил их до $65 млрд в месяц и обещал продолжить эту политику. Возможно, что в итоге это приведет к тому, что спекулянты начнут игру на понижение, что все-таки может привести к обвалу котировок.

В РОССИИ...

В российском правительстве отмечают, что для страны текущий уровень цен на нефть вполне приемлем. Он позволяет в целом без проблем выполнять обязательства государства. Падение цен до $90 будет тяжелым, но не критичным. А вот $80 уже станут проблемой. Такое развитие событий не очень вероятно, однако глава Минфина России призвал «быть готовыми к этому, причем готовыми заранее», пояснив, что для страховки необходимо по-прежнему направлять сверхдоходы в Резервный фонд.

Что касается российских нефтяных компаний, то для них, по мнению аналитиков, текущий год может оказаться не слишком благоприятным. И не из-за плохой конъюнктуры на внешнем рынке, а из-за очередного повышения налогов (см. № 105 за октябрь 2014 года). Ситуация в российской экономике не очень позитивная: в прошлом году ВВП вырос лишь на 1,5%, в этом году ожидается рост выше 2%. Но многие эксперты считают, что он будет ниже, что негативно скажется на доходах бюджета. На руку и властям, и экспортерам может сыграть начавшаяся в январе девальвация рубля — она поможет получить больший доход в национальной валюте, чем планировалось. Но в целом риск внезапного пересмотра налогового законодательства по-прежнему висит дамокловым мечом над российскими нефтяниками.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ