Разведка морем

Разведка морем

Проект разработки Долгинского месторождения

Несмотря на сложную рыночную конъюнктуру, на Долгинское месторождение удалось привлечь высококлассную буровую установку GSP Saturn Платформа, работающая на Долгинском, прошла полную модернизацию, включающую монтаж современного бурового и судового оборудования Чтобы как следует разобраться в геологии Долгинского, в идеале нужно пробурить и провести испытания целой серии разведочных скважин Аварийно-спасательные учения — важная составляющая системы обеспечения безопасности при работе на шельфе
Фото: Андрей Голованов

Долгинское месторождение

Открыто в 1999 году, расположено в центральной части Печорского моря, в 120 км к югу от архипелага Новая Земля и в 110 км к северу от материкового берега. Глубина моря в районе месторождения составляет 35–50 метров. Его запасы оцениваются более чем в 200 млн тонн нефтяного эквивалента. Оператор разработки проекта — «Газпромнефть-Сахалин».

Геологические особенности
Месторождение сложной, вытянутой с юго-востока на северо-запад, формы длиной до 80 км и шириной от 3 до 10 км. Залежь формируется из нескольких пластов, отличающихся по петрофизическим свойствам (карбонатные и терригенные породы) и свойствам нефти, что усложнит в дальнейшем выбор методов добычи. По предварительной оценке, 86% геологических запасов составляет карбонатный комплекс и 14% — терригенный.

Геологоразведка
С момента открытия и до настоящего времени на месторождении были пробурены три разведочные скважины — две северо-долгинских (СД) и одна южно-долгинская (ЮД). А также проведены сейсморазведочные работы 2D в объеме более 11 тысяч пог. км и 3D-сейсмика на площади 1,6 тыс. кв. км. Испытанием скважины 1ЮД была доказана нефтеносность карбонатного комплекса нижнепермских отложений, получен приток нефти в 160 т/сут. Нефтеносность верхнепермских отложений пока не подтверждена.

Текущий статус
В июне 2014 года на Долгинском началось бурение четвертой разведочной скважины в северной части месторождения глубиной 3500 м. Для этого была зафрахтована и доставлена в Печорское море самоподъемная буровая установка (СПБУ) GSP Saturn. В рамках работ запланировано испытание и проведение полного комплекса геологических исследований скважины.

«Газпром нефть» приступила к разведочному бурению на Долгинском месторождении в Печорском море. Этот проект можно назвать знаковым: если Приразломное было первым шагом в отработке офшорных технологий нефтедобычи за полярным кругом, то начало работ на Долгинском — это уже полноценная заявка на масштабное покорение арктического шельфа России

Текст: София Зорина

Мировой опыт

Добыча углеводородов в Арктике — это не только и не столько технологии. Это еще и инфраструктура, логистика, управление, правовое регулирование. Рассчитывать на успех можно, только когда учтены все факторы. Поэтому иностранный опыт разработки шельфа арктических морей интересен в первую очередь с точки зрения общей концепции — и лишь затем используемых технологических решений.

Несомненно, наибольший опыт в реализации северных шельфовых проектов — у Норвегии. Грамотная государственная политика и эффективная поддержка нефтяной отрасли позволили норвежцам за несколько десятков лет стать главными экспертами в области морской добычи углеводородов в суровых полярных условиях. Все началось в 1966 году, когда Норвегия подписала соглашение о разделении участков дна Северного моря с Данией и Великобританией. Стране пришлось развивать отрасль с нуля: не было ни опыта разведки и освоения нефтегазовых месторождений, ни финансовых ресурсов для полноценных инвестиций. Тем не менее норвежцы сумели преодолеть все сложности и найти оптимальное соотношение между государственным участием и привлечением частного капитала, используя опыт и возможности иностранных компаний, максимально задействовать местную промышленность и бизнес.

Сорок лет назад в буровые установки переоборудовались китобойные суда. Сегодня норвежская промышленность собственными силами обеспечивает нефтегазовый комплекс необходимым оборудованием, построила крупнейшую в мире нефтяную платформу, освоила добычу газа с применением подводных комплексов. Благодаря преимущественному использованию местных товаров и услуг в нефтегазовых проектах в период становления отрасли в середине 1970‑х доля внутренних поставок достигала 90%. В то же время Норвегия никогда не отказывалась от сотрудничества с зарубежными компаниями — не просто ограничиваясь покупкой услуг или технологий, а наладив процесс заимствования и адаптации под свои нужды чужого опыта, что позволило норвежским нефтяникам со временем превратиться в полноценных операторов разработки шельфовых месторождений и поставлять на экспорт не только углеводороды, но и технологии для их добычи. И наконец, государство «не спускает глаз» с отрасли, руководствуясь тем, что углеводороды — это невосполнимый национальный ресурс и его эксплуатация должна вестись таким образом, чтобы принести максимальную прибыль, причем не только ныне живущим, но и грядущим поколениям.

Другой положительный пример реализации арктических проектов — освоение месторождения Хайберния в прибрежных водах канадской провинции Ньюфаундленд. Многие эксперты именно Хайбернию приводят в качестве примера организации производства, направленного в первую очередь на развитие региона и только потом непосредственно на добычу углеводородов. Вкладываясь не только в саму добычу нефти, но и в экономическое развитие прилегающих к месторождению территорий, канадское правительство надеется получить двойную прибыль: как за счет продажи нефти, так и за счет трансформации целого региона из дотационного в регион-донор. Участие государства в поддержке проекта заключается в гарантии прав собственности, компенсации повышенных рисков, льготных кредитах.

Оценивая мировой опыт освоения труднодоступных территорий, можно однозначно говорить о том, что, помимо применения инновационных технологических решений, успех проектов во многом зависит от того, насколько тесно их реализация связана с решением социально-экономических проблем близлежащих регионов. С непреложностью этого тезиса уже пришлось столкнуться «Газпром нефти» при подготовке к работам на арктическом шельфе, в том числе и на Долгинском месторождении.

Особенности разработки

Особенность российских месторождений на арктическом шельфе — в сложнейших климатических условиях. И в первую очередь — в наличии паковых льдов большую часть года. Таким осложнением не могут «похвастаться» даже норвежцы: у них все разрабатываемые месторождения находятся в безледовой зоне — и максимум, что может угрожать нефтяникам, «заблудившийся» айсберг или штормовые волны.

Короткий безледовый период в Печорском море в первую очередь сказывается на геологоразведке. Чтобы провести полноценные работы, нужно за четыре месяца успеть доставить на месторождение буровую платформу, установить ее, пробурить разведочную скважину, испытать ее и успеть ликвидировать или законсервировать до первых льдов. «Это очень удорожает процесс геологоразведки, — рассказал руководитель направления по концептуальному развитию „Газпромнефть-Сахалина“ (оператор разработки Долгинского) Даниил Хабенский. — Пробурить скважину в российском арктическом шельфе оказывается значительно дороже, чем в норвежском». В случае с Долгинским проблема усугубляется его сложным строением и вытянутой формой — чтобы как следует разобраться в геологии актива, в идеале нужно пробурить и провести испытания целой серии разведочных скважин. «Это слишком времязатратный и дорогостоящий процесс, поэтому нам придется делать оценки и принимать будущие решения по проекту в условиях значительно большей геологической неопределенности, чем это принято для наземных месторождений», — резюмировал господин Хабенский.

В ситуации, когда цена сбоя в реализации проекта может измеряться не месяцами, а годами, цель оператора проекта — наиболее эффективно выстроить весь процесс и получить максимум от каждой пробуренной скважины. Именно такая задача стоит перед командой «Газпромнефть-Сахалина». «Когда мы начинали работу над проектом, нам предстояло ответить сразу на целый ряд вызовов, — отметил начальник управления по обеспечению производства „Газпромнефть-Сахалина“ Алексей Фадеев. — Выстроить логистику так, чтобы успеть попасть в межледовое „окно“ 2014 года. Решить ряд нетривиальных правовых вопросов. Организовать материально-техническое снабжение объекта и ротацию персонала в условиях удаленности инфраструктуры».

Первые проблемы возникли уже на стадии поиска буровой платформы. В последние годы на рынке самоподъемных плавучих буровых установок (СПБУ) спрос превышает предложение. По данным брокерского агентства Fearnley Offshore, для работы в северных морях подходят всего порядка 50 из существующих СПБУ — и практически все они, в том числе и находящиеся еще на стадии строительства, уже имеют действующие контракты с зарубежными операторами нефтегазовых месторождений. Несмотря на сложную рыночную конъюнктуру, проектной команде «Газпромнефть-Сахалина» удалось решить задачу и привлечь высококлассную буровую установку GSP Saturn.

В то время как плавучая буровая платформа нужна только на стадии геологоразведки, наличие береговой инфраструктуры — залог успеха разработки всего арктического шельфа. Пока нефтяники, приходящие в Арктику, в полной мере могут рассчитывать только на Мурманск с его незамерзающим круглый год портом. Именно отсюда на Долгинское приходят суда обеспечения с буровым оборудованием и материалами для буровых растворов. «При всем удобстве Мурманска в перспективе надо думать и о других базах обеспечения, — считает Алексей Фадеев. — Если говорить о масштабном освоении Арктики, то нужно создавать пункты пропуска, базы обеспечения, пункты временного пребывания персонала по всему побережью».

Помимо решения различных операционных задач при работе в Арктике, как нигде, встает вопрос обеспечения промышленной и экологической безопасности: любое ЧП здесь может быть несравнимо по своим последствиям с аналогичными ситуациями на материке.

Безопасность прежде всего

Лед — главное «оружие» Арктики. Его появление в районе буровой платформы в безледовый период — событие хоть и маловероятное, но вполне возможное. Поэтому ледовая обстановка в районе Долгинского отслеживается различными службами круглосуточно. «У нас заключены договоры с Институтом Арктики и Антарктики и Архангельской государственной метеорологической службой о предоставлении информации и спутниковых данных по текущей погодной ситуации, — пояснил начальник управления по промышленной и экологической безопасности „Газпромнефть-Сахалина“ Борис Доценко. — Кроме того, в сентябре будет подготовлен долгосрочный прогноз ледообразования на месторождении. Прогноз будет уточняться еженедельно, это позволит нам заблаговременно начать демобилизацию платформы».

Если на ледовую обстановку повлиять невозможно, то предупредить любые внутренние сбои — обязанность оператора. Именно поэтому для работ на Долгинском была зафрахтована платформа, прошедшая в 2009 году полную модернизацию, включающую монтаж современного бурового и судового оборудования, а также специальную подготовку для работы в северных широтах в условиях существенных ветровых и волновых нагрузок. В 2009 года СПБУ Saturn получила допуск Нидерландов и Дании на осуществление буровых работ на шельфе Северного моря, что свидетельствует о ее соответствии современным международным стандартам промышленной и экологической безопасности.

Что касается экологической безопасности, то готовность к ее обеспечению подтверждалась в середине июля: в районе бурения прошли тренировочные аварийно-спасательные учения в соответствии с ранее разработанным планом по предупреждению и ликвидации разливов нефти (план ЛРН). Учебные маневры выполнялись для проверки готовности компании к оперативным действиям в случае возникновения нештатных ситуаций, таких как возгорание на платформе или разлив нефтепродуктов. В маневрах были задействованы аварийно-спасательное судно «Спасатель Карев», судно Stril Commander (одно из четырех судов, зафрахтованных для обеспечения поддержки буровых работ), скоростной рабочий катер, катер-бонопостановщик и около восьмидесяти человек команды. Учения оценила специальная комиссия и признала их успешными. После маневров возле платформы продолжил нести круглосуточное дежурство «Спасатель Карев».

Проект разработки Долгинского месторождения можно назвать уникальным, так же как и разработку Приразломного. В России пока нет обширного опыта реализации морских нефтегазовых проектов в высоких арктических широтах, в тяжелейших климатических условиях, при отсутствии инфраструктуры. Но нельзя забывать, что и мировой опыт не знает примеров полномасштабного освоения арктического шельфа в районах присутствия паковых льдов. Так что «Газпром нефть» может считаться первопроходцем в этом сложном деле, компанией, которая открывает совершенно новую страницу в истории мировой нефтедобычи. Мы проделали большую работу, чтобы начать бурение разведочных скважин на Долгинском. Пока рано говорить о результатах, но уже ясно: все сделанное сегодня принесет нам бесценный опыт, который мы сможем эффективно использовать завтра.

Александр Коробков,
генеральный директор «Газпромнефть-Сахалина»

Рамблер Инфографика / Валерий Борисов

Геологическое строение Долгинского месторождения